Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Как Китай реализует политику экономического принуждения

Установившая контакты с Тайванем Литва стала еще одним примером наказания за действия, которые не нравятся Пекину

Chinatopix / AP / ТАСС

Две недели назад двери китайского рынка захлопнулись для литовских товаров.

На долю Литвы приходится лишь 0,2% мирового экспорта, так что ее проблемы для всего остального мира – ничто. Но эта история стала еще одним примером того, как Китай применяет оружие, защиту от которого другим странам еще только предстоит найти, – госполитику экономического принуждения.

Пекин атакует иностранные компании или целые отрасли, чтобы «наказать» их правительства за проведение политики, которая ему не нравится. Примеры подобных мер включают:

  • приостановку экспорта редкоземельных металлов в Японию после столкновения двух стран около островов Сенкаку в Восточно-Китайском море, являющихся предметом территориального спора,
  • остановку импорта норвежского лосося после присуждения Нобелевской премии мира диссиденту Лю Сяобо,
  • запрет на импорт австралийского вина и ячменя в ответ на требование Канберры провести расследование происхождения вируса COVID-19.

Аналогичная ситуация сложилась в случае с Литвой, которая в июле разрешила Тайваню открыть в Вильнюсе представительство. Пекин в августе отозвал своего посла, а после того, как представительство открылось в ноябре, 1 декабря Литва пропала из списка стран Китайского таможенного управления. Это сделало невозможным подачу компаниями таможенных документов.

«Все страны применяют те или иные меры экономического давления», – говорит Эмили Килкриз из вашингтонского Центра новой американской безопасности. В США, например, действует целый санкционный режим, но в целом демократические страны находятся в проигрышном положении, указывает она: поскольку в Китае авторитарная система управления, Пекин может применять санкции по отношению к компаниям или видам продукции, не прибегая к каким-либо законам для оправдания своих действий.

Когда в 2016 г. на территории Южной Кореи была размещена американская противоракетная система, китайские туристические агентства перестали возить в страну корейские групповые туры, прошли массовые кампании, осуждавшие корейскую поп-музыку и телесериалы. В обоих случая сложно указать на китайское правительство как на организатора этих кампаний. «США или другие демократические страны не могут использовать такие неофициальные меры, которых у Китая – целый набор, поскольку там партия контролирует экономику, – говорит Килкриз, которая также является соавтором нового доклада о том, как друге страны могут реагировать на китайскую госполитику экономического принуждения. – В США мы ограничены правовыми рамками».

Если попробовать прибегнуть к механизму разрешения споров ВТО, этот процесс займет не один год, к тому же зачастую это невозможно, поскольку у правительств нет доказательств, что за бойкотом или перебоями с импортом стоят китайские власти. Через неделю после пропажи Литвы из таможенного списка она снова в нем появилась, однако оформить поставки по-прежнему нет никакой возможности.

«Таможенные брокеры, пытаясь оформить документы, получают от IT-системы сообщение об ошибке. Так происходит в разных портах и со всеми видами продукции», – сообщила Европейская комиссия. Кроме того, по ее информации, китайские компании без объяснения причин отменяют заказы у литовских поставщиков.

По словам наблюдателей, так Китай пытается предупредить другие страны. И Литва, и Австралия заняли демонстративно неуступчивую позицию по отношению к Пекину, говорит Ши Иньхон, эксперт по внешней политике из Renmin University: «Но если не применить карательные меры, вырастет вероятность того, что аналогичные шаги вроде установления отношений с Тайванем и пр. предпримут другие страны, и [Пекину] будет сложно объяснить это населению».

Европейские наблюдатели разделяют эту точку зрения. По словам президента Торговой палаты ЕС в Китае Йорга Вуттке, действия против Литвы «не оказали влияния на транснациональные корпорации», поскольку они практически не заказывают в ней какие-либо компоненты. «Но они служат строгим предупреждением другим странам ЕС не следовать примеру Литвы. Например, экономики Чехии и Словакии глубоко встроены в цепочки поставок немецкой автомобильной промышленности», – говорит он. Между тем, обе эти страны активизировали контакты с Тайбэем. В недавнем прошлом страны Восточной Европы активно развивали отношения с Китаем, который реализовывал в некоторых из них проекты в том числе в рамках «Инициативы пояса и пути», но в последнее время наступило охлаждение.

ЕС пригрозил привлечь Китай к ответу в рамках ВТО, если все препятствия для литовского экспорта не будут устранены. Также Брюссель на прошлой неделе представил «инструмент противодействия принуждению», с помощью которого хочет реагировать на подобные меры Китая. Аналитики, впрочем, скептически оценивают такие возможности, поскольку положение Китая как второй по величине экономики мира дает ему огромные преимущества. «Китай будет принимать контрмеры против таких стран все чаще и чаще, и они будут становиться все более и более мощными», – прогнозирует Ши.

Литва вывезла из Китая всех своих дипломатов, опасаясь за их безопасность. Временный поверенный в делах Аудра Чяпене, которая возглавляла литовскую миссию после отзыва посла в сентябре, в среду вернулась из Пекина в Вильнюс для консультаций. Как рассказали FT три человека, знакомых с ситуацией, китайский МИД потребовал от остававшихся сотрудников посольства сдать свои дипломатические паспорта, чтобы понизить их статус. Опасаясь, что в этом случае они лишатся дипломатического иммунитета, Литва дала им указание покинуть Китай. В среду утром дипломаты вылетели в Париж. Посольство будет временно работать в удаленном режиме, сказали FT в литовском МИДе.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку