Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Газовая атака». Невыплата дивидендов лишила «Газпром» репутации среди российских частных инвесторов

Потерянное доверие российских инвесторов вернуть будет, возможно, непросто. А никаких других инвесторов у отечественных компаний теперь нет.
«Газпром»

Был у меня пару месяцев назад разговор с одним бизнесменом. «Мой партнер выводил заработанное, а я-то всегда считал, что надо вкладывать здесь», — сокрушался мой собеседник, перебирая варианты, куда теперь перевести хоть часть заработанного за 30 с лишним лет.

Где теперь вкладывать, вообще непонятно. Внешние рынки закрылись или закрываются «русским» деньгам там не рады, внутренний тоже ни жив ни мертв. Индекс Мосбиржи за полгода потерял почти половину (41,6%), валюта стала токсичной, лишь ОФЗ отыграли падение, хотя поначалу потрепали нервы. В общем, первое полугодие стало для наших инвесторов одним из худших периодов в истории.

Но не в этом дело. Жестко падали мы и в 1998-м, и в 2008-м, и в 2014-м.

Мемная акция

Минувшее полугодие напомнило нам обо всех рисках нашего рынка: политических, экономических, зависимости от мировых рынков (с этим, правда, на какое-то время покончено), а теперь и о наплевательском отношении к инвесторам. Это я о «Газпроме», с которым провернули схему в стиле ставшего мемом «это все наши деньги» от Игоря Сечина. Вместо рекомендованных советом директоров рекордных дивидендов с рекордной прошлогодней прибыли решено дивиденды не выплачивать. Все эти деньги достанутся государству (у него 50%) за счет внеплановых выплат НДПИ. (Справедливости ради, «Роснефть» дивиденды заплатит.)

Результат: вместо инвесторов более 620 млрд рублей получит бюджет, акции «Газпрома» рухнули на 30%. Оно того стоило?

Можно только догадываться, что произошло за месяц с тех пор, как совет директоров «Газпрома», где случайных людей нет, рекомендовал рекордные в истории российского рынка дивиденды. Возможно, мы чего-то не знаем о тактике «газовой войны» или просто «это все наши деньги». Ведь делиться пришлось бы с супостатами. Точных данных нет, но, по оценке аналитиков «Локо-инвест», на долю иностранцев приходится почти 2/3 акций «Газпрома» в свободном обращении.

Проверка памяти

В прежние кризисы рынок восстанавливался за счет институциональных инвесторов, прежде всего иностранных. У них меньше эмоций, больше опыта, и вообще у рынков короткая память. «Точно такой же трюк „Газпром“ проделывал в 2018 году», — напоминают аналитики телеграм-канала MMI. Как говорится, и ничего ему за это не было.

С тех пор кое-что изменилось.

Иностранных инвесторов на нашем рынке больше нет. А без них доминирующей силой стали частные инвесторы. Четыре года назад их было на порядок меньше, теперь же их, по самым скромным подсчетам, 6 миллионов. И какое-то время именно они будут править бал. На них будет приходиться 70-80% оборота, прогнозировали аналитики «Локо-инвест». Доля розничных инвесторов в обороте торгов акциями возросла с 43% в феврале до 66% в марте — апреле и сейчас ситуация на рынке акций во многом зависитот их действий, писал ЦБ.

«Есть вещи поважнее фондового рынка», убеждала нас посткрымская реклама. Но есть вещи и поважнее отобранных у инвесторов денег. Например, доверие и репутация, которые, как доказали экономисты, не только этические категории, но и чисто денежные. Доверие и репутация не у враждебного нам теперь Запада, а в глазах граждан, своих — которых мы якобы «не бросаем». Они владеют бумагами «Газпрома» примерно на триллион (по котировкам до обвала).

Какая память у них, еще предстоит проверить. Возможно, гораздо более долгая, чем у прожженных циников из глобальных фондов. Большинство из этих миллионов инвесторов пришли на рынок в первый раз, во многом под уговорами властей, суливших им защиту и заманивавших налоговыми льготами. И для этих людей «Газпром» был главной бумагой: по данным Московской биржи, по итогам прошлого года на него приходилось 32,2% акций в портфелях частных инвесторов (правда, облигаций в их портфелях было больше, чем акций). А покупка этих бумаг «под дивиденды» была у них самой популярной идеей, отмечали аналитики «Локо-инвест».

Теперь они потеряли деньги. Можно, конечно, сказать им «Ваша дама убита», напомнить, что фондовый рынок это всегда риск, но многие почувствуют себя обманутыми. И для этого у них есть все основания. Они не торговали с плечом, вкладывали деньги не в маргинальную бумагу, а в одну из главных компаний страны, государственную, официально объявившую о намерении выплатить небывалые дивиденды. И, обжегшись на ней, многие плюнут и уйдут с рынка. Возможно, они не будут распродавать портфели, но новых денег не понесут.

А других сейчас почти и нет. Впрочем, как отмечают аналитики MMI, наш фондовый рынок перестал быть источником привлечения капитала, так стоит ли соблюдать нормы приличия: «Поэтому мы еще раз хотим повторить: российские акции — это сейчас гиблое место для инвестиций, бегите отсюда…»

Властям на это по большому счету плевать. 6-7 миллионов инвесторов — слишком мало, чтобы обращать на них внимание в большой геополитической игре. Исключение — Центробанк (ему по должности положено). Нужно работать над восстановлением доверия частных инвесторов к фондовому рынку, говорила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина на ПМЭФ: «Мы много работали, чтобы люди пришли на фондовый рынок, сейчас у них разочарование, и это вызов для нас». Но что она может сделать, если «это все наши деньги»?

Но однажды государство придет к частным инвесторам за деньгами — других-то осталось не так много. Бюджет с ФНБ не резиновые, а из других источников финансирования осталось только банковское кредитование. И, как пишет Евгений Коган, инвестбанкир с 30-летним стажем, «вполне вероятно, что в ответ государство получит встречный вопрос: «А почему мы должны доверять вам?»

Как говорил Уоррен Баффетт, отлив показывает, кто купался голым.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку