Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Замыкание в своей местечковости». К чему приведет отказ от Болонской системы образования

Секретарь Совбеза Патрушев призвал отказаться от Болонской двухуровневой системы высшего образования, предполагающей бакалавриат и магистратуру. Почти сразу министр образования Фальков согласился с предложением. Что будет значить отказ от Болонской системы?
Агентство «Москва»

Обсуждение проблем Болонской системы в России системно сводится к ответу на один вопрос: какой подход лучше — советский или европейский.

Но это ложный выбор.

Давайте смотреть, что такое Болонская система и для чего она вводилась.

Ее отличительные черты:

• двухуровневая система образования (бакалавр-магистр);

• единая система трудоемкости предметов (кредиты);

• право выбора студентом дисциплин;

• высокая образовательная мобильность, не только преподавателей, но и студентов.

Это чисто европейская система, предназначенная для создания единого европейского образовательного пространства.

Из перечисленных характеристик Россия с трудом выполнила только первый пункт, в некоторых вузах — второй, третий — на словах, четвертый — иногда.

Именно вокруг первого пункта и ведется основной спор сторонников и противников Болонской системы. Предполагается, что отмена двухуровневой системы немедленно повысит качество образования, поскольку бакалавр — как бы недоспециалист, а магистра учить смысла нет.

Почему многие вузы против двухуровневой системы? Все очень просто – это деньги.

На начало 2018/2019 учебного года по программам бакалавриата обучались 2902,2 тысячи человек, специалитета — 723,3 тысячи человек, магистратуры — 536,2 тысячи. В том же 2018 году бакалаврами стали 660,9 тысячи человек, а магистрантами — 170,4 тысячи. Это значит, что из выпускников бакалавриата до магистратуры доходит лишь каждый четвертый студент. Представьте, что вместо того, чтобы два года учить 170 тысяч человек, вы будете учить всего год, но 660 тысяч. Число студентов увеличивается, не надо мучаться, уговаривая студентов остаться в магистратуре, не надо бояться, что они уйдут в другой вуз или за границу.

Что особенно важно, никакого улучшения образования возврат к специалитету не даст. Наоборот, будет резкое падение качества.

Вузы будут вынуждены лихорадочно переделывать нормально работающие учебные планы, ломать учебный процесс и создавать проблемы преподавателям. Изменение учебных планов приведет к потере сотрудничества со многими зарубежными вузами, поскольку с ними надо будет согласовывать новые планы, а это в современных условиях будет означать просто потерю зарубежных дипломов и снижение конкурентоспособности российских учебных программ.

Даже если предположить, что цель — сосредоточить выпускников на карьере в российских компаниях и ускорить импортозамещение, то эта мера не даст никакого краткосрочного эффекта. В лучшем случае через 5–7 лет выпускники новых специалитетов придут на производство. Но нынешних чиновников на своих местах уже не будет, и отвечать за это будут совсем другие люди.

Получается деградация образования, вызванная разрывом связей с зарубежной высшей школой, потерей качества на период перестройки учебных планов (не меньше 2 лет) и замыканием в своей местечковости, которой и так хватает.

И наверняка не произойдет улучшения финансирования образования, без которого качество обучения точно не повысить. А ожидающиеся в России в ближайшие год-два серьезные проблемы на рынке труда, вызванные санкциями, приведут к оттоку за границу лучших научно-образовательных кадров и самых сильных выпускников школ. Потеря контактов с зарубежными вузами только усилит эту тенденцию.

Но чиновников, похоже, это не волнует.

Материал впервые был опубликован в издании VPost.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще