Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Financial Times

Запад не должен поддаваться на российский шантаж

У Москвы не может быть права вето на расширение альянса, но сферы для договоренностей все же есть

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг и президент Украины Владимир Зеленский. NATO North Atlantic Treaty Organization (CC BY-NC-ND 2.0)

Согласие на переговоры с враждебной державой, угрожающей вторжением в другую страну, неизбежно будет расцениваться как награда за шантаж. Но у США и их союзников по НАТО нет другого выбора, кроме как включиться в диалог с Россией на серии встреч на этой неделе, чтобы попытаться избежать войны на Украине, – даже если это выглядит как участие в организованном Кремлем вымогательстве. В сложившейся ситуации можно даже найти возможности для компромисса, отреагировав на озвученные Москвой опасения за свою безопасность, и предотвратить угрозу полномасштабной войны. Готов ли президент Владимир Путин в принципе вести добросовестный диалог – это уже другой вопрос.

В декабре Россия опубликовала свои требования по радикальному пересмотру системы европейской безопасности, представив два проекта договоров – с США и НАТО. После чего российские официальные лица начали грозить и выдвигать ультиматумы. Так переговоры не начинают – ни по стилю, ни по существу.

В российских текстах содержатся нереалистичные и односторонние требования, которые противоречат базовым принципам европейской безопасности, сложившимся после холодной войны, включая право каждой страны проводить собственную внешнюю политику. Западные союзники никогда на эти требования не согласятся, и в Москве это знают.

Путин зациклен на том, чтобы остановить расширение НАТО. Он заявляет, что, делая это, альянс нарушает данные в конце холодной войны обязательства, – заявляет, невзирая на то, что Россия, пусть нехотя, согласилась с такой политикой, установив собственные отношения с НАТО в 1998 г. Для России недопущение вступления Украины в организацию – часть многовековых попыток создать буферную зону у своих границ.

Но явный отказ принимать в члены НАТО Украину, не говоря уже о Швеции или Финляндии, противоречит уставу альянса. Его члены не поддержат единогласно такое изменение. Не должны они и вознаграждать российский буллинг. Сейчас у НАТО нет желания принимать Украину в свои ряды, но было бы наивно думать, что отказ сделать это положит конец попыткам России дестабилизировать ситуацию на Украине.

Правильно, что американские и европейские чиновники полны решимости не допустить того, чтобы эти переговоры определялись озвученными Россией красными линиями. Они озвучат собственные. Нарушение Россией территориальной целостности, отказ в праве наций определять собственную судьбу, постоянная агрессия в отношении Украины и дестабилизация различными способами ситуации в других западных демократических странах – все эти вопросы должны быть подняты.

Дипломатам с обеих сторон предстоит непростая задача – определить в этой схватке сферы, в которых возможно найти общий язык и которые могут послужить основой для дальнейших дискуссий и в конечном итоге – нормально организованных переговоров.

К счастью, такие сферы есть, даже если для их определения придется пересмотреть некоторые условия договоров, которые Россия в прошлом нарушала или пренебрегала ими. Однобокое требование России, чтобы она и США воздерживались от размещения за пределами своих территорий ракет средней дальности наземного базирования, может стать основой для переговоров о замене договора 1987 г. о таких вооружениях, который прекратил действовать в 2018 г. после нарушений со стороны России.

НАТО и Россия могут обсудить новые системы контроля за размещением контингентов и проведением военных учений, договориться о возобновлении коммуникаций и улучшении прозрачности. НАТО отвергло возможность появления среди своих членов стран «второго сорта», в которых альянс не сможет дислоцировать войска. Но он, по идее, мог бы пересмотреть политику их размещения в «прифронтовых» странах, если Москва заключит мир с Киевом и согласится на ограничение размещения собственных войск или вооружений в Белоруссии или Калининградской области.

Чтобы добиться прогресса, потребуется добрая воля обеих сторон, но Россия пока таковой не демонстрирует, держа пистолет у виска Украины. Деэскалация у украинских границ – необходимое условие для любых переговоров по существу. Возможно, Путин жаждет покинуть переговоры и использовать их провал в качестве предлога для нападения. Запад должен надеяться на то, что его дипломатам удастся добиться наилучшего результата, и одновременно готовиться к худшему исходу, подчеркивая свою готовность ввести жесткие санкции и укрепить оборонный потенциал Украины.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще