Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Новое польское правительство – надежда Европы и Украины

Польская оппозиция выиграла выборы и сформировала коалицию, избрав премьером Дональда Туска, бывшего председателя Евросовета. Власть долго оставалась в руках правопопулистов из «Права и справедливости».
Президент Польши Анджей Дуда (слева) вынужден назначить премьер-министром Дональда Туска, политического противника prezydent.pl

Партия любителя котов Ярослава Качиньского, брата-близнеца погибшего под Смоленском Леха Качиньского, без боя не сдалась. Президент Анджей Дуда, их однопартиец, вначале предложил формировать правительство другому «писовцу» — экс-премьеру Матеушу Моравецкому. Только после того, как парламент отказал ему в доверии, депутаты смогли выбрать «своего» премьера.

Старый конь сошел с борозды?

Глава польского государства Анджей Дуда был избран на этот пост как представитель партии «Право и справедливость». Конечно, он позднее говорил, что намерен быть президентом всех поляков. Но и раньше в этом его благом намерении были серьезные сомнения. Их вовсе не осталось после того, как он передал экс-премьеру от «Права и справедливости» Матеушу Моравецкому право попробовать сформировать правительство — несмотря на то, что их общая партия, хоть и заняла первое место по набранным голосам, не получила в парламенте достаточно мест, чтобы создать устойчивую правящую коалицию.

Уже голосование по кандидатуре спикера Сейма отчетливо показало расклад сил. Кандидатка от «Права и справедливости» Эльжбета Витек получила поддержку только от своих однопартийцев: всего 193 голоса. За избранного в итоге нового спикера нижней палаты парламента проголосовали 265 депутатов. Польские медиа назвали это «нокаутом» для «Права и справедливости».

Моравецкий тогда уверял, что полон оптимизма.

Переобувшись буквально в воздухе, он признал поражение своей партии, но начал рассказывать, что поляки голосовали не против «Права и справедливости» за любые другие партии, кроме правившей последние восемь лет, но за то, чтобы прекратить «польско-польскую войну», то есть за внепартийное правительство. Именно такой кабинет министров он и пытался сформировать, призывая принять участие в его работе часть оппозиционеров: Крестьянскую партию, движение «Польша 2050», «Новых левых» и их антиподов — ультраконсерваторов из «Конфедерации».

Их лидеры, однако, подтвердили свои предвыборные установки: они не хотят иметь дел с премьером от «Права и справедливости». Вместо переговоров с Моравецким они подписали свое коалиционное соглашение и назвали главой правительства лидера «Гражданской коалиции» Дональда Туска. Соглашение сразу же вступило в силу, поскольку избрание спикером Сейма Шимона Головни и выборы руководства верхней палаты парламента, Сената, были его частью. 

После этого у  «Права и справедливости» оставались лишь две слабые надежды. Первая — тем или иным способом, за должности или другие преференции, «перекупить» отдельных депутатов от других партий. И это можно было бы представить, если бы им для формирования правительства не хватало буквально пары мандатов. Но не почти трех десятков!

Вторая — надеяться, что президент Дуда попытается обойти закон и не предоставит парламенту право избрать своего премьера после того, как депутаты предсказуемо прокатят правительство Моравецкого.

Ни того, ни другого не случилось. Не помогла даже провокация депутата польского Сейма от крайне правой фракции «Конфедерация», который затушил из огнетушителя ханукальный светильник в здании парламента в день голосования по новому правительству — на следующий день Туска и его министров утвердили.

«Третий путь» польской политики 

Ярослав Качиньский известен тем, что после смерти матери живет с котом. В Польше в этом смысле в последние годы реализовался известный российский мэм: если не Путин, то кот. Страной последние восемь лет правили несменямый, при этом не занимавший главных постов в государстве лидер партии «Право и справедливость» и, соответственно, его кот. Никаких альтернатив.

Новых лиц тоже практически не появлялось. Кстати, даже новый премьер Дональд Туск — это скорее очень старое лицо в польской политике. Бывший премьер, уехавший потом в Брюссель. Не новичок и глава МИД Радослав Сикорский, он уже занимал этот пост. Был он и спикером Сейма, и министром обороны в кабинете Ярослава Качиньского, который — после перехода своего однопартийца к Туску в «Гражданскую платформу» — тогда прямо называл его британский шпионом.

Теперь этот «шпион» будет снова определять внешнюю политику Польши и она, безусловно, станет более проамериканской, пробританской, пронатовской и, как уже понятно, проукраинской. Кстати, Сикорский работал журналистом в Афганистане и освещал военные действия отнюдь не со стороны советской оккупационной армии. Жена же Сикорского — Энн Эпплбаум, известная исследовательница постсоветского пространства и авторка известных книг по советской истории, специалистка по противодействию дезинформации.

Возможно, именно потому, что во многом к власти возвращаются люди, управлявшие Польше 15 лет назад, значительно большее внимание к себе привлекают именно новые лица. Например, самым цитируемым политиком временно, пока шла свистопляска вокруг правительства, стал новый спикер Сейма, интеллектуал, католический консерватор и журналист Шимон Головня. Он был лидером коалиции «Третий путь», ставшей главной неожиданностью прошедших парламентских выборов. От его движения в правительство прошла например, Катажина Пельчинская-Наленч, первая женщина-посол Польши в России. Правда, к внешней политике формально она отношения иметь не будет, она станет министром фондов и региональной политики.

Интереснейшая фигура — новый вице-премьер и министр национальной обороны Польши, лидер Крестьянской партии Владислав Косиняк-Камыш. Его роль особенно интересна с учетом продолжающейся российской агрессии против Украины, а также того, что Польша — главная тыловая страна для украинцев и что в последние месяцы правления «Права и справедливости» отношения двух государств заметно испортились.

Про нового министра говорят, что это странное назначение, поскольку в военном деле он, как считается, мало что понимает. Между тем фактически на границе Польши идет война. Однако польские эксперты высказывают осторожное предположение, что его главной функцией будет достижение договоренностей с президентом Анджеем Дудой, чтобы тот не тормозил работу кабинета министров. Ну а военной помощью Украине и радикальным перевооружением польской армии, которая должна получить даже американские зенитно-ракетные системы Patriot и просит разместить на территории страны американское ядерное оружие, займутся его более квалифицированные заместители.

Правительство слабой надежды 

Кабинет Дональда Туска не только для Польши, но и для всего Евросоюза, безусловно, правительство надежды. Посреди общего наступления правопопулистов в Польше был сломлен один из двух, наравне в Венгрией, самых устойчивых, как казалось, режимов, выступавших с евроскептических и правопопулистских позиций. Туск уже, например, заявил, что Польша должна снова стать частью либеральной Европы, а Запад в целом должен активнее помогать Украине.

Но это пока только заявления. Расстановка министров на посты в новом кабинете вызывает у многих вопросы, а то и просто недоумение. Кажется, что многие из них гораздо эффективнее были бы в другой роли, но коалиционные переговоры, неожиданно для них самих, закинули их на эти должности.

Открытым остается и вопрос внутренней и внешней политики нового кабинета Дональда Туска. Во внешней политике и обороне ему придется, хочет он того или нет,  работать с президентом Анджеем Дудой, ставленником Ярослава Качиньского. Он как минимум сможет серьезно тормозить действия нового правительства.

Во внутренней политике новое правительство также вряд ли сможет проводить последовательную устойчивую политику. Оно сформировано из четырех очень разных групп, от польских левых до правых консерваторов. У него нет конституционного большинства, чтобы отменить основные решения, проведенные в прошлом «Правом и справедливостью», серьезно изменившие лицо Польши. Туск, например, вряд ли сможет, хотя и обещал это, быстро восстановить независимость судебной системы и «очистить» Конституционный суд от людей Качиньского.

Новый кабинет министров появился на свет, в первую очередь, благодаря голосам польских женщин, уставших от консервативной политики «Права и справедливости», например при помощи решения Конституционного суда, лишившего полек права на аборт. Однако восстановить это право, не имея возможности отменить контрреформу Конституционного суда, новые власти не смогут. Поэтому польки уже сейчас могут чувствовать себя обманутыми — в коалиционном соглашении отсутствует пункт о полном восстановлении права на аборт, там лишь довольно туманные формулировки о правах женщин.

Неудивительно, что и будущее этого правительства представляется достаточно туманным. Не исключено, что оно повторит судьбу коалиционного правительства соседней Чехии, где оппозиция тоже сумела отодвинуть от власти популистов, но сейчас ее рейтинги очень низки, и мало кто сомневается, что на следующих выборах правящие сейчас партии ждет фиаско.

 

 

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку