Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

У Украины есть полгода, чтобы победить в войне

Украинские солдаты из 14 механизированной бригады на линии фронта MIGUEL MEDINA / AFP

«Мы всерьез пока еще ничего не начинали» в Украине, заявил на прошлой неделе Владимир Путин, через несколько дней после того, как его войска захватили Лисичанск.

На самом деле Кремлю потребовалось целых три месяца, чтобы занять пятую часть территории Луганской республики, в результате чего та полностью перешла под его контроль. При этом российские войска оказались неспособны выполнить первоначальный план в Донбассе — окружить и разгромить украинские части. Они сменили тактику и стали подвергать бесконечной бомбардировке приграничные города и позиции украинских войск, выпуская до 50 000 снарядов в день.

Третья фаза войны

Теперь война вступает в третью фазу, где критическим фактором становится истощенность сил с обеих сторон. «Самый интересный вопрос — не кто захватит очередные 5 км земли и не где, но каковы долгосрочные перспективы обеих армий», — сказал в подкасте War on the Rocks Майкл Кофман, директор по российским исследованиям военно-аналитического центра CNA. Главное значение, по его мнению, сейчас играет масштаб потерь и способность сторон восстановить силы.

Украина в последние недели развернула на передовой полученные от США ракетные системы залпового огня (РСЗО), что теоретически позволит ей нарушить снабжение российской армии и по крайней мере частично подавить ее артиллерию. Способность украинцев в ближайшие недели добиться значимых успехов в этой области может определить исход конфликта, говорят военные эксперты.

Вместе с тем неспособность России к проведению эффективных наземных операций, свидетельством чего стал провал наступления на Киев, сейчас компенсируется грубой силой — тотальными бомбардировками. По словам чиновников в Киеве, у российской армии по-прежнему в 10 раз больше пушек, чем у украинской. «Россия все еще может уничтожать украинские склады с боеприпасами, части кадровых военных и терпение международного сообщества, чтобы медленно пробивать путь к достижению своих целей», — пишут исследователи Королевского объединенного института оборонных исследований Джек Уотлинг и Ник Рейнолдс.

Они также указывают на такие проблемы украинской армии, как:

  • хронический дефицит артиллерийских боеприпасов,
  • нехватка обученных солдат-пехотинцев и бронемашин для проведения наступательных операций,
  • нехватка средств связи с функцией шифрования,
  • неспособность выявить и ликвидировать российские средства радиоэлектронной борьбы.

С другой стороны, Россия тоже испытывает острый дефицит военнослужащих и современных вооружений. «Простые математические расчеты» говорят в пользу Киева, считает Кори Шейк, директор по внешней и оборонной политике Американского института предпринимательства: он указывает на неспособность Москвы рекрутировать достаточное количество солдат с опытом военной службы и, с другой стороны, на растущие поставки западных современных вооружений Украине.

«Около 80% армии [Путина] уже воюет в Украине, они истощены, а их прогресс — минимален. Если Путин не планирует всеобщей мобилизации, такие символические успехи [как захват Луганской области] не обеспечивают усиления стратегической позиции. Но даже если они объявят мобилизацию, уйдут месяцы, чтобы всех собрать, месяцы, чтобы подготовить», — говорит Шейк. И резюмирует:

У Украины есть окно возможностей примерно в полгода, чтобы выиграть эту войну.

«На метры в день»

По оценке украинского командования, в войне погибло уже 37 400 россиян. Британское правительство дает оценку в 25 000. Каковы бы ни были реальные цифры, России не удается сформировать полноценные подразделения и приходится предлагать большие деньги добровольцам за службу.

Россия потеряла столько боевой техники, что ей уже приходится использовать танки Т-62 1960-х гг. и БТРы 1950-х гг. По словам украинского чиновника, на юге страны зенитно-ракетные комплексы С-300 используются для стрельбы по наземным целям, что говорит о дефиците ракет.

Но российские войска все еще опасны, говорит министр обороны Великобритании Бен Уоллис:

При 25 000 убитых любая другая система уже бы сдалась. Но они с упорством продолжают, продвигаясь со скоростью, как во время Первой мировой, – даже не на километры, а на метры в день. Может, захватят несколько пустых деревень. А затем их в какой-то момент отбросят назад. При такой тактике они теряют огромное количество людей и вооружений.

По подсчетам Financial Times на основании данных Института изучения войны, с 1 мая по 12 июля подконтрольная России территория увеличилась всего на 5%.

«Вроде бы кажется, что российские войска постепенно продвигаются вперед, – говорит Кофман. – Но я очень скептически оцениваю их способность захватить Славянск и Краматорск. Эти города очень хорошо укреплены, и при таких темпах продвижения российские войска могут быть истощены, прежде чем смогут организовать там успешное наступление».

Война вступила в переходную фазу, где Россия может пытаться атаковать, но при этом ей придется и обороняться, потому что Украина готовится начать контрнаступление, говорит военный специалист Лоренс Фридман, почетный профессор King’s College London. Важное изменение в расклад сил вносят прибывшие из США РСЗО HIMARS с дальностью стрельбы 70-80 км и системой наведения, использующей GPS.

«Украинцам нечего было противопоставить артиллерийским батареям, теперь – есть», – говорит Фридман.

HIMARS значительно сокращают наступательный потенциал российской армии, «потери оккупантов будут расти с каждой неделей, как и сложности с их снабжением», заявил в обращении к нации на прошлой неделе президент Владимир Зеленский.

Битва за Херсон

Пока Украина получила восемь комплексов HIMARS, Вашингтон обещал еще четыре и еще четыре – Лондон. Но чтобы радикально изменить расклад сил на поле боя, Украине понадобятся десятки таких систем. Кроме того, российские войска, вероятно, изменят тактику и логистику в связи с появлением новой угрозы.

Украина, между тем, пытается освободить Херсон, крупнейший оккупированный Россией город, и постепенно занимает окружающие его территории. Со стратегической точки зрения Херсон гораздо важнее, чем любой из городов Донбасса, многие из которых обратились в руины в результате применения Россией тактики выжженной земли.

Херсон также контролирует подачу воды в Крым.

Если освободить его не удастся, это сильно подорвет надежды на способность Украины очистить территории, захваченные после 24 февраля, говорит Хофман. Главный вопрос здесь – способны ли украинские войска организовать и провести масштабную контрнаступательную операцию, добавляет Фридман: часть солдат с наибольшим боевым опытом погибла в Донбассе, все бóльшую часть армии составляют волонтеры из частей территориальной обороны.

Правда, по его мнению, даже без успешного контрнаступления украинцы могут постепенно измотать российских военных. «Главная проблема Путина – поддержание боеспособности и боевого духа своих войск. Украине нужно делать лишь одно – защищать свою территорию», – говорит Фридман.

Боевая подготовка сейчас не менее важна, чем поставки оружия. На прошлой неделе стартовала британская программа, в рамках которой краткий курс должны проходить 10 000 военнослужащих каждые три месяца. Она направлена на то, чтобы подготовить второй эшелон украинской армии либо силы для участия в контрнаступлении позднее в этом году или в 2023 г., говорит британский чиновник.

Война экономическая

Наиболее сильные позиции у России – не на поле боя.

  • Она блокирует экспорт зерна из украинских портов, что уже привело к скачку цен на продовольствие и грозит голодом ряду развивающихся стран.
  • Обостряется финансовый кризис в Украине, которая лишилась значительной части налоговых поступлений и валютной выручки от экспорта зерна, стали и других товаров. Только в июне ЦБ потратил $9,3 млрд валютных резервов.
  • Для покрытия бюджетного дефицита стране теперь нужно $9 млрд в месяц, говорит советник Зеленского по экономике Олег Устенко. Еще весной речь шла о $5-6 млрд. США выделили $4 млрд экономической помощи и могут к сентябрю предоставить еще $6,2 млрд. ЕС пока договорился лишь об 1 млрд евро из обещанных 9 млрд евро.
  • Одновременно Россия объявила экономическую войну Европе, сократив поставки газа. Полная остановка его экспорта может ударить по промышленности, потребителям, привести к рецессии.

«Даже если Россия прекратит летом наступать или даже перейдет к обороне, с точки зрения Москвы это будет нормально, – говорит западный советник по обороне. – Тем временем она может активизировать гибридную и экономическую войну». Путин рассчитывает, что экономически проблемы из-за высокой инфляции и нехватки газа заставят европейских лидеров надавить на Киев, чтобы тот заключил мир на выгодных для Кремля условиях, говорят украинские официальные лица.

Шейк считает, что Путин может недооценивать готовность западных стран противостоять его агрессии, так же как он недооценил их решимость помочь Украине в начале войны:

К их чести народы всех стран, что встали на сторону Украины, готовы на некоторые жертвы ради сохранения ее суверенитета. Это прекрасно, но будет непросто сохранить эту готовность.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку