Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Карлсон, у которого поехала крыша, или Почему вы молчали об этом 22 года

Карлсон прилетел к Путину. И взял интервью. Его готовили долго. В далеком 2022 году в шоу Соловьева Симоньян призвала: «Такер – большой молодец. Он очень просит интервью с Владимиром Путиным. Если бы кто-то услышал и донес это до президента, было бы здорово».
Такер Карлсон решал какие-то свои задачи, отличные от журналистских kremlin.ru

Услышали. Донесли. Стало здорово. Смотрим. Слушаем. Читаем. Внимаем.

Историческая постправда

Такер Карлсон — способный и умелый журналист. Американский. В Штатах живет большинство его зрителей и любителей. Поэтому ему важно прежде всего этой аудитории дать то, чего она ждет. И по возможности, убедить ее в том, что ему надо.

Вот он сходу и спросил, почему Путин считает, что «Америка могла нанести неожиданный удар по России?» И верно ли, что причина войны в Украине страх, что «США могут начать внезапную атаку». А «для американцев это подобно паранойе».

А в ответ услышал доклад: откуда взялась Украина, то есть откуда пошла быть русская земля. О вехах ее становления, среди коих особо важен год 988, «когда князь Владимир, правнук Рюрика, крестил Русь и принял православие». В докладе — ни слова о том, где было дело. О стольном граде Рюрика и Владимира, что был столицей Руси почти 400 лет, где, собственно, произошло крещение. Киев упомянут лишь как один из центров, вокруг которых «Россия начала развиваться» — второй Новгород.

И дело не в том, что даже слова «Россия» тогда не было. А в том, что историю столетиями используют, чтоб обосновать претензии и захваты — мол, свое возвращаем. Примеров — тьма. Теперь по поговорке, она — что дышло: куда повернул, там и вышло.

И вместе с Карлсоном масса народу узнала, что в ходе Второй мировой «Польша сотрудничала с Гитлером». А о договоре с ним Сталина — молчок, а пакт Молотова-Риббентропа упомянут лишь как повод включения в СССР Западной Украины. 

Ни слова об украинской государственности, установленной в 1917-м. О Центральной раде. Об УНР. О жестокой борьбе за и против ее независимости. Украина, по Путину, возникает только 1922-м, когда большевики создали СССР «и советскую Украину, которая до сих пор вообще не существовала».

Карлсон говорит: right — «верно». Он спешит. Ждет конца лекции и начала «серьезного разговора», о котором они условились в начале беседы. И комплиментом пытается вернуть визави в реальность: «У вас энциклопедические знания. Но почему первые 22 года своего президентства вы об этом молчали?»

Путин его игнорирует. Он — по советской традиции — утверждает историческую постправду. Т. е. версию событий, где есть только то, что служит его задаче. И все.

Вы нас обманули! 

Но Карлсону удается вернуть его в день сегодняшний. Вопросом: «А как вы думаете, есть ли у Венгрии право забрать свои земли? И другие нации <…>, может, вернуть Украину к границам 1654 года?»

Путин заявляет, что не говорил об этом с премьер-министром Виктором Орбаном. Но венгры на Западе Украины, «они — венгры и чувствуют себя венграми. И, конечно, когда сейчас происходит ущемление…»

Карлсон, видимо, в этот момент решил, что вернул его в день сегодняшний, и заявляет: «…Многие страны недовольны переменой границ во время изменений в XX веке… <…> Но вы говорили, что чувствовали угрозу со стороны НАТО. В частности — ядерную. И это побудило вас действовать. Правильно ли я вас понимаю?»

Не тут-то было! Доклад продолжается. За созданием советской Украины следует сразу развал СССР, когда «все, что Украина получила в подарок от России, „с барского плеча“, она утащила с собой». И настает очередь НАТО и обид на то, что «после 1991 года, когда Россия ожидала, что ее возьмут в братскую семью „цивилизованных народов“, ничего подобного не произошло».

— Вы же нас обманули! — восклицает Путин, — Соединенные Штаты обещали, что не будет расширения НАТО на восток, но это произошло пять раз… Мы все терпели, все уговаривали, говорили: не надо, мы же свои теперь… буржуинские, у нас рыночная экономика, нет власти Коммунистической партии, давайте договариваться». Вот ведь и Ельцин ездил в Штаты, «выступал в Конгрессе и говорил замечательные слова: God bless America. Он же все сказал! Это были сигналы: пустите нас к себе».

Но Клинтон, когда Путин спросил его: «слушай, Билл, а как ты думаешь, если бы Россия поставила вопрос о вступлении в НАТО, это возможно?», сперва сказал: «Ты знаешь, это интересно, я думаю, что да». А вечером на ужине: «Ты знаешь, я разговаривал со своими, со своей командой — нет, сейчас это невозможно… <…> Я задал вопрос: возможно это или нет? И получил ответ: нет».

— А если бы он сказал «да», — спрашивает Карлсон, — вы бы присоединились к НАТО?

Путин уходит от ответа. Мол, «это могло бы состояться, если бы мы увидели искреннее желание партнеров…» Карлсон решает, что Путину от этого горько. И говорит об этом, добавив: «Но почему <…> Запад тогда так вас оттолкнул? Откуда эта враждебность? Почему не удалось улучшить отношения? Каковы были мотивы этого?..»

Зря он об эмоциях. Путин закрывается: «Это не горечь, это просто констатация факта».

И говорит, что «горечь, обиды — не те субстанции, которые в таких случаях имеют место». Они — не для крутых: «…Мы поняли, что нас там не ждут, вот и все».

«Настоящая пропаганда»

Интервью длится два часа. Его полный анализ — дело любопытное, но не он — задача этого текста. Я же констатирую факты. 

Накануне телеграм-канал «Безграничный аналитик» объявил, что «без преувеличения можно уверенно сказать: нас ждет эпохальное событие». А узнав от Карлсона, что беседа состоялась, его коллега блогер Алекс Джонс заявил: «Интервью с российским президентом будет „эпическим“ и войдет в историю».

Но эпическим оно не стало. А в историю если и войдет, то как проект, размах рекламы которого заметно превзошел результат. СМИ, особенно российские, навалили информационную гору. А та родила мышь. 

СМИ делали все, чтобы про Карлсона узнали в РФ. Агентство «Шмаков. Медиа» подсчитало: за неделю его упомянули более двух тысяч раз. А в The Bell заметили, что заголовки напоминали «эру развитого социализма».

Те, кто жил в СССР, помнит клише: «здравомыслящие американцы (немцы, британцы и т. д.)». Так называли тех, кто выступал наперекор мейнстриму — критиковал «американский империализм» и пел, что ‘Russians love their children too'. Причем — искренне. Ими легко манипулировать.

И сейчас что ни день — пропаганда цитирует «пецназовцев гибридной войны», живущих на Западе. Но они не ровня Карлсону по боевой мощи. Теперь в Москве пытаются высосать из проекта все, что можно. Интервью Карлсона доступно на сайте «Президент России». Фрагменты откликов западных СМИ тщательно отобрав, издало ТАСС. Причем, «цитируя» издание Asharq Al-Awsat, выходящее в Эмиратах, добавило от себя, что «разговор Владимира Путина с американским телеведущим вызовет зависть у любого журналиста». 

Ничуть.

Хотя этого можно было ожидать. Может, поэтому медиа Запада избегают обсуждать его по существу — как журналистскую работу, событие в мире масс-медиа и политики? А предпочитают трактовать поводы для его появления; вероятные последствия: «попадет ли журналист под европейские санкции?»; время выхода — почему именно сейчас (Конгресс США рассматривает пакет помощи Украине); кому выгодно; в чем задача этой операции по управлению общественным мнением.

Le Mond так и пишет: «Такер Карлсон занялся настоящей пропагандой (в ТАСС перевели „провел настоящую рекламную акцию“) Владимира Путина». А The Australian подтверждает: «Интервью дает Путину возможность укрепить свой авторитет в стране и показать, что он еще может побудить Запад слушать его».

«Невозможно по определению»

В материале Карлсона и впрямь есть претензия на эпичность — это постправдивое историческое полотно, предложенное собеседником. Истории о встречах с Клинтоном. Версии причин провала переговоров с Давидом Арахамией (лидер фракции партии Зеленского в Верховной раде), которого премьер-министр Великобритании Борис Джонсон якобы «отговорил» подписывать мирное соглашение. Попытки самим фактом интервью показать, что Кремль не совсем изолирован от Запада. Попытки «мыслить глобально»: «Мир должен быть единым целым. Безопасность должна быть общей, а не предназначенной для „золотого миллиарда“». Как этот тезис согласуется с милым Кремлю многополярным миром? Неясно.

И хотя Путин не говорил много о Трампе, решение дать это интервью может означать, что в Кремле ищут почву для сближения с ним и его людьми в Республиканской партии. Возможно, надеются, что он станет президентом. А пока «слоны» заблокируют помощь Украине.

А вот ожидания, созданные рекламой Карлсона, не оправдались. В интервью звучали те же старые слова и вопросы: »с кем там разговаривать, я просто не понимаю. Мы готовы к разговору. Но с кем?». Что Штатам «нужно прекратить поставки вооружения» Украине. И тогда «все закончится в течение нескольких недель». Что победа над силами Кремля — это «невозможно по определению». И, как ему «кажется, теперь это осознали и те, кто находится у власти на Западе». И «если да», то им надо «подумать, что делать дальше». А он-то знает.

Итак, в Кремле, очевидно, понимают, что Запад не оставит Украину с ним один на один. Пугать этим — одно дело, а что это невозможно по определению — другое. Но считают, что указать на опцию надо. А Карлсона — использовать как канал для передачи Западу сигналов. В том числе — этого. Что и сделали.

Почему — Карлсон?

24 апреля 2023 года его — телезвезду уволили с канала Fox News. Без объяснений. И все же — почему? Акции компании Fox Corp. сразу упали на 5,4%. И Bloomberg сообщило о ее убытке — 500 млн долларов.

Ну — да. Рейтинги шоу Tucker Carlson Tonight поражали. Три, пять и больше миллионов зрителей! 7 млн 562 тыс у экранов 27 октября 2020-го — максимум для Fox News (если не считать президентские дебаты того же года). На BBC считают, что, во многом, рост аудитории канала — заслуга Карлсона. Что и помогло ему стать видной фигурой и в масс-медиа, и в правых кругах. Да и свои более 30 млн в год он получал не зря. 

Что ж, бывает, что и при меньших успехах и доходах у иных способных людей едет крыша.

Человек живого ума, с хорошо подвешенным языком, умелый и циничный полемист, он давал правым то, что им нужно, — критику либерализма, осмеяние экологической и гендерной повестки, веру в то, что штурм Капитолия 6 января 2021-го замутили власти, призывы покончить с иммиграцией, конспирологию…

И все это — с сильным перебором. Может, он и утомил владельца Руперта Мердока? А помогла продюсер Эйбби Гроссберг, обвинившая Карлсона в создании в офисе враждебной среды для евреев и женщин? И иск о клевете к Fox News от фирмы Dominion Voting Systems, строящей аппараты для подсчета голосов. Причина заявления, в т. ч. в шоу Карлсона, что выборы 2020-го фальсифицировали с помощью ее машин. Канал уплатил более 787 млн долларов.

Эта история косвенным образом напрягла отношения Карлсона с Трампом. В ходе следствия «всплыла» его личная переписка. The New York Times написала, что когда экс-президент пытался оспорить итоги выборов, Карлсон кому-то писал, что люто ненавидит его как «демоническую силу». Того задело его лицемерие. Ведь публично Карлсон был за него (как и сейчас). Делец, что называется, вывел журналиста на линию. С тех пор, говорят, у них мир.

Оно и понятно. Ведь и Трамп, и Карлсон внедряют в аудитории штампы:

  • Всем рулит «глубинное государство». «Простого человека» никто не слышит.
  • Заговор части элит ведет Америку к захвату иммигрантами.
  • Америка дает деньги «украинским олигархам». А ведь ей самой не хватает.
  • «Новости, что на базовом уровне потребляют люди — ложь. Скрытая и коварная. От них прячут факты, размах и возможности. Ими манипулируют».
  • Америке нечего делать за ее границами. В т. ч. — в Украине.

Карлсон интересен Трампу как глашатай его повестки, полезный в битве за Белый дом. А Москве — как канал донесения его сигналов до Запада. Имеющий к тому же собственный медиаресурс Tucker Carlson Network. Так, отправленный в вольный полет медиакорифей штатовских правых долетел до Кремля и его хозяина. 

«Такер Карлсон в Москве ради Путина? Прокремлевская тусовка надеется — да…» — так озаглавило текст издание Politico. Так и вышло. 

Впрочем не только. Когда встал вопрос о заключенном журналисте The Wall Street Journal Эване Гершковиче, Путин допустил возможность решения: «мы не исключаем, что сможем это сделать, если наши партнеры предпримут ответные шаги. <…> Спецслужбы находятся в контакте друг с другом. <…> Для решения этого вопроса не существует табу. Мы готовы его решить, но есть определенные условия… Я верю, что соглашение может быть достигнуто».

Что ж, будет здорово, если это случится. Тогда Карлсон прилетал не зря.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку