Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Этика и логистика: как компании решают, уходить ли из России

Агентство «Москва»

Когда США, Великобритания и ЕС ввели санкции против российских банков, Егор Бондаров столкнулся с проблемой. Владелец небольшого бизнеса по 3D-печати переехал из России в США 10 лет назад, но на него по-прежнему работает российский дизайнер. Бондаров больше не может отправлять оплату своему сотруднику через банк или Western Union, поэтому воспользовался криптовалютой. «Сейчас это единственный способ. Я не хочу его бросать, у него ребенок, семья», – сказал Бондаров, добавив, что все прочие иностранные заказчики разорвали с дизайнером деловые отношения.

Спустя месяц после введения беспрецедентных санкций против России как малые, так и транснациональные компании пытаются приспособиться к сложившейся ситуации, придумывая способы пересылки денег в Россию и из нее и принимая сложные решения о том, приостанавливать ли бизнес до снижения геополитической напряженности или окончательно уходить из России.

По оценке Йельской школы менеджмента, которая отслеживает действия иностранных компаний, более 450 фирм решили окончательно или частично свернуть бизнес или приостановить его — от Accenture, уволившей 2300 сотрудников, до Johnson & Johnson, которая на прошлой неделе заявила, что приостановит продажи средств личной гигиены, но продолжит поставки лекарств. Но в йельском списке «окопавшихся» компаний более 40 брендов, от Koch Industries до Korn Ferry. К ним привлечено повышенное внимание, а украинские чиновники обвинили некоторых из них в получении «кровавых прибылей».

Некоторые компании пересматривают свои решения. Американский производитель банок и бутылок Ball Corporation на прошлой неделе пообещал «выполнять свои обязательства» в России. Но уже в понедельник компания заявила, что продаст бизнес, который принес ей в прошлом году 4% совокупной выручки.

Принять решение о дальнейших действиях одним компаниям оказалось проще, чем другим. Например, отельеры и производители продуктов питания «чувствуют, что несут ответственность перед своими сотрудниками и клиентами в России», говорит Константин Алексадракис, гендиректор консалтинговой компании Russell Reynolds. Проведенный ею опрос бизнес-лидеров показал, что две трети из тех, что ведут деятельность в России, не прекратили ее.

«Одно дело, если вы Gucci и продаете сумочки. Кредитные карты отключили, и предметы роскоши уже в любом случае не будут продаваться», — говорит другой специалист, консультирующий транснациональные корпорации. Но компании со значительными производственными операциями оказались в гораздо более сложном положении, поскольку Владимир Путин предупредил, что в случае ухода их бизнес и активы могут быть национализированы. «Если у вас там огромные активы, захотите ли вы, чтобы их получило российское государство?», — говорит консультант.

Занимающаяся обеспечением безопасности фирм Global Guardian уже эвакуировала из России более 2000 сотрудников компаний – своих клиентов. По словам гендиректора Дейла Бакнера, сейчас Global Guardian также проводит миссии по вывозу оборудования, которое, как боятся клиенты, может попасть в руки государства. Бакнер говорит, что работает с восемью компаниями из списка Йельской школы менеджмента, многие из которых опасаются за безопасность своих цифровых активов, в том числе серверов в России, которые могут быть использованы для кибератак на них. Клиенты отключают некоторым российским сотрудникам доступ к своим цифровым данным, добавляет Бакнер и спрашивает: «Кому они сочувствуют – своей компании или России?»

Некоторым компаниям из сектора услуг удалось найти покупателей на свой российский бизнес, например, Cushman & Wakefield, специализирующейся на операциях с коммерческой недвижимостью. Другие пытаются организовать выкуп российских подразделений местным менеджментом, но многие российские банки, которые могли бы финансировать такие сделки, попали под санкции, а западные юридические фирмы не горят желанием участвовать в оформлении сделок.

Многие не знают, как вывести из страны денежные средства и активы. «Если у вас есть денежные активы, фактически вы в ж… Простого способа вывести их нет», – говорит гендиректор компании, ведущей бизнес в России.

Все эти проблемы приходится решать руководителям, многие из которых понимают, что быстрого возвращения на российский рынок ждать не приходится. Итальянский поставщик стоматологических материалов и принадлежностей Envista Holdings испытывает «невероятные» сложности по поддержанию российских бизнес-операций, которые приносят $100 млн в год, говорит гендиректор Амир Агдеи: «Мы можем продавать, то, что есть [в стране], но доставить продукцию в Россию стало по-настоящему сложно. И нам придется иметь с этим дело не только в 2022 г., но гораздо дольше».

«Нет признаков того, что наши клиенты могут вернуться [в Россию] через месяц», – отмечают в Healix International, еще одной компании по обеспечению безопасности, которая помогает клиентам эвакуировать экспатов и отключает некоторым российским сотрудникам доступ к корпоративным системам.

Поэтому многим компаниям приходится решать ту же дилемму, что и Бондарову. Уволить местных сотрудников – значит понести новые репутационные риски, говорит Стивен Фокс, основатель компании по политическому консалтингу Veracity Worldwide. Но «общественность понимает, что [у любых действий будут негативные] последствия, и призыв к уходу [из России] звучит громче», добавляет он.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку