Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

«Европа должна немедленно ввести ценовой потолок на российскую нефть и газ»

По мнению Сергея Гуриева, ограничение цен — действенный способ помешать Путину продолжить войну.
Yegor Aleyev / TASS

Владимиру Путину нужны нефтедоллары, и нужны они ему прямо сейчас. Многие ожидали, что президент России официально объявит войну Украине, что позволит полностью мобилизовать российские резервные силы. Но Путин может только захотеть отправить в Украину больше солдат — позволить себе этого он не может. Заставит ли его недавно объявленное Европейским союзом нефтяное эмбарго свернуть вторжение?

Кремль уже смягчил свою пропаганду. О взятии Киева речи больше не идет. Единственная цель Путина сейчас, судя по всему, — оккупация восточного Донбасса. Но даже там Путину не гарантирована победа, поскольку именно здесь Украина начала свою так называемую операцию объединенных сил, в которую входят ее наиболее подготовленные воинские части, все чаще вооруженные передовой западной военной техникой.

Тем временем Россия потеряла большую часть своей современной военной техники, а западные санкции не позволили ей пополнить свои запасы. За неимением вариантов, Россия сейчас распаковывает танки советской эпохи.

Единственный способ, которым Путин может компенсировать нехватку оборудования, — это послать больше солдат. Но набор новых призывников — непопулярная идея, поэтому Путин прибегает к тому, чтобы платить людям, которые уже воевали за Россию. И это не гроши. Сообщается, что новобранцы теперь получают от 3000 до 5000 долларов в месяц. Но недавнее решение отменить возрастной ценз для призывников в армию говорит о том, что даже перспектива получать зарплату, которая на порядок выше, чем средняя по своему региону, не привлекает достаточного количества бойцов.

Недавно опубликованные бюджетные данные российского министерства финансов показывают, что Путин едва ли может позволить себе покрыть растущие расходы на войну. Данные подтверждают, во-первых, что война была дорогостоящей: военные расходы увеличились почти на 130% в прошлом месяце, до 630 миллиардов рублей (10,2 миллиарда долларов), или 6% годового ВВП в пропорциональном выражении.

Данные также показывают, что в апреле у России был дефицит бюджета в размере более 260 млрд рублей, или 2,5% ВВП в пересчете на годовые показатели. В то время как мировые цены на нефть очень высоки, Россия продает свою нефть с огромной скидкой — в последние недели она принимает нефть Urals по $70 за баррель, что на 30% ниже рыночной цены, — в то время как общий объем добычи в этом году должен снизиться на 10%. Между тем, доходы, не связанные с углеводородами, резко упали, в результате чего налоги на нефть и газ составляют более 60% бюджетных доходов по сравнению с менее чем 40% год назад.

Зависимость Путина от нефтедолларов означает, что, объявив эмбарго примерно на 90% импорта российской нефти в течение следующих 6-8 месяцев, Евросоюз нанес России удар по больному месту. Теперь Путин почти наверняка столкнется с серьезным финансовым кризисом в течение года, из-за чего ему будет трудно вести войну на Украине, не говоря уже о вторжении в новую страну.

Проблема в том, что эмбарго поможет Путину в краткосрочной перспективе. Простое объявление об этом уже вызвало скачок цен на нефть. Вот почему Европа должна дополнить свое нефтяное эмбарго дополнительными немедленными мерами. Возможны два варианта.

Первый — который Рикардо Хаусманн предложил сразу после вторжения и который может быть реализован быстро, — это высокие пошлины на импорт российской нефти. Такой подход имеет прекрасный экономический смысл. Каждый евро, потраченный на российскую нефть, помогает Путину финансировать его насильственную кампанию в Украине. Это «эффект крови» и должен оцениваться соответственно. Часть суммы, выплаченной покупателями российских углеводородов, должна быть переведена Украине в качестве репараций или храниться на специальных счетах условного депонирования до официального присуждения репараций.

Но в то время, когда европейские домохозяйства сталкиваются с растущими ценами на энергию, у политиков мало желания вводить налог на нефть. Имея это в виду, премьер-министр Италии Марио Драги предложил альтернативное решение: ограничение цен. В соответствии с этим предложением, которое Европейский совет поручил Комиссии оценить, западные страны будут платить более низкую цену за российские нефть и газ и введут вторичные санкции в отношении третьих сторон, которые платят России больше.

Ценовой потолок может быть введен немедленно — скажем, на уровне $70 за баррель — и снижаться примерно на $10 каждый месяц, пока продолжается война. Да, Путин мог бы отказаться продавать нефть по этой цене. Но, учитывая, что он уже достаточно отчаялся и начал продавать в Китай и Индию с большими скидками, а сегодняшние цены на энергоносители намного превышают себестоимость производства, это кажется маловероятным.

Вместо этого Россия, вероятно, продолжит поставлять нефть и газ западным покупателям по установленной цене, в то время как у таких покупателей, как Китай и Индия, не будет причин платить больше. Это освободит потребителей от высоких цен на энергоносители и приведет к резкому сокращению доходов России.

Кто-то может возразить, что ценовой потолок снизит мотивацию для использования возобновляемых источников энергии. Но этот аргумент применим только к конкурентному рынку. На сегодняшнем рынке нефти и газа цены намного превышают предельные издержки, а глобальный нефтяной картель ОПЕК+ (в который входит Россия) лишь недавно согласился увеличить добычу в июле и августе. Российский поставщик газа «Газпром», вероятно, манипулировал ценами в Европе еще до войны. 

Еще один частый аргумент против ограничения цен заключается в том, что это может спровоцировать появление черного рынка. Это реальный риск. Европейские энергетические компании уже начали комбинировать российские нефтепродукты с другими — «латвийскую смесь», — чтобы они могли воспользоваться более низкими ценами, заявляя при этом, что не поддерживают путинскую военную машину. Но в настоящее время эти фирмы не нарушают никаких законов. Если бы ценовой потолок был реализован, ситуация бы изменилась. Учитывая общественное возмущение в связи с войной, приверженность Запада вторичным санкциям и рост числа расследований под руководством граждан, опирающихся на данные из открытых источников, было бы очень трудно, если не невозможно, избежать наказания за такое нарушение правил.

Нефтяное эмбарго ЕС ударит по Путину, но не скоро. Европа должна немедленно ввести ценовой потолок на российскую нефть и газ.

Материал впервые был опубликован в Project Syndicate.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку