Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Мера против уехавших». Что говорят юристы о конфискации имущества за «фейки об армии»

Заместитель председателя Госдумы Ирина Яровая duma.gov.ru

Правительство одобрило инициативу депутатов Госдумы о конфискации имущества у осужденных за «фейки» об армии и призывы к дезертирству (статьи 270.3 и 280.4 УК).

Авторы законопроекта — депутаты от «Единой России» Ирина Яровая, Василий Пискарев и Елена Ямпольская. По их идее, конфискация будет применяться только в случаях, если преступления совершались из корыстных побуждений или по найму.  

Сейчас УК позволяет обращать в собственность государства имущество, полученное в результате совершения одного из преступлений, указанных в ст. 104.1 УК РФ, поясняет юрист организации «Первый отдел» Евгений Смирнов. «Если статьи 207.3 и 280.4 включат в этот перечень, то конфискации будут подлежать те средства или имущество, которые обвиняемый получил за распространение „фейков“ или призывы к деятельности против безопасности РФ, — говорит он. — Например, гонорар журналисту за его статью или спикеру на публичном выступлении. Кроме этого, конфискации могут быть подвергнуты орудия преступления (телефон или компьютер)». 

Смирнов отмечает, что это мера «против уехавших» — большинство подобных уголовных дел возбуждаются в отношении тех, кто находится за границей. «Поэтому установить орудие преступления или факт получения денежных средств за сказанные ими слова практически невозможно», — заключает он. 

При этом эксперты не считают, что сложность с доказательствами остановит силовиков. «Корыстные побуждения будет доказать очень просто, — считает юрист Алексей Прянишников. — Мы видим, что признавая людей иноагентами, никто уже не заморачивается тем, чтобы найти у человека какие-то транзакции, переводы от иностранных организаций, [хотя по закону это обязательно]. Так же и здесь: принесут в дело какую-нибудь справку от опера, который скажет, что „у нас есть оперативная информация“ о том, что пост размещался из корыстных побуждений». 

«Уровень доказывания на следствии и в суде сейчас очень низкий, — сетует адвокат Валерия Ветошкина. — Сам по себе институт конфискации не предполагает безусловного изъятия любого имущества обвиняемого в пользу государства; для этого должна быть установлена либо причинно-следственная связь между имуществом и совершенным преступлением (например, деньги должны быть получены за совершение преступления) либо это должно быть орудие совершения преступления. Но, к сожалению, уже сейчас часто суд не устанавливает никакой причинно-следственной связи — например, если деньги нашли во время обыска, то следователь может написать, что именно за эти деньги было совершено преступление. И их конфискуют».

Прянишников советует тем, кто опасается, что им может угрожать дело по одной из этих статей, переписать оставшееся в России имущество на родственников или продать. «Адвокаты и юристы давно советуют не иметь имущества и денег в России, даже если вы там не живете», — соглашается с коллегой Валерия Ветошкина. 

Текст проекта пока не поступил в Госдуму, поэтому неизвестно, каким будет его окончательная редакция, отмечает Евгений Смирнов. «Но в любом случае эта норма может применяться только к тем лицам, кто совершил деяния после принятия законопроекта», — говорит он, поясняя, что конфисковать имущество у тех, кто уже осужден за «фейки», по этому закону будет невозможно. «Поэтому кто еще не успел, но хотел [распространить «фейки“], надо успевать до принятия этого закона», — шутит Прянишников. Он также считает, что цель этого проекта — запугать уехавших из страны россиян, у которых в РФ осталось имущество, и остановить их от возможной публичной критики власти перед выборами. 

Статьи 270.3 и 280.4 появились в УК после начала войны в Украине. Первая предусматривает до 15 лет лишения свободы, вторая — до семи, она включает призывы к дезертирству, диверсии, разглашению гостайны, госизмене и другой «деятельности против безопасности государства».

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку