Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

На COP26 согласовали правила международной торговли углеродными квотами

Россия на климатическом саммите ООН в Глазго отказалась сокращать выбросы метана и использование угля, но пообещала остановить вырубку лесов и начать увеличивать лесные площади

Амурский газо­перерабатыва­ющий завод. «Газпром»

Климатический саммит в Глазго — Конференция сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата, или COP26 (Conference of the Parties), — завершился в выходные признанием того, что ископаемые виды топлива являются главной причиной изменения климата. Слова «ископаемое топливо» впервые были включены в итоговый документ за всю историю Конференций сторон.

Участникам саммита удалось согласовать основные положения международного рынка торговли и обмена углеродными квотами, который, как надеются эксперты, стимулирует значительней приток инвестиций в зеленые проекты, от высадки лесов до возобновляемой энергетики: квоты, полученные за сокращение выбросов, можно будет использовать для продажи или зачета при реализации более углеродоемких проектов.

Парижское соглашение призывало удержать рост среднемировой температуры «намного ниже» уровня 2° и «приложить усилия» для его ограничения величиной 1,5° к 2100 г. по сравнению с доиндустриальным уровнем. Организаторы COP26 направляли усилия на достижение цели именно в 1,5°, ибо, как сказала премьер-министр Барбадоса Миа Моттли, «два градуса — это смертный приговор» для островных государств из-за повышения уровня моря и более экстремальных погодных условий. Поэтому в Климатическом пакте Глазго, принятом 197 странами по итогам саммита, признается, что «влияние климатических изменений будет гораздо меньше при повышении температуры на 1,5° по сравнению с повышением на 2°» и страны готовы «прилагать усилия, чтобы ограничить рост 1,5°».

Для этого необходимо быстро и интенсивно сокращать выбросы парниковых газов, в том числе углекислого газа на 45% к 2030 г. по сравнению с уровнем 2010 г. и до нетто-нулевого уровня примерно к середине века, а также других газов, в частности, метана. Особенно активно нужно действовать в этом десятилетии. Поэтому все страны должны представить улучшенные планы по сокращению выбросов уже в следующем году, а не раз в пять лет, как было ранее.

Президент COP26 Алок Шарма заявил:

Думаю, сегодня мы можем с уверенность сказать, что 1,5° остается в пределах досягаемости. Но пульс слабый, и мы выживем, только если сдержим свои обещания.

Если будут выполнены все обещания, данные перед саммитом и во время него, то с высокой вероятностью рост мировой температуры удастся удержать в пределах 1,8° к 2100 г., по оценке Climate Action Tracker и Международного энергетического агентства. Вот только вероятность их выполнения не очень высока, одним из ярких свидетельств чего стало изменение в последнюю минуту формулировки о прекращении использования угля.

  Основные итоги СОР26

  • Климатический пакт Глазго призывает все страны ускорить разработку и развертывание технологий, а также принятие политик для обеспечения перехода к энергосистемам с низкими выбросами. Сюда включено «форсирование усилий по постепенному сокращению производства электроэнергии из угля» в проектах, не предусматривающих улавливания выбросов СО2. Именно в этом предложении у слова phase out (постепенная ликвидация) в последний момент по настоянию Индии и Китая был заменен постфикс — на phase down (постепенное сокращение). Пакт также призывает постепенно ликвидировать «неэффективные субсидии на ископаемое топливо» (здесь phase out осталось, но что понимается под «неэффективными» субсидиями, не поясняется). Сроков эти призывы не содержат, но во время саммита более 40 стран договорились-таки исключить уголь из электрогенерации и перестать строить новые станции на угле как у себя, так и за рубежом. Среди них нет таких крупных производителей и потребителей угля, как Австралия, США, те же Китай с Индией, а также России; зато есть пять из топ-20 государств с наибольшей долей угля в электрогенерации. Еще 25 стран обязались прекратить финансировать иностранные проекты с ископаемым топливом, то есть включая нефтяные и газовые. Таким образом, окончательно «отправить уголь на свалку истории», как хотела хозяйка COP26 Великобритания, пока не очень удалось, но по углю и ископаемому топливу в целом заявление получилось более жестким и определенным, чем до сих пор на подобных саммитах и в коммюнике стран «большой двадцатки».

В заявлении исполнительного директора Greenpeace International Дженнифер Морган говорится:

[Пакт] мягкий и слабый, и цель в 1,5° едва жива, но послан сигнал, что эпоха угля заканчивается. И это важно.

Подобный сигнал может быть очень сильным: после принятия Парижского соглашения в 2015 г. инвестиции в солнечные и ветряные электростанции, аккумуляторы и прочие технологии возобновляемой энергетики превысили $2,2 трлн, по оценке BloombergNEF, а символ энергоперехода и зеленой экономики, Tesla, стоит более $1 трлн.

  • Во время саммита Китай и Россию (1-е и 4-е место в мире по объему выбросов соответственно) несколько раз критиковали за отсутствие в Глазго их лидеров и низкую активность в дискуссии. Но в конце двухнедельного марафона Китай неожиданно реабилитировался. США (2-е место по выбросам) и Китай обнародовали совместное заявление, в котором объявили о готовности сотрудничать в борьбе с изменением климата, в том числе в вопросе сокращения выбросов метана.
  • В Глазго более 100 стран заключили договоренность сократить выбросы метана на 30% к 2030 г. по сравнению с 2020 г. Метан удерживает в 80 раз больше тепла, чем углекислый газ, в первые 20 лет нахождения в атмосфере. При реализации этой инициативы потепление можно сократить на 0,2° к середине века. Россия к договоренности не присоединилась, хотя в апреле на виртуальном климатическом саммите мировых лидеров, организованном президентом США Джо Байденом, президент Владимир Путин обратил особое внимание на вредность метана и важность учета его выбросов.
  • Россия присоединилась к другой группе из более чем 100 стран, которые к концу этого десятилетия пообещали остановить вырубку лесов и начать увеличивать лесные площади. На долю этих стран приходится 85% лесов.
  • Банки, инвесткомпании, страховщики, пенсионные фонды и прочие финансовые организации числом более 450 с активами на $130 трлн пообещали управлять своими портфелями так, чтобы стимулировать своих клиентов сокращать нетто-выбросы углекислого газа с целью свести их к нулю не позднее 2050 г. VPost писал о позиции российских финансовых организаций и центробанка.
  • Около 10 лет назад развитые страны пообещали с 2020 г. выделять развивающимся $100 млрд в год на борьбу с изменением климата и зеленый переход. В пакте с сожалением констатируется, что эта цель не достигнута, содержится призыв как можно скорее реализовать ее в период до 2025 г. Отдельно заключена договоренность о создании механизма финансовой помощи странам, пострадавшим от катастрофических климатических явлений.

 

Углеродный рынок

Основные принципы работы механизма международного обмена квотами на углеродные выбросы удалось согласовать только сейчас, через шесть лет после подписания Парижского соглашения. Торговать ими можно будет на двусторонней основе, а также на рынке, контролировать который будет надзорный орган ООН.

Например, страны, которым сложно или дорого самим сокращать выбросы парниковых газов, могут купить квоты у стран, которые уже перевыполнили свои цели по очищению атмосферы. Также организации — частные компании или государственные институты — могут инвестировать в проекты, позволяющие сократить выбросы (скажем, заменить угольную электростанцию возобновляемым источником энергии или высадить леса): благодаря такому сокращению инвестор получит квоту, которую сможет перепродать. Страны с большими лесными площадями особенно активно выступали за создание международного рынка, как и компании — участники многочисленных добровольных углеродных рынков, появившихся в последние годы. Критики, правда, указывали на вероятность того, что у владельцев квот может быть возможность продолжать загрязнять атмосферу.

Достигнутое на СОР26 соглашение создает единые международные стандарты и позволяет исключить двойной учет.

При работе на рынке, подконтрольном ООН, страна должна будет подтвердить надзорному органу, что проект, предусматривающий сокращение выбросов, способствует устойчивому развитию и может быть учтен во вкладе, определяемом на национальном уровне (ОНУВ — это официально поданный в ООН документ со сформулированными правительством целями). Если это верифицирует независимый орган, выпущенная страной квота будет учтена в реестре. Прежде чем она будет продана другой стране или «для других международных целей смягчения негативных последствий» изменения климата (считается, что во втором случае ее могут использовать, например, авиакомпании), 5% в денежном выражении будет направлено в специальный фонд. Он будет помогать развивающимся странам адаптироваться к изменению климата. Еще 2% будет аннулироваться, чтобы стимулировать общее сокращение выбросов, а не просто зачет.

В двусторонних операциях между странами вычеты в 5% и 2% применяться не будут.

Также решено, что на новом рынке будут обращаться квоты, выпущенные с 2013 г. в рамках Механизма чистого развития для исполнения принятого в 1997 г. Киотского протокола. Критики считают такие квоты низкокачественными, к тому же они не будут стимулировать к новым сокращениям выбросов.

Несмотря на это, по словам гендиректора Carbon Market Institute Джона Коннора, «для бизнеса исключительно важно, что правила статьи 6 теперь сформулированы и заложена основа, которая способна немедленно запустить работу глобальных углеродных рынков».

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку