Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Почему Илон Маск поддерживает Россию?

Руками России Маск избавился от ряда ключевых конкурентов и сейчас зарабатывает сотни миллионов долларов ежегодно.
Bill Ingalls / NASA

В начале октября Илон Маск написал твит о том, на каких условиях, по его мнению, Россия и Украина могут заключить мир. В частности, он предложил «оставить» аннексированный в 2014 году Крым в составе России и провести новое голосование на других аннексированных территориях. В середине октября стало известно, что компания SpaceX заявила, что больше не может продолжать финансирование спутниковой сети Starlink для Украины, и попросила Пентагон взять оплату работы системы на себя.

Российские государственные СМИ и чиновники долгие годы представляли Илона Маска антиподом России. Его космические успехи, демонстрация преимуществ частной инициативы над госмонополиями, «зеленая» Tesla часто становились объектами нападок, разоблачений и обвинений от российских журналистов и блогеров. Поэтому для многих в России непонятно, как же такой капиталистический ястреб вдруг признал Крым российским и выступил прямо против официальной политики США и в поддержку России.

Если же внимательнее ознакомиться с карьерой и деятельностью Илона Маска, то можно проследить более значимый «русский след» в его жизни, чем обычно принято представлять.

Маск неоднократно выражал свое уважение советским и российским ракетным инженерам, выступал по видеосвязи на мероприятии прокремлевского общества «Знание», а потомков Сергея Королева даже пригласил в США посмотреть на производство своих ракет.

Само рождение компании SpaceX — первого космического детища Илона Маска — связано с  Россией. После его неудачной попытки приобретения в России ракеты «Днепр» Маск задумался о причинах дешевизны российских ракет, что привело его к мысли о многоразовости. Эта часть его биографии хорошо известна. Также известно, что для самообразования Илон Маск читал книги советских разработчиков космической техники, в частности «Ракеты и люди» Бориса Чертока (в российской прессе этот факт разошелся в искаженной форме «специалисты SpaceX учатся по советским учебникам»).

Гораздо меньше обращают внимание на то, что взрывной рост космического рынка в 2000-е годы произошел во многом благодаря России. И только спустя десять лет на эту уже «подготовленную почву» вышел SpaceX — и достиг успеха.

В конце 90-х годов на мировой рынок вышли российские ракеты «Протон», «Союз», «Днепр», «Космос-3», «Рокот», и украинский «Зенит» в международном проекте «Морской старт». Все они базировались на советских технологиях, использовали советскую стартовую инфраструктуру, кроме «Морского старта», а некоторые так и физически были произведены в СССР. Это позволило их производителям не учитывать прежние капитальные расходы и выставить низкую цену на рынке космических запусков. Конкуренты оказались дороже в полтора и более раз, зато коммерческие спутникостроители и операторы США и Европы получили уникальные возможности запусков. На космическом рынке сложились комфортные условия для развития спутниковых сервисов, и к концу 2000-х годов доходы коммерческих космических компаний превысили суммарные государственные расходы на космос. Большинство нынешних клиентов SpaceX тогда запускались российскими ракетами.

К середине 2010-х SpaceX начинает активно эксплуатировать свою модернизированную ракету Falcon 9 в коммерческих запусках на геостационарную орбиту. Но тут конкуренция не ослабевала: российский «Протон-М» не уступал демпингу Маска и держал цену почти как у Falcon 9, хотя ему и пришлось значительно для этого подешеветь со $100 млн до $65 млн. Но в то же время Россия значительно сократила «военную приемку» в ракетостроении, и как результат резко упала надежность ракет. «Протоны» начинают падать практически на каждом десятом пуске, страховка на них взлетает в четыре раза выше, чем на Falcon 9, что сильно бьет по конкурентным возможностям. Производители «Протона» предлагают облегченную версию ракеты, чтобы снизить цену, но «Роскосмос» совершает еще один подарок Илону — вообще прекращает производство этой ракеты. И это решение вполне осознанное, потому что «благодаря» Крыму с 2023 года на российские ракеты начнут действовать санкции Пентагона, и западные заказчики не возьмут их даже даром. Пока «Протоны» еще летают, но их собирают из ранее произведенных компонентов, и в 2024 году история этой ракеты должна завершиться.

Другим конкурентом Falcon 9 десять лет назад была украинская ракета «Зенит». Она также совершала геостационарные запуски в российско-украинском проекте «Морской старт». Но проект оказался заморожен, когда Россия присоединила Крым. Не помогли даже усилия и инвестиции российской частной компании S7 Space, которая попыталась вывести «Морской старт» и «Зенит» из-под «крымского эффекта», но не справилась с противодействием в правительстве РФ.

По слухам, Путин лично запретил «давать украинцам зарабатывать».  

Практически то же самое произошло с ракетами «Днепр». Они производились еще советским «Южмашем» как баллистические под названием Р-36М. В 1990-2000-е годы их снимали с вооружения в России и переделывали под орбитальные запуски малых спутников. «Днепр» практически единолично обеспечил в США и Европе расцвет частных компаний-производителей микроспутников. Дешевые спутники, собираемые из некосмической электроники, и запускаемые «некосмическим» «Днепром», позволили развиться множеству частных коммерческих компаний, и подготовить множество студенческих команд-спутникостроителей. В дальнейшем практически все они перешли в заказчики SpaceX по программе Rideshare, и не потому, что его многоразовые ракеты стали дешевле «Днепра», а потому, что Крым наш. Оказалось, что модернизация старой ракеты невозможна без участия украинской стороны.

И на сегодня в сегменте запуска малых спутников у SpaceX конкурент только Индия, а геостационарных — европейский ArianeSpace, но безусловное преимущество на стороне Маска.

То есть руками России Маск избавился от ряда ключевых конкурентов и сейчас зарабатывает сотни миллионов долларов ежегодно.

SpaceX живет не одними ракетами. Еще одно важное направление — космические корабли для государственных и частных заказчиков. Когда Маск только начинал сотрудничество с NASA, далеко не все государственные чиновники были готовы ему доверять и полагаться в таком ответственном деле, как запуск людей. У них был Boeing и был «Роскосмос», с которыми связывали десятилетия надежного сотрудничества. Но Boeing затягивал сроки, а «Роскосмос» начал завышать цену на запуск американских астронавтов. Но цена билета для NASA оказалась не столь важна, а вот угрозы Дмитрия Рогозина отказаться от доставки американцев («пусть летают с батута») открыли для Илона Маска все двери в американском космическом ведомстве. Чем менее надежным партнером казался «Роскосмос» из-за высказываний российских политиков, тем большую поддержку от государства получал Маск.

SpaceX занимается и грузовым снабжением Международной космической станции, и здесь конкурентом за госконтракты выступает Northrop Grumman со своими грузовиками Cygnus. Но у них сейчас проблема, созданная Россией. Cygnus летает на ракетах Antares, корпуса которых делают на украинском «Южмаше», а двигатели на российском «Энергомаше». Поставки двигателей прекращены «Роскосмосом» в феврале 2022 года, и производство корпусов ракет в прифронтовом Днепре тоже, кажется, остановлено.    

Космические корабли Crew Dragon от SpaceX неоднократно летали и с частными туристами, но начался космический туризм не с них. Уже нетрудно догадаться, кто сделал космический туризм реальностью за двадцать лет до Маска, — Россия. Она показала, что есть спрос, и заложила основу развития этого рынка. Сегодня практически все заказы ушли к SpaceX. 

Перейдем теперь к системе низкоорбитального космического интернета Starlink. Идея такой системы не нова, и когда Маск ее начал, параллельно развивался его конкурент — OneWeb. Эта международная компания нуждалась в дешевых средствах запуска, но она не могла прийти в SpaceX из-за конкуренции со Starlink. Поэтому единственным вариантом для OneWeb стал «Роскосмос», у которого заказали сразу двадцать пусков. Контракт с OneWeb стал для российской госкорпорации последним крупным коммерческим успехом на международном рынке, и несколько лет, хоть и с задержками, «Роскосмос» успешно выполнял его. Но OneWeb тоже развивался с оглядкой на Пентагон, поэтому 2022 год должен был стать последним в этом сотрудничестве, и надо было успеть совершить 6 запусков. Но с февраля что-то не заладилось, готовую к пуску ракету сняли со стартового стола, 34 спутника оставили на хранении, а все шесть ракет «Роскосмос» решил оставить у себя. Тогдашний глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин выразил надежду, что его действия приведут к банкротству компании, но та нашла ресурсы и пошла к конкурентам «Роскосмоса»: SpaceX и в Индию. Т.е. снова Илон Маск получил царский подарок из России — новые пусковые контракты и одновременно задержки в развитии конкурента Starlink.

С началом «специальной военной операции» Starlink оказался информационной основой украинской системы обороны. И хотя, по словам Маска, он себе в убыток финансирует поставки терминалов и абонентское обслуживание, в то же время получает колоссальный рекламный эффект своей системы. Все военные министерства разных стран и мирные пользователи видят, что система работает глобально и надежно, даже не поддаваясь «глушилкам» ВС РФ.

Ничего из вышеперечисленного напрямую не должно было склонить Илона Маска к идее признать Крым российским. Но из этого видно, что у него немало причин проявления симпатии к России и лично Владимиру Путину, поскольку они очень много сделали для его успеха.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку