Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Недопустимые доказательства в деле адвоката Талантова

Самый простой анализ действий силовиков показывает, что в ходе уголовного преследования адвоката, работающего по делу Ивана Сафронова, им удалось создать несколько не предусмотренных законом документов
Не центр «Э», а следователи СКР должны были заниматься адвокатом Талантовым сайт Следственного комитета России

Исходя из данных, которые следствие предоставило суду для заключения под стражу адвоката Дмитрия Талантова (приведены в материале издания «Адвокатская улица»), основанием для возбуждения уголовного дела явились публикации в Facebook. Их сейчас будут подробно изучать комментаторы, разберут на фразы эксперты. Оценки будут радикальны: от возмущения и неприятия позиции силовиков до полного восторга от ареста Дмитрия.

К резкой радикализации мнений мы шли исподволь. Констатируем: дошли. Осталось вооружиться и переходить к уничтожению внутреннего классового врага.

Но не вижу смысла оценивать гуманитарную составляющую ситуации. Да, это ожившие антиутопии, это Оруэлл, Кафка, Бойе и Набоков.

Однако постараюсь не дать себе закусить удила и максимально холодно проанализирую легалистические формы уголовного дела. Это важно: понимать процессы.

Если кратко, предмет расследования — пять предложений в постах Дмитрия Талантова о Харькове, Мариуполе, Ирпене и Буче.

Уголовное дело о преступлении, предусмотренном пунктом «д» части 2 статьи 207.3 УК (публичное распространение заведомо ложной информации о действиях Вооруженных сил Российской Федерации по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы). Решение о возбуждении дела принято руководителем Главного следственного управления Следственного комитета России по г. Москве, что обусловлено статусом Дмитрия: он адвокат. Расследует дело Следственное управление СКР по Юго-Западному округу Москвы, что само по себе представляло бы некоторый интерес еще год назад (почему не центральный аппарат), но сейчас, с учетом колоссальной загруженности следователей высшего звена участием в следственных группах, работающих за пределами страны, это не тема для рассуждений.

Национал-предатели стали вполне окружным, а местами и районным уровнем.

Материалы для возбуждения уголовного дела в порядке, регламентированном федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» готовили оперативные уполномоченные Центра противодействия экстремизму Южного округа Москвы. Важно это для оценки законности проведенных ими оперативно-розыскных мероприятий (далее — ОРМ), которые должны четко соответствовать требованиям закона, на худой конец, быть предусмотренными законом. И уже на этом этапе в обоснованности возбуждения дела возникают серьезные сомнения.

Основа дела – «Акт осмотра сайта», составленный оперативным уполномоченным Серегиным. Он в звании лейтенанта, которое автоматически присваивается после окончания высшего учебного заведения, что предполагает отсутствие опыта и некоторым образом поясняет тот факт, что подобного ОРМ закон не предусматривает.

Вообще полный и исчерпывающий перечень всех ОРМ, то есть процедур, в рамках которых возможно осуществлять оперативно-розыскную деятельность, приведен в статье 6 упомянутого мной федерального закона. «Акта осмотра сайта», равно как и вообще любого осмотра, в этом перечне нет. Если проще — оперативный уполномоченный полиции Серегин либо выдумал новое мероприятие и сам очертил себе полномочия, либо использовал изобретение старших товарищей.

Центр «Э» горазд на подобное. В любом случае, «Акт осмотра сайта» — мероприятие, не предусмотренное законом, следовательно, все полученные на его основе доказательства недопустимы.

Акт составлен в присутствии неких понятых, которые законом об оперативно-розыскной деятельности тоже не предусмотрены.

Все это — процессуальные моменты, но что же искал лейтенант Серегин? А искал он целенаправленно публикации, посвященные специальной военной операции российских войск на территории Украины. Нашел девять, составил рапорт об этом и представил начальнику, который поручил проверить одну из них — репост публикации пользователя «Московский активист».

В публикации — фотография пожилого мужчины на Красной площади с плакатом «Украине — мир. России — вменяемость, ужас, стыд, покаяние. Путину — ад».

Дмитрий разместил текст к ней: «А как по-другому после фотографий и видео от Харькова, Мариуполя, Ирпеня, Бучи??? Это уже не фашизм — это крайние нацистские практики!» Ну и добавил полицейским изюма, написав, что отказывается признавать за людей тех, кто «будет поддерживать убийцу Пу и его шоблу».

Процессуальные импровизации сотрудников ЦПЭ после этого продолжились. Начальник лейтенанта Серегина полковник Лазутин решил, что необходимо провести проверку действий адвоката, и назначил лингвистическую экспертизу публикации.

Полномочий на это он не имел.

Во-первых, возбуждение и расследование уголовных дел в отношении лиц, обладающих особым правовым статусом (в рассматриваемом случае — адвоката), равно как и о преступлениях, предусмотренных статьей 207.3 УК, находятся в исключительной компетенции Следственного комитета России. Процессуальная проверка и назначение экспертизы могли быть осуществлены только следователем этого органа и никем более (статья 151 УПК).

Как пример: оперативные уполномоченные МВД не могут проводить проверку об убийстве, совершенном членом Совета Федерации или судьей, не могут опрашивать свидетелей и назначать экспертизы. Основания для этого именно те, что я привел абзацем выше. Да, предварительные проверочные и даже следственные мероприятия, пока непонятно, чья это подследственность, проводить можно. Но как только установлено, что дело не твое, — будь добр, незамедлительно передавай уполномоченному органу.

В случае с Дмитрием Талантовым полицейские изначально и целенаправленно работали с нарушением правил подследственности.

Во-вторых, как и в случае с «Актом осмотра сайта», назначение и проведение экспертизы не входит в перечень оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных законом. Это уголовно-процессуальное мероприятие и могло быть осуществлено исключительно в рамках процессуальной проверки, регламентированной УПК, которая, в свою очередь, была инициирована полицейскими путем направления материалов в Следственный комитет только после проведения описанных мероприятий.

Резюмирую данные о процессуальной составляющей материалов дела.

Оперативные уполномоченные полиции действуют в рамках федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», их полномочия и мероприятия, которые они могут проводить, строго регламентированы. Акта осмотра сайта, назначения и проведения экспертиз в перечне этих мероприятий закон не предусматривает.

В рамках уголовно-процессуального кодекса проводить проверки сведений о преступлениях, предусмотренных статьей 207.3 УК, а также в отношении адвокатов, уполномочены исключительно следователи Следственного комитета. Целенаправленных процессуальных проверочных действий в отношении адвоката сотрудники полиции проводить права не имеют.

Сама материальная часть дела проста и леденяще цинична. Один человек пишет мнение о событии, несколько других считают это мнение (подчеркну, именно мнение, а не сведения), не соответствующим действительности. Отличие высказавшегося от оценивающих одно: у последних есть погоны. Один из последних пишет рапорт, второй назначает экспертизу, третий пишет эксперту справку, что все было не так, как пишут мировые СМИ и международные организации, эксперт подтверждает, что было так, как в справке, следователь возбуждает дело, судья все это верифицирует.

Полиция, Министерство обороны, эксперты, следователи следственного комитета и судьи — это сейчас один узкий круг, даже кружок, члены которого решают, арестовать, осудить или нет.

Хотя о чем я? После осудить ставим точку.

Арест Дмитрия Талантова безусловно повлечет обвинительный приговор.

Вопрос только в виде и тяжести наказания.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку