Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Financial Times

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

«Вознаградить кровожадного диктатора». Почему Западная Европа не полностью на стороне Украины

Россия представляет реальную угрозу для Восточной Европы, но для Западной она не главный злодей, а всего лишь второстепенный персонаж с большими недостатками, но дешевым газом.
president.gov.ua

Представьте, что вы западноевропейский политический деятель в Париже, Берлине или Риме. Вы в ужасе от вторжения России в Украину. Вопреки тому, что подозревают многие восточноевропейцы, вы не наивны в отношении Владимира Путина: после стольких лет вы знаете, чем он является, и надеетесь, что он не победит. Вы внутренне радуетесь каждому украинскому флагу, свисающему из окна чьей-то квартиры в вашем городе. Вы гордитесь, что ваша страна помогает принять тех немногих украинских беженцев, которые оказались за пределами Восточной Европы. Вы сожалеете о войне.

Но вы не думаете, что это проблема Западной Европы. Вы просто хотите, чтобы боевые действия прекратились, возможно, на условиях де-факто передачи России завоеванных территорий.

Тогда кризис стоимости жизни может рассеяться вместе с риском перехода в ядерную войну и необходимостью для вас и других западноевропейских правительств тратить свое драгоценное время власти на борьбу с хулиганом из другого района. Вы никогда не скажете этого вслух, но вам на Украину наплевать.

Для протокола, я выступаю против этого циничного взгляда. Я хочу, чтобы эти правительства поддержали Украину. Я просто пытаюсь объяснить их мышление, о котором я узнал из бесед с политиками и из чтения континентальных СМИ с хорошими связями.

Разговоры об «объединенной Европе» игнорируют тот факт, что Европ всегда было несколько. На протяжении веков некая завеса разделяла более богатый запад континента и более бедный восток. Путинская угроза экзистенциальна для восточноевропейцев, и в эту категорию неожиданно вошли Финляндия и Швеция.

Но в западноевропейской истории Россия — не главный злодей, а всего лишь второстепенный персонаж с огромными недостатками, когда-то спасший нашу шкуру в решающий момент. Мы почти всегда позволяли Москве свободно властвовать на востоке, особенно с 1944 по 1989 год, пока сами развлекались. Когда в 1914 году Франция и Великобритания оказались втянутыми в восточный конфликт, последовавшая за этим мировая война сбила столетие с курса.

Итак, после того как Россия вторглась в Грузию в 2008 году и на Донбасс в 2014 году, Франция, в частности, поспешила договориться о прекращении огня, что было выгодно для Путина. Затем Эммануэль Макрон потратил годы на создание нового европейского порядка безопасности, в который вошла бы Москва. Многие восточноевропейцы называют это «наивным» умиротворением, разжегшим аппетит Путина. Западные реалисты могли бы возразить, что это только утоляло его аппетит к захвату новых кусков Восточной Европы. Как и Путин, они сожалели о том, что НАТО пришлось постоянно быть на страже восточноевропейских стран.

Западноевропейцы преуспели в путинской России. Для многих западных политиков дешевая российская энергия и экспорт большей части внутреннего богатства страны, прежде всего в Лондон, компенсировали убийства русских изгнанников и вмешательство в выборы.

На данный момент западноевропейцы под давлением фанатичных США и Восточной Европы поддерживают Украину. В четверг Макрон, Олаф Шольц и Марио Драги с опозданием вместе посетили Киев. Они посылают Украине оружие — хотя и медленно, и недостаточно, и мало тяжелого, потому что боятся затягивания войны или поощрения украинской армии идти в Россию. Берлин находится достаточно далеко на востоке, чтобы беспокоиться о том, что у Путина появятся странные идеи, поэтому он вкладывает состояния в свою полусуществующую армию.

Но западные европейцы знают, что американцы воодушевляются войнами, а затем теряют к ним интерес (см. Ирак и Афганистан). В любом случае, если Дональд Трамп вернется в 2024 году, он может махнуть рукой на западный альянс.

Поэтому они скорее сосредоточатся на своих проблемах. Лидеры крупнейших итальянских партий хотят, чтобы Украина пошла на компромисс. Министерство обороны Франции беспокоится о западноафриканских джихадистах. Мадрид находится в 3440 км от Москвы и всего в 714 км от Алжира, столицы его главной головной боли. Незадолго до вторжения Путина испанские политики, готовившие в этом месяце саммит НАТО в Мадриде, надеялись сосредоточиться на кибербезопасности, джихадистах из Сахеля и изменении климата, а не на России.

Лучшим другом Украины в Западной Европе, вероятно, является Великобритания, но ведь у Британии есть военные традиции, правящая партия, избиратели которой исторически любят все войны, и премьер-министр без какой-либо другой серьезной политики, чье главное оправдание попыток уцепиться за пост состоит в том, что он нужен Украине. 

Другие западноевропейские столицы терпеливо ждут, когда сам Киев решит, что хочет прекращения огня. Любая сделка даст России контроль над завоеванной территорией. Западные европейцы позаботятся о том, чтобы Украина сохранила несколько черноморских портов, чтобы Путин не мог задушить глобальные поставки зерна. Да, это означало бы вознаградить кровожадного диктатора, но это международные отношения — см. также запланированный визит Джо Байдена в Саудовскую Аравию.

«Никто не в безопасности, пока все в безопасности» — это клише нашего времени. Этого не было ни в условиях пандемии, ни в Украине. Западная Европа поняла, что может прекрасно жить без Восточной Европы.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку