Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

«Утрата нравственного компаса», или Почему молчит голос совести

Меня всегда поражает: как голос совести, который должен звучать у каждого нормального человека, дает возможность отрицать Шоа — катастрофу евреев в годы Второй мировой войны? Как можно не понимать, что это невиданная в истории попытка массового уничтожения всего еврейского народа – «окончательное решение еврейского вопроса»? Попытка, определившая сознание современного человечества.
Эмили Ханд и ее отец Снимок экрана

Страсбургский суд занял решительную позицию по вопросу отрицания Холокоста, который принимает в современном мире разнообразные формы. Каждый, кто знаком с историей отрицания Шоа, понимает, что его главный двигатель — антисемитизм в разнообразных его проявлениях, и Холокост для отрицателей становится крайне неудобным фактом истории.

На наших глазах формируется основа для отрицания событий нападения на Израиль со стороны террористической группировки «Хамас». Используется тот же механизм: ревизионизм — стремление пересмотреть интерпретации событий на основе новых «данных», и негационизм — отрицание установленных фактов или преуменьшение масштабов их последствий.

Ни в коем случае не сравниваю события 7 октября 2023 года с массовым уничтожением евреев в годы Второй мировой войны – я убежден, что такой подход ошибочен и вреден. Масштабы совершенно различны. Трагическое стечение обстоятельств, которые еще предстоит детально изучить, привело к тому, что израильская армия и еврейское государство несколько часов не могли должным образом обеспечить защиту граждан на территории, признанной международным сообществом. В годы Холокоста не существовало у евреев не было ни государства, ни силы, способной их защитить.

Итак, о методах негационизма и ревизионизма в новостной ленте.

Елена Супонина, руководитель Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований, опытный международный журналист, рассматривает проблему обмена заложниками-израильтянами на палестинцев, осужденных судами за доказанные преступления. В интервью «Регнуму» она говорит: «Проблема заключается в том, что «обменный фонд» «Хамаса» ограничен. Изначально сообщалось, что террористам удалось похитить около 240 человек. Однако часть из них умерла от ран, еще 50 (по словам «Хамаса») погибли в ходе израильских бомбардировок. Еще 35 находятся в руках «Исламского джихада», а часть контролируется другими боевиками. Некоторые из них – иностранные граждане и поэтому не представляют особого интереса для Израиля. Таким образом, после освобождения 50 человек у «Хамаса» останется заложников лишь для продления перемирия на неделю, максимум две. После этого Израиль сможет возобновить войну ради войны».

Какое впечатление должно произвести это объяснение на читателя? Эксперт сожалеет, что у «Хамаса» недостаточно заложников, именно в этом заключается проблема? И если бы их было больше, Израиль, заинтересованный в "войне ради войны", стал бы более сговорчивым? И еще как бы между прочим эксперт сообщает, что жизни иностранцев не представляют интереса для Израиля.

Ведущая Sky News в интервью с израильским чиновником Элоном Леви рассказывает о согласии Израиля на обмен заложников, мирных израильских граждан, на осужденных за терроризм, сидящих в израильских тюрьмах, – в соотношении три к одному, и спрашивает: не означает ли такое соотношение, что Израиль ценит жизни палестинцев меньше, чем жизни израильтян? Леви, пораженный вопросом, пытается объяснить, что если было бы можно освободить одного заключенного в обмен на одного заложника, Израиль, очевидно, так и сделал – но добиваться освобождения израильтян пришлось в ужасных условиях. Как можно прокомментировать формулировку вопроса телеведущей?

Reuters сообщает об освобождении гражданских заложников, и уточняет, что освобождены не дети, их матери и четверо иностранцев, а 13 израильских солдат. В глазах редакторов Reuters дети и женщины – тоже солдаты?

Премьер-министр Ирландии Лео Варадкар комментирует освобождение ребенка из плена в Twitter: «День огромной радости и облегчения для Эмили Ханд и ее семьи. Невинный ребенок, который был потерян, теперь найден и возвращен, и мы вздохнули с облегчением. Наши молитвы были услышаны». Представитель правительства Израиля Элон Леви отвечает премьеру: «Эмили Ханд не была «потеряна». Ее жестоко похитили отряды убийц, которые убили ее соседей... Эмили не была «найдена». «Хамас» все это время знал, где она была, и цинично удерживал ее в заложниках. И нет, «Хамас» не услышал ваших молитв. Он реагировал на военное давление со стороны Израиля».

Замечу, что правительство Ирландии (Эмили – гражданка и Израиля, и Ирландии) было вовлечено в получение информации о судьбе Эмили.

Что же движет этими людьми: идеологические установки, политическая повестка, поверхностные представления о происходящем или предрассудки? Почему они постоянно отрицают факты или умаляют их?

Ответ прост: эти люди – антисемиты, ими движут традиционные мотивы и методики, служившие отрицателям Холокоста многие годы.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку