Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

«Старые калоши», или О теневом флоте, с помощью которого РФ обошла санкции Запада

Крупный нефтеналивной флот, появившийся в параллельной реальности, без присмотра со стороны надежных страховщиков, едва ли способствует общей безопасности морских перевозок. Но и преувеличивать его опасность тоже не стоит.
Танкер типа Aframax, спущен на воду в 2007 году https://www.marinetraffic.com/

В обсуждении темы теневого флота, перевозящего российскую нефть в нарушение установленного западной коалицией ценового потолка, общим местом является положение, что этот теневой флот состоит из старых калош, которым давным-давно пора на свалку, ржавых лоханок, каждая из которых может в любой момент дать течь и нанести огромный экологический ущерб. Так что, как должно быть ясно любому человеку доброй воли, практика перевозки теневым флотом должна быть прекращена еще и из соображений заботы об окружающей среде.

Образ яркий и убедительный, помогающий  сомневающимся понять, где правда. Даже если кому-то и все равно, куда идет выручка от нефти, то уж картинка нового Exxon Valdez, но не у берегов далекой Аляски, а в Балтике или Ла-Манше, может сильно повлиять на предпочтения обывателей и их политический выбор.

На этом можно бы и остановиться, но все-таки интересно проверить валидность этого тезиса. Действительно ли танкеры теневого флота создают повышенный экологический риск?

Суда по данным Bloomberg, в октябре 2022 года в теневой флот закупали 19-летние танкеры, к лету 2023-го возраст снизился до 15 лет. 

Заметим, что все эти танкеры — современной конфигурации, то есть с двойным корпусом: как раз после 2003 года эксплуатация танкеров с одинарным корпусом была запрещена. Двойной корпус — это не стопроцентная защита разливов, но значительный шаг вперед в обеспечении безопасности нефтяных перевозок.

Чтобы понять, что такое 15 или 19 лет для судна, много это или мало, можно посмотреть на состав двух корабельных популяций — ВМФ США и круизных лайнеров. Легко видеть, что в обеих популяциях встречаются суда, которым хорошо за 30 лет, и немало судов, которым за двадцать. Можно, конечно, предположить, что судно судну рознь, что корпуса танкеров делаются из двойного, но станиоля, американские канонерки — из двадцатидюймовой брони, а круизные лайнеры и вовсе из валирийской стали, легированной мифрилом, но тем не менее.

В качестве еще одной точки для сравнения: вспомните кораблики, которые вы чаще всего видите, — массово ходящие по сю пору «Москва» Р-51 постройки 1970-х, их предшественники «Москвичи» 515-го проекта, строившиеся в 1950–1960-е и доработавшие до 2000-х, исправно работающие «Кометы» и «Метеоры» советской постройки. Это суда массового советского производства для гражданских нужд, и все, что мы знаем о них, намекает нам, что проектировщики и производственники стремились сделать их подешевле, жертвуя надежностью и долговечностью, а вот поди ж ты, сколько служат.

Вообще за последние 20 лет средний возраст танкеров изрядно снизился, 7-8 лет назад и 25–30-летние танкеры были не редкостью. И заметим, что хотя «теневые флоты» — это не новое явление, Венесуэла, Иран, Ливия используют их довольно давно, аварий, причиной которых стал именно возраст танкера, не было. Можно, конечно, говорить, что авария-то может быть вызвана чем-то еще, но где «белый» молодой танкер выстоял бы, пожилой «теневой» сломается и зальет все нефтью на десятки миль окрест, но опыт таких свидетельств не дает. Либо авария значительная, и тогда и относительно молодой 8–10-летний танкер тоже трескается, как орех, либо и старые танкеры оказываются вполне крепкими. Если посмотреть на список аварий с разливами нефти и нефтепродуктов за последние десятки лет, видно, что и вообще аварии танкеров занимают крайне малую часть списка, но еще и возраст танкеров не играл существенной роли.

Я не то что бы сильно рад появлению крупного нефтеналивного флота, оперирующего в параллельной реальности и вне устоявшихся механизмов инспекций и обеспечения безопасности, проводниками которых во многом были крупные устоявшиеся страховые компании, работающие в западном правовом и экономическом поле. 

Но я очень не люблю, когда создаются ложные теории и ложные представления в подкрепление удобных в моменте аргументов, вызываемых политической необходимостью.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку