Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Война за свободу воли». Как Россия начала жить в картине мира Путина

У Путина есть образ идеального мира, взятый из советских фильмов про разведчиков и с открыток о сталинском изобилии.
Президент РФ Владимир Путин на пленарном заседании ПМЭФ Сергей Бобылев / ТАСС

Будем считать, что идет Третья мировая за свободу воли. Существуют группы, такие как талибы, заседавшие недавно на Петербургском экономическом форуме, которые твердо уверены, что люди должны жить по придуманным ими правилам, женщинам лиц не открывать, на музыкальных инструментах не играть.

Владимир Путин — не случайный союзник «Талибана»: у него тоже есть образ идеального мира, взятого из советских фильмов про разведчиков и с открыток о сталинском изобилии. Граница на замке, комсомолки прекрасны, и нас все боятся.

Если вам не нравится приготовленная вам роль статиста в фильме Путина — вы американский шпион.

В РФ у людей нет собственных интересов или права выбора. Начав с безобидного запрета на санкционные продукты в 2014 году (президент рылся у нас в холодильнике, и мы позволили ему это), мы пришли к обществу, описанному сегодня экс-министром Швыдким. Его определение свободы гласит: «Если вы не согласны с властями и можете уехать из страны, значит, вы свободны». Вероятно, по этой логике, оставаться можно, только если вы покорны во всем — так работает российская свобода.

Взять журналистов государственных медиа (а других в России больше нет). Это слуги Путина, мнения которых он оплачивает и которые конкурируют в том, чтобы понравиться своему президенту. Если вы журналист, который не стал слугой, то в картине мира нашего «Талибана» вы просто служите кому-то еще и вас нужно уничтожить. Люди ничего не делают по собственному выбору, их действия бывают либо оплаченными нами, либо нашими врагами. Каким вздором было бы предполагать, что кто-то может не любить нашего президента бесплатно. Это противоречит всей концепции нашего исторического боевика (про советских разведчиков), в котором действуют и принимают решения только великие исторические личности: Петр I, Ким Чен Ын, Владимир Путин, Ротшильды (американские президенты слишком часто менялись, чтобы быть самостоятельными акторами, за ними явно кто-то стоит).

Конспирология как идея о том, что за любыми действиями стоят «внешние интересы», стала основой государственной политики.

Отсюда и концепт иностранных агентов, который совсем не случаен для понимания природы происходящего, это центральная идея позднепутинского политического уклада.

Как можно организовать массовое убийство тех, кого ты публично называл «одним народом с нашим»? Дело в том, что на Майдане украинцы показали себя как нация иностранных агентов. Невозможно поверить, что они добровольно отказались молиться на Москву. Следовательно, им приказали отказаться от любви к подмосковным вечерам заокеанские кукловоды. Убивать их, в логике перверта, — значит нести им освобождение. 

Бесполезно искать в этом клиническую картину в голове одного человека. Россияне подстраивались под растущую диктатуру, сосредоточившись на «проектах» и шансе на нормальную частную жизнь. В феврале 2022 года наша диктатура, выжравшая страну изнутри, начала блевать во внешний мир кровью.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще