Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Для Лукашенко игра окончена. Следующий ход за Кремлем

Наталья Федосенко / ТАСС

Общую картину того, что сейчас происходит в Беларуси, можно было предвидеть еще несколько месяцев назад. Перед выборами президент Александр Лукашенко устраняет всех серьезных соперников, оставив только тех, кого он может победить без особых проблем. Само голосование сфальсифицировано. Объявленная победа Лукашенко на избирательных участках приводит к протестам. Лукашенко подавляет протесты грубой силой. После этого он отвергает критику извне как вмешательство во внутренние дела Беларуси и остается у власти. Другими словами, повторение сценария выборов 2010 года.

Однако вопреки ожиданиям некоторые факторы существенно и даже кардинально изменили картину. Одним из них стал «инцидент Вагнера»: странная операция, в ходе которой белорусское КГБ арестовало тридцать три подозреваемых российских наемника за одиннадцать дней до голосования. Лукашенко обвинил их в том, что они прибыли в Минск, чтобы устроить беспорядки во время выборов. Аресты позволили Лукашенко усилить антироссийскую риторику. Озадаченный Кремль расценил это как попытку белорусского лидера добиться согласия Запада на его переизбрание с использованием националистической и антироссийской риторики. Последние остатки доверия к Лукашенко в Москве полностью испарились.

Другим фактором стало упорство демонстрантов в Минске и по всей Беларуси, которые не сдавались после нескольких дней протестов, несмотря на то, что были подвергнуты жестокому обращению, а во многих случаях и избиениям со стороны милиции. Как и ранее, Лукашенко рассчитывал, что жестокость подавит протесты в зародыше, но она привела к прямо противоположному результату — всеобщему возмущению и гневу. Это, в свою очередь, вызвало к жизни третий непредвиденный фактор: распространение протестов за пределы обычной группы ориентированных на Европу молодых горожан и вовлечению уже взрослых людей — даже тех, кто за пару дней до того, возможно, действительно голосовал за Лукашенко.

Ситуация быстро развивается, и будущее преподнесет еще больше сюрпризов. Однако уже сейчас можно сделать несколько предварительных выводов. Режим Лукашенко определенно потерял страну. Он еще может удержать власть: в правящей группе, состоящей из бюрократов, лично подобранных и постоянно меняемых Лукашенко, не образовалось видимых трещин. Лояльность милиции и служб безопасности была подтверждена личной ответственностью их руководителей за послевыборные репрессии. Классический сценарий цветной революции на этот раз в Беларуси не сможет разыграться.

Однако президент, который, не пытайся он вмешиваться в выборы, мог бы даже выиграть их в первом туре, теперь потерял поддержку народа. Несмотря на официальную цифру 80 процентов голосов, отданных за Лукашенко, массового противостояния народа с протестующими не было. Можно предположить, что белорусский народ сказал свое истинное слово не в день выборов, а в последующие дни.

Лукашенко — автократ, который, в одиночку построил белорусское государство — мог бы войти в историю как отец современной Беларуси, если бы он решил, хотя бы в начале этого года, уйти в отставку, выбрав себе преемника. Теперь он находится на пути к неизбежному и позорному уходу. Процесс может занять недели или больше, но Лукашенко закончился: его легитимность умерла. В этом и есть самый важный результат последних событий. Такой результат привлекает на сцену других игроков, наряду с белорусами. Начинается новый акт драмы.

Стратегическое положение, которое Беларусь занимает на центральной оси между Европейским союзом и Россией, делает вопрос преемственности лидеру, который правил страной железной рукой в ​​течение двадцати шести лет, чрезвычайно важным как для Москвы, так и для Запада. Кремль не связан с Лукашенко: Москве он надоел. Однако она не может позволить Беларуси пойти по пути Украины и стать еще одним антироссийским оплотом НАТО на ее границах, причем намного ближе к Москве. И также нельзя допустить, чтобы восстание привело к кровавой бойне.

Так что может быть сделано? Есть четыре основных варианта. Во-первых, военное вмешательство России в Беларусь с целью стабилизации союзника. Этого варианта следует избегать любой ценой из-за неизбежных катастрофических последствий. Второй вариант — ничего не делать и позволить Лукашенко пасть, надеясь, что тот, кто придет после него, сохранит тесные связи Беларуси с Россией, в том числе в экономической сфере. Этот вариант слишком рискован. Беспорядки могут обернуться кровопролитием, вынудив Москву вернуться к первому варианту. Третий вариант — использовать разрушенные отношения Лукашенко с Западом и заключить его в крепкие объятия. Это очевидно  контрпродуктивно, ибо сделало бы Россию сообщницей обреченного режима и породило бы в Беларуси ненависть к России, причем на деньги самой же Москвы. Четвертый вариант – вывести Лукашенко за рамки и организовать передачу власти в Минске.

Этот вариант значительно облегчил бы переход власти в Беларуси. Лукашенко требуется убедить, что выход на пенсию в изгнании — наименее плохой вариант для него в нынешних обстоятельствах. Одновременно в процесс был бы вовлечен широкий круг общественных деятелей в Беларуси и оказана помощь новому временному руководству, пользующемуся доверием белорусов, в проведении выборов в должное время. Таким образом придется выяснить и мнение белорусов по вопросам двусторонних отношений, включая формы союзного государства и его различных элементов. Наконец, этот диалог затронул бы будущие параметры экономических отношений и отношений безопасности между двумя странами. Разговор должен быть откровенным, а взаимные обязательства — подтверждаться или корректироваться по мере необходимости.

Управление кризисом в Беларуси таким образом, чтобы эта страна осталась добрым соседом и надежным партнером для России, может показаться слишком скромным желанием по сравнению с давним видением Союзного государства. Однако лучше отказаться от иллюзий и спасти жизни и деньги, чем позволить близкому родственнику превратиться в непримиримого врага. Пример другого соседнего дома — Украины — не должен повторяться.

Эта статья была впервые опубликована Московским Центром Карнеги.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку