Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Как НАТО подготовилось к нападению России на Украину

Солдаты НАТО размещают систему противоракетной обороны Patriot в Словакии. NATO / flickr (CC BY-NC-ND 2.0)

Британские танки Challenger 2 бороздят сельскую местность в Польше. Элитные французские части специального назначения несут вахту на черноморском побережье Румынии. Американские ракетчики следят за небом Словакии. Норвежский F-35 поднимается в воздух, чтобы перехватить неопознанный российский самолет, появившийся у берегов Финляндии.

В то время как в Украине идут бои, страны НАТО на восточном фланге альянса проводят самое значительное и стремительное развертывание войск в истории современной Европы. Нападение Владимира Путина на Украину заставило Европу и НАТО вернуться к сценарию, который, как они думали, остался в прошлом.

Сегодня милитаризация Восточной Европы достигла самого высокого уровня со времен разгара холодной войны. При этом разорваны Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, запрещавший крылатые ракеты с дальностью полета 500-5500 км, и соглашение «Открытое небо», позволявшее России и странам НАТО проводить разведывательные полеты над военными объектами друг друга. Также разрушены каналы связи между Москвой и западными столицами.

В результате на континенте сейчас больше оружия и солдат в состоянии повышенной боеготовности, чем когда-либо за последние десятилетия, но нет тех защитных механизмов, что действовали во время холодной войны. Европа сегодня, пожалуй, менее безопасна, чем когда-либо с 1945 г.

Путин считает наращивание военного присутствия НАТО подтверждением того, что альянс представляет для России все бóльшую угрозу, которой он и оправдывает свое вторжение в Украину. НАТО утверждает, что у альянса нет другого выбора, кроме как расширять присутствие в Восточной Европе.

«Стало ли от этого безопаснее? Ну, если мы не будем этого делать, то не окажемся в большей безопасности, — говорит адмирал Роб Бауэр, председатель Военного комитета НАТО, высшего военного органа альянса. — Не быть сильным и надежным опаснее, чем быть таковым. Фактор сдерживания очень важен».

Реакция НАТО на вторжение

Менее чем за две недели после вторжения Путина НАТО пересмотрело существовавшие десятилетиями подходы к организации своей деятельности в Европе, включая риск разозлить Москву, — несмотря на то, что Путин пообещал ответить на любые угрозы безопасности России и неоднократно грозился применить ядерное оружие.

Сейчас под непосредственным командованием НАТО в Восточной Европе находится 40 000 военнослужащих — в 10 раз больше, чем в день перед началом войны. В восьми странах размещены боевые группы НАТО – вдвое больше, чем раньше. И впервые в истории альянса ради обеспечения коллективной обороны были задействованы силы быстрого реагирования (10 000 военнослужащих).

«Ранее такое было немыслимо», — так описывает изменение присутствия НАТО в Восточной Европе высокопоставленный чиновник альянса. На момент падения Берлинской стены в Западной Германии было 200 000 американских военнослужащих. Сегодня на восточном фланге НАТО, от стран Балтии до Болгарии, находится примерно 330 000 военнослужащих национальных армий, усиленных подкреплениями из Западной Европы, США и Канады. В состоянии повышенной готовности находятся 130 самолетов НАТО, около 150 военных кораблей патрулируют моря.

«Когда русские напали на Украину, у нас щелкнул выключатель — от смертей и разрушений, от того, как проводились операции», — говорит Бауэр.

«За последние шесть дней европейская безопасность и оборона изменились сильнее, чем за последние два десятилетия», — заявила 1 марта председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

Командование НАТО оправдывает наращивание военного присутствия необходимостью быть готовым защитить страны альянса от таких военных операций, которые Россия ведет в Украине, а также усилить фактор сдерживания до уровня, соответствующего предполагаемой готовности Путина идти на риск. Бауэр объясняет:

Перед вторжением была дилемма, когда люди говорили: нет, нужно продолжать диалог, нужно быть осторожными в плане демонстрации нашего военного потенциала, нельзя своими действиями подталкивать [Путина]. Но вот в чем проблема: что бы мы ни делали, он будет поступать по-своему.

Ко вторжению России в Украину НАТО фактически готовилось четыре года. Были предприняты шаги, разработанные главами оборонных ведомств альянса именно для такого развития событий.

После окончания холодной войны смысл существования НАТО, казалось, исчез. Альянс стал вмешиваться в конфликты в Боснии, Косово, Афганистане, вести «войны по своему выбору», говорит Бауэр: «И мы делали это в течение 20 лет».

Первое вторжение России в Украину с целью аннексии Крыма в 2014 г. заставило руководителей альянса очнуться. «Крым научил нас тому, что не мы определяем сроки [конфликта], а противник, враг, — говорит Бауэр. — Это породило дискуссию: готовы ли мы к этому с точки зрения стратегии и планов? Ответ в основном был отрицательным».

Поэтому в 2018–2021 гг. был разработан, обсужден и утвержден ряд внутренних соглашений, включая первую за полвека новую военную стратегию НАТО. Была полностью переосмыслена политика сдерживания, призванная не допустить вторжения модернизированной российской армии. В результате, когда 25 февраля лидеры 30 стран НАТО собрались на виртуальный экстренный саммит, им нужно было лишь договориться о том, какие из пяти планов реагирования приводить в действие. Все пять, решили они.

«В ходе подготовки все это выглядело довольно скучно и абстрактно. Но вот мы достали из портфелей все материалы в конце прошлого года — и пожалуйста: необходимо масштабное увеличение военного присутствия на восточном фланге», — говорит высокопоставленный представитель НАТО.

Наиболее революционное изменение, по мнению большинства должностных лиц НАТО, — страны альянса больше не считают сдерживающим фактором Основополагающий акт Россия — НАТО, подписанный в 1997 г. Среди прочего этот документ призывал сокращать военные силы и избегать развертывания вооруженных формирований вблизи территорий друг друга. Представители многих стран альянса в частных разговорах говорят, что соглашение это умерло. Бауэр поясняет:

Акт все еще существует. Но его содержание никак не ограничит то, что мы должны сделать. Сейчас общее мнение на политическом уровне таково, что мы не убиваем [соглашение], но ничто в нем... не помешает нам делать то, что нужно.

Опасность эскалации

По ту сторону баррикад ситуация видится иначе.

«Получается, что НАТО выдвигает свои передовые силы к нашим государственным границам, – заявил Путин на Мюнхенской конференции по безопасности еще в 2007 г. – И у нас есть справедливое право откровенно спросить: против кого это расширение?»

После воссоединения Германии и распада СССР в альянс вошли 12 стран, включая три бывших прибалтийских советских республики и семь стран Варшавского договора. Восточный фланг НАТО сейчас находится на 1100 км ближе к Кремлю, чем граница Западной Германии в 1989 г.

Объявляя в феврале о вторжении в Украину, Путин неоднократно оправдывал свои действиями расширением НАТО:

Речь о фундаментальных угрозах, которые из года в год шаг за шагом грубо и бесцеремонно создаются безответственными политиками на Западе в отношении нашей страны. Имею в виду расширение блока НАТО на восток, приближение его военной инфраструктуры к российским границам.

Бауэр называет подобную риторику «чушью»:

Мы реагируем на действия Путина. И делаем это не потому, что хотим продемонстрировать, что готовы к эскалации. Он нападает на Украину. Он находится в Беларуси. Он напал на Грузию. Мы не нападали на Россию, ни разу. Мы отвечаем на его действия.

Западный военный округ, который располагается на территориях, граничащих с Финляндией, странами Балтии, Белоруссией и Украиной и включает Калининградскую область, может похвастаться крупнейшими и наиболее оснащенными вооруженными силами в России: более 300 000 военнослужащих, танковые дивизии, силы специального назначения и наземные ракетные установки, а также военно-морские и военно-воздушные базы.

Кремль усилил контроль над Белоруссией, куда этой зимой были направлены десятки тысяч российских военнослужащих, которые затем вторглись в Украину. В результате войска НАТО и России сегодня находятся ближе друг от друга, чем когда-либо.

НАТО упорно отказывается от прямого вмешательства в дела Украины, но трудно игнорировать тот факт, что средства, призванные избежать эскалации — наращивание военного контингента и поставка вооружений Украине, — повышают риск ее возникновения. «Опасность возникновения очагов напряженности, эскалации, очевидно, выросла. На вывод всего, что было направлено туда [в Восточную Европу] за несколько месяцев, потребуются годы или десятилетия. Новое быстро становится нормой», — говорит высокопоставленный представитель оборонного ведомства одной из крупных стран — членов НАТО. И добавляет:

И это происходит в то время, когда Путин все стареет, все больше и больше думает только о своем наследии и, скорее всего, становится все менее и менее предсказуемым и все менее стабильным в своих мыслях и действиях.

Неоконченное дело

Вероятность того, что напряженность по линии соприкосновения Россия — НАТО будет возрастать, высока. В альянс готовятся вступить Швеция и Финляндия, которая имеет 1340 км границы с Россией. Если учитывать Белоруссию, которая стала российской марионеткой, общая граница между странами альянса и Россией составит около 3750 км.

Москва предупредила, что присоединение Финляндии или Швеции к НАТО потребует военного ответа и положит конец «безъядерному статусу Балтийского моря».

Поэтому НАТО заявляет, что наращивание сил на востоке еще далеко не закончено. Ожидается, что на саммите альянса в Мадриде в июне будут приняты планы по дальнейшему укреплению восточного фланга.

По словам Бауэра, возможные будущие шаги включают более четкие системы оперативного управления, интегрированные системы противовоздушной и противоракетной обороны, развертывание более крупных соединений, чем существующие боевые группы. Эти шаги будут подкреплены значительным увеличением запасов боеприпасов, медикаментов и средств противоракетной обороны. «Независимо от того, закончится ли эта война [в Украине] в течение недель, месяцев или лет, она будет иметь долгосрочные последствия для нашей безопасности, для способов реагирования НАТО и обеспечения постоянной коллективной обороны и безопасности», — сказал генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг.

НАТО готово к деэскалации, но Россия «перекрыла» все каналы, настаивает Бауэр. Он пытался договориться о встрече с начальником Генерального штаба России Валерием Герасимовым как до, так и после вторжения, но получил отказ. Альянс не должен успокаиваться, считает Бауэр:

Русские поверили в собственную чушь [об Украине]... Я надеюсь, что до этого не дойдет, но нельзя исключать того, что они должным образом подготовятся [к нападению на НАТО]. Не думаю, что будет разумно их недооценивать.

читать еще