Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

«Жизнь после Херсона». Что Россия будет делать дальше

Решение российского военного руководства оставить Херсон в идеологическом и символическом плане может иметь последствия, сравнимые со сдачей Порт-Артура во время Русско-японской войны.
t.me/suspilnekherson

Решение российского военного руководства оставить Херсон в идеологическом и символическом плане может иметь последствия, сравнимые со сдачей Порт-Артура во время Русско-японской войны.

Насколько серьезными будут военные последствия, пусть рассуждают эксперты, которым разрешено комментировать подобные темы без риска попасть под известную статью Уголовного Кодекса о дискредитации ВС РФ. Однако простого взгляда на карту достаточно, чтобы задаться вопросом: насколько успешно можно удерживать позиции на левом берегу Днепра, если выше по течению оба берега контролируются враждебными силами?

Неминуемо возникают и другие вопросы — зачем нужно было совсем недавно объявлять о присоединении Херсонской области к России, зачем проводили мобилизацию, а главное — зачем мобилизованных отправляли в на правый берег Днепра, откуда теперь наше гуманное армейское руководство их выводит, дабы, как нам сообщили, не рисковать их жизнями?

Отвечать на эти вопросы никто не будет. Похоже, никто не только ни на что не отвечает, но и ни за что уже не отвечает. План, по которому всё идет и будет идти, уже в основном известен. Куда всё идет — тоже. И если кто-то этого ещё не понял до сих пор, то всё равно поймет относительно скоро.

Главные вопросы сейчас уже не связаны с военными действиями. По-настоящему интересно и важно не то, что будет происходить на берегах Днепра, а то, как будут разворачиваться внутриполитические события. Можно, конечно, делать вид, будто ничего не случилось, но неприятности настигают нас не только на фронтах.

Пока отечественные пропагандисты рассуждали о Западной Европе, которая вот-вот замерзнет или разорится, у нас самих нарастали экономические трудности.

Отчасти сползание экономики в кризис было замедленно очередным потоком валюты, поступавшим в Россию благодаря спровоцированному нынешним конфликтом ростом цен на газ. Но за этими положительными новостями скрывались весьма драматичные структурные изменения — свертывание целых отраслей, спад производства отъезд специалистов и сокращение спроса. А поток денег начинает иссякать.

Полный масштаб проблем начнет сказываться в декабре или уже после Hового года. Отложенные неприятности создали своего рода кризисный навес над экономикой, который пока не обвалился, но грозит обрушиться очень скоро. С этим всё равно придется что-то делать. В общем, зима близко.

Логично предположить, что при отсутствии организованной и легальной оппозиции (даже в той форме, в какой она существовала в последней царской Думе) альтернативу нынешней власти составит часть самой же этой власти.

Как быстро и в какие цвета они перекрасятся, остается только гадать, хотя с большой долей вероятности бывшие хранители скреп обратятся в ярых сторонников общечеловеческих ценностей, с помощью которых можно будет попытаться выторговать снисхождение Запада и некоторые послабления по части санкций. Что-то может быть у них даже получится, если решатся на сколько-нибудь яркие шаги, хотя бы в плане символическом.

Но в любом случае, это будет только началом очень трудного и болезненного процесса, в ходе которого власть будет меняться не один раз. Если в России кто-то соскучился по сменяемости власти, то он её получит. А главное, как бы ни мечтали нынешние чиновники и их либеральные оппоненты, что меняя политическое начальство, можно будет сохранить в неприкосновенности нынешние социально-экономические порядки, ничего у них не выйдет.

Материал впервые был опубликован в Telegram-канале Бориса Кагарлицкого. 

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку