Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Почему Запад не смог обеспечить Украине военный перевес над Россией

Ни колоссальный экономический потенциал натовских союзников, ни их казавшиеся гигантскими арсеналы не конвертируются в украинское преимущество на поле боя. Особенно в войне на истощение.
Защитить небо Украины поставки западной техники позволили (на фото – система ПВО Patriot) – но этого недостаточно для победы Снимок экрана

К концу второго года войны стало ясно, что тот боевой перевес над РФ, который Украина удерживала с осени 2022-го, потерян, и, видимо, надолго. Нет причин считать, что стойкость украинских солдат и профессионализм украинских генералов ниже, чем у россиян.

Просто путинская военная машина стала материально сильнее. 

Равновесие было недолгим

На первый взгляд, все это противоречит естественной логике событий. Вторжение в Украину началось при абсолютном перевесе россиян. По оценкам SIPRI (Стокгольмского института исследования проблем мира), военные траты РФ в последнем мирном 2021-м были в 11 раз больше украинских — соответственно $66 млрд и $6 млрд.

Но затем союзники Украины (так называемая группа «Рамштайн»), а это почти все страны НАТО и еще десяток других, наладили поставки оружия, предоставили массированную поддержку деньгами, и российское преимущество должно было сойти на нет.

Казалось бы, соотношение сил не оставляет никаких вопросов. Суммарный ВВП группы «Рамштайн» (почти $50 трлн) раз в двадцать больше российского. Перевес этой группы в формальных военных расходах ($1240 млрд, по недавней оценке) никак не меньше. Только военный бюджет США составлял в 2021-м $806 млрд, а в 2023-м увеличился до $858 млрд.

К началу 2023-го расчеты Кильского института мировой экономики уже показывали, что стоимость западного оружия, поставляемого в Украину, стала сопоставима с тогдашним военным производством РФ. 

С февраля 2022-го и до начала ноября 2023-го общая помощь украинских союзников (пересчитанная в евро) достигла 242 млрд. На две трети это европейские деньги, на треть — американские.

В том числе финансовая поддержка составила больше 100 млрд, а поставки оружия только из США стоили 44 млрд, из Германии — 17 млрд, из Британии — 6 млрд, от структур Евросоюза — 6 млрд и т. д. Благодаря западному финансированию, военные траты самой Украины уже в 2022-м взлетели (в пересчете на доллары) до $44 млрд, а в 2023-м окажутся, возможно, еще выше.

Казалось бы, все это в совокупности создает украинцам материальный перевес над россиянами. И какое-то время действительно создавало. Но не сейчас.

У кого друзья полезнее

Дело не только в том, что зависли пакеты помощи ($60 млрд от США и 50 млрд евро от ЕС). Возможно, это временный сбой. Но уже до этого, прошедшей осенью, военная помощь упала на 90% (оценка Кильского института мировой экономики).

В недавнем докладе Министерства обороны Эстонии говорится, что среднемесячные поставки оружия в Украину с начала войны и по сей день оцениваются в $5,3 млрд. С учетом взлета военных трат РФ ($125 млрд в 2022-м, $160 млрд в 2023-м), такой уровень западных поставок перестал обеспечивать баланс в вооружениях сторон еще до того, как резко снизился в последние месяцы. 

Из 1 млн артиллерийских снарядов, обещанных Евросоюзом, Украина получила только 480 тыс. Могучая промышленность стран Европы не справляется с их производством. Американцы поставили 2 млн 155-мм снарядов и жалуются, что их запасы кончились.

А в РФ производство снарядов выросло втрое. Вместе с поставками от северокорейских друзей российская армия за год получила (предположительно) 3,5 млн снарядов и явно превосходит украинцев по огневой мощи. И по количеству дронов, в том числе с помощью Ирана, она тоже добилась перевеса, которого в начале войны у нее не было.

Казалось бы, военные траты российских союзников (всего $7 млрд, по мнению SIPRI, у Ирана, и непонятно сколько, но вряд ли много у КНДР) не позволяют их арсеналам и их военным заводам хоть сколько-нибудь всерьез соперничать с американскими. Но реальная картина — совершенно другая.

Военные траты как искусство для искусства 

Объяснять оскудение военных поставок только домашними склоками республикацев и демократов в Америке и интригами венгерского премьера Виктора Орбана в Европе было бы наивно. По сравнению с промышленным потенциалом Запада, его поставки в Украину очень малы. Даже их увеличение всего до 0,25% ВВП стран из группы «Рамштайн» провозглашается друзьями Украины как почти недосягаемая мечта.

Цена вопроса в сравнении с общими военными тратами Запада  выглядит очень скромно. Не говоря о том, что вроде бы есть кому лоббировать производство оружия для Украины. Ведь военно-промышленный комплекс на Западе и особенно в Америке будто бы хватается за любые заказы и ради этого якобы разжигает войны на всех континентах.

По крайней мере, у нас в байку о «торговцах смертью» верили с советских времен, и именно с ее помощью казенные пропагандисты объясняли в прошлом году первые западные решения о поставках оружия в Украину.

Но признаков того, что лоббисты американского ВПК хотели этих поставок, как раз и не было. И не зря. О «странном сочетании огромного военного потенциала США и неспособности использовать это могущество для того, чтобы одерживать военые победы» неоднократно писал Ричард Лахман, популярный исторический социолог и объяснитель упадка Соединенных Штатов: «Передовые виды вооружения продолжают поглощать львиную долю бюджета Пентагона, даже несмотря на то, что это оружие принципиально плохо подходит для тех реальных войн, которые ведут Соединеные Штаты в XXI веке».

Западные и особенно американские производители оружия совершенно не стремятся делать недорогие снаряды или дешевые дроны и тем более разжигать войны, в которых эти боеприпасы и военная техника расходуется. Гораздо выгоднее заниматься уникальными и фантастически дорогостоящими системами вооружений, которые изготовливаются на суперсложных производствах в небольших количествах и чаще всего даже и не доживают до боевого применения. 

Война на истощение все расставит по местам 

Большая часть западных военных трат идет на отвлеченные цели, а те арсеналы, которые используются в реальных войнах, оказываются вполне сопоставимыми с российскими, иранскими или северокорейскими. В том числе и поэтому задешево обученные и вооруженные иранцами боевики ХАМАСа сумели прорваться в Израиль, а йеменские хуситы, вполне бюджетные иранские прокси, успешно препятствуют сейчас международному судоходству в Суэцком канале.

Очень возможно, что взлету российского военного производства помогло еще и то, что для выполнения заказов Минобороны РФ широко используются гражданские производители, гораздо более деловитые, чем окостенелые поставщики из ВПК.

Похожим порядком свое военное производство могут развернуть и украинцы. Большая часть их огромного военного бюджета пока что идет на содержание армии и выплаты военным. Потенциал украинской промышленности мобилизован явно не полностью. Западные инвестиции в тамошнее производство боеприпасов и беспилотников, пожалуй, принесут больше отдачи, чем в собственных странах.

Что же до самих западных государств, то качество их государственного менеджмента и способность осуществлять большие проекты сейчас явно ниже, чем в лучшие времена. Но она сохранилась, пусть даже в последние два года военно-хозяйственные механизмы США и ЕС сработали не так, как от них ждали.

Сейчас на Западе, а возможно и в Украине, растет желание услышать какие-то мирные предложения из Москвы. Но когда станет понятно, что режим Путина вовсе не стремится ни к миру, ни даже к реальному перемирию, война на истощение будет осознана как неизбежная.

И машина военной поддержки Украины заработает быстрее и надежнее, чем до сих пор.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку