Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Экономика замерла в ожидании. ЦБ боится, что потребители будут ждать снижения цен, а производители — спроса

Мы должны привыкнуть к новому ЦБ. Ставку будут менять сильнее Александр Миридонов / Коммерсантъ

Эффект шоков, с которыми столкнулась российская экономика, может быть растянут во времени, пишет в докладе о денежно-кредитной политике Центробанк и приводит одно из возможных негативных последствий. Это ловушка «адаптационного ожидания», когда производители ожидают подстройки спроса, в то время как потребители — подстройки предложения.

Уже можно увидеть признаки того, что период ожидания для потребителей и производителей, вероятно, наступил, отмечает ЦБ:

🔷 Производители и продавцы товаров в марте повысили цены, предполагая, что слабый курс рубля сохранится надолго (а возможно, и ожидая дальнейшего ослабления). Несмотря на то, что затем рубль укрепился, это не привело к сопоставимому снижению издержек, в том числе из-за удорожания логистики. Кроме того, компании выводят на рынок новые продукты в меньших объемах и по пробным, возможно, более высоким ценам.

🔷 Потребители в марте сформировали запасы по широкому кругу товаров, часть которых перестала продаваться на рынке. Вновь появившиеся товары могут быть малознакомы или непривычны — как из-за новой марки, так и из-за новых характеристик. По ряду товаров внутренняя индивидуальная цена, по которой покупатель готов был бы попробовать новый товар, оказывается меньше цены, предлагаемой продавцом. Кроме того, видя произошедшее укрепление рубля, потребители ждут соразмерного снижения цен на привычные товары. Поскольку цены остаются высокими, а ставки по депозитам — приемлемыми, вместо покупок домохозяйства предпочитают сберегать средства. Жесткая кредитная политика банков еще сильнее охлаждает потребительские настроения. Результат: потребительская активность остается сдержанной.

Таким образом, производители ожидают уверенных сигналов с потребительского рынка о том, что можно расширять производство и снижать издержки и цены за счет экономии на эффекте масштаба. В свою очередь потребители ожидают снижения цен и масштабного распространения новых товаров, что позволило бы им сделать вывод об их ключевых характеристиках и целесообразности покупки, отмечает ЦБ. Результатом такого взаимного ожидания может оказаться длительное охлаждение потребительской активности. Это приведет к замедлению структурной перестройки — бизнесу будет трудно выводить на рынок новые продукты, развивать производство, заключает ЦБ.

Пока потребительский спрос очень слаб. Это косвенно подтверждает «Сбериндекс», составляемый на основе трат по картам крупнейшего банка страны. Годовые темпы роста расходов по всем категориям в последнюю неделю июля замедлились до 5,8% (при втрое большей инфляции). Причем замедление происходит почти во всех категориях. Люди сокращают расходы: розничные продажи падают почти на 10% второй месяц подряд.

Трудное дело

Ситуация может усугубиться в случае ухудшения ситуации на рынке труда, опасается ЦБ: тогда сберегательное поведение населения может стать еще более выраженным. Компании могут начать переходить к оптимизации той части персонала, к которой уже применяются гибкие формы занятости (неполный рабочий день, вынужденные отпуска и прочее). Домохозяйства в этом случае будут формировать дополнительную подушку безопасности и еще больше ограничивать расходы.

Первые явные признаки ухудшения ситуации уже появились, отмечают аналитики MMI. «Все только начинается», — пишут они.

В июне число безработных выросло всего на 6000 человек — казалось бы, пустяк, но для июня характерно снижение числа безработных. ЦБ это подтверждает: по данным службы занятости, спрос на труд в мае снижался как в абсолютном, так и в годовом выражении и продолжил снижаться в июне. С устранением сезонности численность занятых упала на 80 000 человек, безработных — выросла на 50 000, посчитал регулятор на основе данных Росстата. Безработица незначительно выросла, но продолжает оставаться вблизи исторических минимумов, пишет ЦБ. А вот по мнению аналитиков MMI, «рост [безработицы] на 0,2 п. п. за два месяца — это уже разворот тренда».

Другой индикатор, по их мнению, указывающий на ухудшение ситуации — это спрос на труд, продолжают они. Количество заявок на персонал на бирже упало уже на 15,9% год к году — это сопоставимо со снижением со время ковид-кризиса.

Во II полугодии рост безработицы приобретет более выраженный характер, уверены аналитики MMI:

Резкий рост безработицы пока сдерживается обвалом реальных зарплат. Но это только до поры до времени. Терпящие сейчас бедствие НЕнефтегазовые экспортеры, машиностроители, покидающие РФ иностранные компании — все они будут вынуждены прощаться с сотрудниками

Каждая вторая компания сокращает расходы на персонал, а каждая пятая отказывается от выплаты премий, показал недавний опрос «Актион кадры и HR».

Еще один тревожный сигнал, который приводит ЦБ: индекс компании SuperJob, характеризующий рекрутинговую активность, хотя и немного подрос после апрельского провала, остается существенно ниже прошлогодних значений. А индекс компании HeadHunter сигнализирует о продолжающемся увеличении конкуренции среди соискателей. По мере структурной перестройки возможно усиление перетоков рабочей силы между компаниями и секторами, заключает регулятор.

ЦБ не ждет

Впервые появившееся и подробное описание ловушки показывает значение, которое придает ей ЦБ. И это стало важным фактором для неожиданно резкого, на 150 пунктов, снижения ставки 22 июля, считают эксперты.

Действительно, ЦБ несколько по-другому стал на это смотреть, говорит главный экономист «Ренессанс капитала» по России и СНГ Софья Донец: «Кажется, начиная с апреля в ЦБ случился существенный разворот в принятии решений в целом».

Есть две ловушки, они не очень видны с точки зрения теории, рассказывает она. Одна — та, что описал ЦБ, вторая — ловушка ставок. В теории их снижение влечет рост кредитования, но на практике происходит иначе: все ждут, что ставки еще снизятся, и не берут кредит — эту ловушку хорошо видят те, кто работал на финансовых рынках. «То, что ЦБ эти ловушки видит, это хорошо, они существуют объективно», — говорит Донец, называя это «шагом в следующую стадию качественных решений».

Не то чтобы потребители и производители, кредиторы и заемщики никогда не дождутся друг друга, но все будет дольше, объясняет она механизм, все ждут конца цикла снижения ставок. И ЦБ правильно ускоряет его приближение, меняя ставку гораздо сильнее, чем от него ждут.

«Рынок никак не приучится к резкому снижению ставок, — говорит Донец. —  Мы должны привыкнуть к новому ЦБ. Ставку будут менять сильнее. Эпоха с шагом по 25 пунктов ушла в прошлое. Главное не размер шага, парадигма быстрой реакции на меняющиеся условия».

Возможно, увеличился запрос на поддержку экономики, и это обосновывает резкое снижение ставки, а возможно, этот взгляд принес [зампред ЦБ, курирующий ДКП] Алексей Заботкин: он «рыночник» (до ЦБ он работал в UFG и «ВТБ капитале» — MT). Так или иначе, оба фактора в пользу того, что не стоит медлить с понижением ставки.

«Мы полагаем, что описанная „ловушка ожидания“ является одним из факторов снижения ключевой ставки на 150 б. п.», — говорит главный аналитик Совкомбанка Михаил Васильев. Хотя главными факторами он считает быстрое замедление инфляции и снижение инфляционных ожиданий, а также необходимость оживить кредитование. Снижение ставок по депозитам уменьшит привлекательность рублевых сбережений, что вместе с исчерпанием накопленных запасов у граждан поможет поддержать потребление в ближайшие месяцы.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку