Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Financial Times

Как Пекин смешивает Олимпиаду и геополитику

Почему Китай принимает решения, которые за рубежом считают провокационными или агрессивными

Церемония открытия Олимпиады - 2022 в Пекине. Сергей Бобылев / ТАСС

Шрам на лбу Ци Фабао был практически неразличим при ярком пекинском солнце, когда он принимал участие в эстафете олимпийского огня, ознаменовавшей открытие зимних Игр на прошлой неделе. Однако включение в эстафету полковника Народно-освободительной армии Китая (НОАК) Ци, который был ранен, командуя полком во время боя на границе с Индией, приведшего к большим жертвам, внесло резкий диссонанс в олимпийскую атмосферу мира и дружбы.

Не прошло и дня, как правительство Индии объявило, что ее дипломаты бойкотируют церемонии открытия и закрытия Олимпиады, и обвинило Пекин в том, что он политизирует Игры, хотя сам призывал другие страны этого не делать.

Этот инцидент с новой силой обострил споры о том, почему в сфере международных отношений Китай часто принимает решения, которые его соседи, партнеры и противники воспринимают исключительно как провокационные или агрессивные.

Уже не первый год Китай усиливает вооруженное давление в спорах со своими соседями, такими как Япония, Тайвань, Индия, страны, также имеющие претензии на территории в Южно-Китайском море. Он инсценировал нападения на корабли ВМС США и применял экономические санкции против разных стран, от Канады до Австралии, при том что его дипломаты постоянно ругают, проклинают и высмеивают тех, кто, по их мнению, не проявляет должного уважения к Пекину.

«Многие из этих решений и заявлений кажутся исключительно контрпродуктивными, поскольку порождают недоверие к Китаю и желание противодействовать», – говорит Хелена Легарда, специалист по политике Китая в сфере международных отношений и безопасности в берлинском Mercator Institute for China Studies.

На Олимпиаде страну представляют люди, которыми она гордится; очевидно, что включение в их число такого человека, как Ци, многими должно было быть воспринято, как оскорбление. Это подчеркивает, какая пропасть образовалась между ценностями Китая и многих других стран за время, прошедшее с летних Олимпийских игр в Пекине в 2008 г. Ту Олимпиаду многие вспоминают как необычайно радостное событие. Но в собственном восприятии Китая включение образцового солдата в число 1200 участников эстафеты олимпийского огня представляется абсолютно оправданным и необходимым.

«Пекин становится сильнее, и ему не нужно, и он не хочет, чтобы другие страны ему указывали, что делать или какие ценности исповедовать. Организаторы, весьма вероятно, знали, что включение Ци вызовет недовольство в Индии. Но в Пекине считают совершенно оправданным чествовать тех, кого там считают героями войны, готовыми пожертвовать собой [ради страны], и используют Олимпиаду, чтобы рассказать собственной аудитории, какой тип лидеров и граждан ценят в Пекине», – говорит Бонни Лин, директор China Power Project в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований.

У военнослужащих НОАК небольшой боевой опыт, добавляет она. Поэтому, если власти «хотели выбрать солдата, который активно и постоянно защищает китайскую территорию, жертвует ради этого собой и был серьезно ранен, скорее всего такого солдата взяли бы из подразделений, действующих на китайско-индийской границе».

Не все разделяют эту точку зрения. Многие китайские специалисты по внешней политике и дипломаты уделяют большое внимание тому, чтобы понимать другие страны, говорит Чиньхао Хуан, доцент Yale-NUS College в Сингапуре. «Они оценивают то, как подъем Китая воспринимают в других странах, но сейчас не они играют первую скрипку. Есть более напористо звучащие голоса, например, НОАК, которые хотят представлять национальную мощь через мощь военную», – объясняет он.

Националистическая риторика председателя КНР Си Цзиньпина, которая, по мнению экспертов, во многом объясняет усиление позиций этой фракции, начинает беспокоить даже некоторых хорошо известных ястребов. Янь Суетон, ректор престижнейшего Университета Цинхуа и один из главных идеологов, заявил, выступая в январе, что студенты испытывают чрезмерную уверенность в способности Китая достичь своих внешнеполитических целей и свысока смотрят на другие нации. Зачастую они считают Китай единственной добродетельной нацией, добавил он.

Внешние наблюдатели видят причину в ужесточении политики безопасности, которую проводит Си. В рамках концепции «всеобщей национальной безопасности» Коммунистическая партия включила в нее не только традиционные – военную и политическую – области, но и другие категории (общим числом 15), такие как «безопасность в открытом море» и «космическая безопасность». Легарда отмечает:

Распространение сферы безопасности на все области отражает паранойю партии, которая везде видит риски и угрозы, но одновременно уверена в своем праве и способности эти риски подавлять. Члены партии и чиновники на более низких уровнях будут стараться соответствовать ожиданиям верхов, и это ведет к готовности нести издержки, такие как удары по международной репутации Китая.
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку