Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Рост цен начал «съедать» пенсии россиян. Их реальный размер уменьшился впервые за полтора года

Цены на продукты становятся неподъемными Владимир Смирнов / ТАСС

Разогнавшаяся инфляция сводит на нет рост доходов россиян, который власти предъявляют в качестве одного из главных индикаторов своих экономических достижений. Первыми жертвами роста цен стали пенсионеры.

Реальный – с поправкой на инфляцию – размер пенсий в октябре оказался на 0,7% меньше, чем годом ранее, сообщил Росстат. Это первое падение в годовом выражении с мая 2022 г. Уже в следующем месяца пенсии были внепланово проиндексированы на 10%. В этот раз, несмотря на приближающиеся выборы, пенсионеры, как и другие малообеспеченные люди, «подарков» не получили.

Уровень жизни пенсионеров, вероятно, упал сильнее, чем показывают данные Росстата. Большинство из них относятся к категории бедных или «предбедных» (их доходы выше черты бедности, но ненамного), отмечали эксперты близкого к российским властям аналитического центра ЦМАКП. Они составили для таких людей «потребительскую корзину бедных»: в ней минимальный набор продуктов – без сливочного масла, алкоголя и проч. – плюс лекарства, бытовая химия и ЖКХ без гостиниц и транспорта. Эта корзина дорожает быстрее основной, по которой рассчитывается официальная инфляция, отмечают эксперты ЦМАКП: «Рост цен на плодоовощную продукцию, яйца, курятину, хлеб, являющихся основой потребления бедного населения, идет в основном ускоренно относительно среднего уровня».

В результате реальный размер назначенных пенсий, переоцененный по ИПЦ, для бедных уже два месяца ниже прошлогоднего, и продолжает снижаться, отмечают они. Вероятно, реальные доходы бедного населения ниже, чем год назад (во всяком случае, это так в отношении реальных пенсий), заключают они, подчеркивая «недоиндексирование пенсий и пособий» по инфляции.

Падают из-за инфляции не только пенсии, но и зарплаты – ключевой компонент доходов населения. Если устранить сезонность, получается, что «стабилизация реальной заработной платы сменилась легким падением», показывают расчеты ЦМАКП: рост на 0,3% в июне, спад на 0,6% в июле, рост на 0,6% в августе и спад на 0,4% в сентябре. «Инфляция слишком высока, а финансовое положение компаний – уже недостаточно надежно, чтобы быстро повышать зарплату даже в условиях ярко выраженного дефицита труда», – пишут эксперты ЦМАКП.

Ухудшение ситуации с доходами привело к тому, что почти перестало расти потребление населения, констатирует ЦМАКП (0,2% в июле, 0.5% в августе, 0,1% в сентябре). Причем почти весь рост происходит за счет непродовольственных товаров, отмечают эксперты, а вот продажи продовольствия стагнируют (вероятно, из-за усиления продовольственной инфляции), а потребление платных услуг «заметно скорректировалось» (минус 0,9% в сентябре – правда, после длительного интенсивного роста).

Рост продаж непродовольственных товаров, видимо, обеспечен «кредитным разогревом», полагают эксперты ЦМАКП: «Возможно, речь идет не более, чем о кризисном потреблении в ожидании повышения цен и, главное, ставок и условий по кредитам». Замедление потребительского спроса – дело времени, уверены аналитики Райффайзенбанка.

ЦБ пытается охладить розничное кредитование. Пока ему удалось лишь замедлить рост потребительских кредитов до 1% в месяц. Банкиры ужесточили условия кредитования и чаще отказывают в выдачах, но отмечают, что спрос на кредиты почти не снижается. Люди ждут, что инфляция будет высокой, и поэтому готовы брать кредиты под 22%, хотя раньше брали под 15%, объяснял главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку