Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Пренебрегли санкционной гигиеной». США могут лишить Россию части теневого флота

Попавший под санкции SCF Primorye направляется в Черное море Pilot Frans / shipspotting.com

Российский теневой танкерный флот, созданный для перевозки нефти в обход потолка цен, оказался под угрозой. Санкции, наложенные на несколько кораблей и их владельцев, могут оказаться только началом.

США уже точечно вводят санкции. Впервые они были наложены в октябре на компанию Lumber Marine SA из ОАЭ и ее танкер SCF Primorye, а также на Ice Pearl Navigation Corp из Турции и ее танкер Yasa Golden Bosphorus. Суда заходили в российские порты и перевозили российскую нефть, констатировало Управление по контролю за иностранными активами США (OFAC). К концу года в санкционном списке США уже 11 таких танкеров.

По той же схеме США могут распространить санкции еще на 100 танкеров теневого флота, в том числе на три четверти танкеров «Совкомфлота» (считается, что у него 80 танкеров), пишет Крейг Кеннеди, сотрудник Центра Дэвиса Гарвардского университета и эксперт по российской нефтяной отрасли.

Потолок цен ввели страны G7, ЕС и Австралия с 5 декабря 2022 г. одновременно с эмбарго ЕС на покупку российской нефти (аналогичный механизм спустя два месяца ввели для российских нефтепродуктов). Компаниям из этих стран запрещено любым образом участвовать в поставках нефти, купленной у России дороже чем по $60 за баррель (перевозить, страховать, кредитовать и пр.), в том числе регистрировать. Этот запрет стал серьезным вызовом, ведь до войны Россия использовала в основном европейские танкеры и западные страховки: 90% всех морских судов в мире пользуются услугами базирующейся в Лондоне Международной группы клубов страховщиков (IG P&I).

Эмбарго ЕС обойти сложно — в нем есть исключения, но почти нет лазеек. Его можно только нарушить. Потолок же позволяет поставлять нефть и нефтепродукты дороже, если использовать собственный флот, а страховку и прочие услуги — только от компаний, зарегистрированных в России или третьих странах.

Этот теневой флот оказался способен перевозить примерно половину российской нефти. Другую половину все еще транспортируют западные танкеры со страховками и прочими услугами от стран, поддержавших потолок (но и тут могут быть нарушения — проверить настоящую цену сделки очень сложно).

Либерийский флаг от американской компании

Страны коалиции следят не за российскими танкерами, а за собственными компаниями и частными лицами. В американском руководстве по соблюдению «потолка» говорится, что любые участники рынка, которые «покупают российскую нефть или российские нефтепродукты выше ценового предела и сознательно полагаются на американских поставщиков услуг… потенциально нарушают [санкции по потолку цен]… и могут стать объектом принудительных мер OFAC».

То есть если компания никак не взаимодействует с американскими, то против нее вряд ли введут санкции. 

Вроде бы так и было. «Совкомфлот» попал под санкции в начале войны и оказался отрезан от западных услуг. IG P&I аннулировала его страховку. На замену пришла государственная РНПК (дочка ЦБ). Европейские банки потребовали вернуть кредиты. Казалось, что связи с коалицией были полностью разорваны. 

Однако у всех попавших под санкции США танкеров такие связи обнаружились. OFAC не приводит подробностей, но 7 из 11 танкеров (в том числе 6 — «Совкомфлота») ходят под либерийским флагом, еще один — под флагом Маршалловых островов, остальные — честно под российским. «И Либерия, и Маршалловы острова передают операции по регистрации судов частным компаниям. В обоих случаях эти компании базируются в штате Вирджиния, США», — отмечает Кеннеди.

То есть если судно хочет получить флаг Либерии или Маршалловых островов, то ему понадобятся услуги по регистрации и предоставлять их будут компании со штаб-квартирой в США. Другого варианта нет: регистратор один.

А вот зарегистрированных таким образом танкеров в российском теневом флоте много.

«Похоже, что кремлевские чиновники пренебрегли санкционной гигиеной и позволили судам пользоваться услугами западных фирм. Именно так эти танкеры оказались под прицелом OFAC», — пишет Кеннеди.

134 мишени для санкций

Сколько всего судов в теневом флоте, точно неизвестно. Называются цифры от 100 до 600. Сам Кеннеди считает, что их 250.

По его оценке, более 95% кораблей теневого флота зарегистрированы в семи государствах. Больше всего — в Либерии: ее флаг используют 88 танкеров, в том числе 55 — «Совкомфлота». Маршалловы острова наименее популярны из топ-7 стран, но и это 23 танкера. Итого 111 судов, или 40% «флота, который Москва кропотливо и с огромными затратами собирала, чтобы обойти ограничения по цене нефти», резюмирует Кеннеди.

На этом ловушки не заканчиваются. 34 танкера теневого флота имели выданную в США страховку ответственности за разлив нефти, оценивает эксперт. Половина нефти из дальневосточного порта Козьмино в I квартале 2023 г. отправлялась судами, принадлежавшими странам коалиции или имевшими страховку компаний из этих стран (или и то, и другое), писали эксперты Киевской школы экономики.

Это увеличивает количество кораблей, которым грозят санкции, до 145. Кроме того, санкции могут распространяться дальше по цепочке — на продавцов и покупателей российской нефти, любых посредников, хоть как-то взаимодействовавших с ними.

Это удивительно, пишет Кеннеди, ведь российский флот должен был быть недоступным для санкций. Танкеры, доставляющие нефть и нефтепродукты в Китай, Индию и Турцию, их страховщики, платежные системы и любые другие связанные компании не должны были взаимодействовать с компаниями из стран коалиции потолка. Тогда они могли возить топливо, проданное дороже установленных ограничений.

Все это повышает риски для торговли российской нефтью, компенсировать которые России придется деньгами — можно предположить рост транзакционных издержек, увеличение дисконта в цене российской нефти относительно Brent и в итоге снижение доходов бюджета, рассуждает Кеннеди.

Куда ж нам плыть

Попавшие под санкции танкеры разбросаны по всему миру. NS Century направлялся в Индию, когда оказался внесен в санкционный список. Но индийский порт отказался его принимать. Танкер так и дрейфует в Лаккадивском море. Kazan и Ligovsky Prospect пришвартованы в китайских портах, показывает MarineTraffic. HS Atlantica стоит в Мраморном море.

Турецкий танкер к моменту введения санкций оказался зафрахтован американской Exxon Mobil. Но у OFAC не было претензий к компании, поскольку она зафрахтовала судно через несколько месяцев после отгрузки российской нефти. Танкеру разрешили доставить груз в Хьюстон, затем он отошел в Мексиканский залив, а сейчас, по данным MarineTraffic, находится в мексиканском порту Альтамира. Остальные суда идут в Россию: Viktor Bakaev, SCF Primorye направляются в Черное море, NS Champion — в Усть-Лугу.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку