Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Запад так и не понял, что такое режим Владимира Путина. Западу надо помочь

Решения, которые приняли союзники Украины в ее войне против российской агрессии, или были недостаточными, или исходили из неверных предположений.
Западные лидеры (слева президент Франции Эммануэль Микрон, справа – канцлер ФРГ Олаф Шольц) по-прежнему готовы о чем-то разговаривать с Владимиром Путиным https://www.bundesregierung.de

Страны Запада совершили несколько стратегических ошибок по отношению к агрессии Владимира Путина против Украины, начавшейся в феврале 2022 года.

Ошибка первая

Несмотря на то, что нападение на Украину было довольно точно предсказано западными разведками, потенциал российских Вооруженных сил был серьёзно переоценен, а способности Украины сопротивляться агрессии — недооценены. Страны Запада во главе с США изначально исходили из неприемлемости решения международных вопросов путем агрессии против суверенного государства в одностороннем порядке. Эта позиция была ими заявлена сразу же и нашла отражение в первых пакетах санкций, которые носили беспрецедентный характер. Целью этих санкций было заявлено ослабление военного потенциала России, что должно было сделать продолжение войны невозможным.

Очевидно, что многие из примененных санкционных ограничений, в частности введение персональных санкций против близких к Путину лиц и влиятельных персонажей российского экономического и политического паноптикума, имели своей целью вызвать в российском обществе и в российских элитах серьезное недовольство политикой Владимира Путина. Это недовольство должно было, по мнению инициаторов санкций, привести к выступлениям против Путина и принуждению его к прекращению войны или даже к замене его на более предсказуемое лицо.

Такой расчет был с самого начала весьма наивен и, как следствие, не мог привести к реальным и ожидаемым авторами результатам. Российское общество, в значительной степени своей живущее весьма бедно, оказалось гораздо более устойчивым к экономическим санкциям и снижению уровня жизни. Устройство российского государства и его слабая зависимость от общественного мнения также не были учтены авторами западных санкций.

Санкционная политика Запада продолжает исходить именно из этих постулатов, несмотря на то, что их нереалистичность уже давно очевидна всем непредвзятым наблюдателям. Здесь мы, судя по всему, имеем дело как с бюрократической инерцией и зачастую имитацией бурной деятельности со стороны ответственных лиц и политиков, так и с дефицитом оригинальных, новых решений в отношении режима президента Путина.

Ошибка вторая

После того как неподготовленность российской армии стала видна, виден оказался и страх перед грандиозным поражением Путина. Ожидания такого поражения очевидно стали вырисовываться летом 2022 года и укрепились после успешных операций Украины по освобождению больших территорий Харьковской области и Херсона.

С одной стороны, на Западе боялись, что зажатый в угол Путин применит ядерное оружие, чем он угрожал с самого начала своей «специальной военной операции», а с другой стороны, перспектива распада России на несколько отдельных государств с ядерным оружием каждое и резкий рост нестабильности во всем регионе вызывали закономерное опасение у западных правительств. Этим опасениям немало способствовали и многочисленные появившиеся повсюду «деколонизаторы», с упоением рисующие самые разнообразные и диковинные карты раздела России на десятки, а то и сотни фантастических государств.

Третья ошибка

Главной стратегической ошибкой западных стран стало отсутствие стратегии по отношению к России. Если в отношении Украины они заявили о готовности поддерживать ее «столько, сколько потребуется», хотя сегодня это заявление вызывает множество вопросов, то конкретной задачи по выходу из войны и итогов, которые Запад считал бы для себя оптимальными, так и не было озвучено.

Международный уголовный суд выдал ордер на арест Владимира Путина по подозрению в преступлениях против человечности, а Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюцию, что Путин — диктатор и его новый президентский срок не следует признавать, тем самым призвав прекратить контакты с Россией. В то же время некоторые руководители западных стран, такие как президент Франции Эммануэль Макрон и канцлер Германии Олаф Шольц, по-прежнему говорят о готовности вести диалог с Путиным.

Тем самым демонстрируется отсутствие не только единой стратегии, но и самого простого, банального понимания того, какие отношения с Россией страны Запада собираются строить. У них, очевидно, нет понимания, какова должна быть новая система международной безопасности в Европе и как эту безопасность можно будет гарантировать.

Деградация экспертизы

Западные лидеры все еще, очевидно, не вполне осознают, что война Путина с Украиной не связана с территориальными претензиями России к Украине. Претензия Путина к Западу заключается в требовании признать его место в западной картине мира, утверждении его личного суверенитета над всем постсоветским пространством и возвращении мировой системы к «концерту великих держав» по образцу даже не Ялтинской системы, а Венской, сложившейся в Европе после наполеоновских войн.

Наивные надежды, что от Путина можно откупиться, отдав ему часть территории Украины, порождены непониманием западными лидерами и политиками природы этой войны.

Одна из причин такого положения дел — деградация экспертизы по России, начавшаяся с окончания холодной войны. В «победной эйфории» было решено, что теперь, когда главный противник повержен, специалисты по бывшему СССР уже не нужны.

Современной западной экспертизе по России мешают два главных препятствия: ограниченный доступ к информации и стереотипы.

Закрытость российского политического режима и ограничения свободы прессы затрудняют получение достоверной информации. Это делает анализ политики России сложным и часто приводит к неполным или неточным оценкам. Более того, это подталкивает некоторых обозревателей использовать сомнительные источники информации вроде анонимных телеграм-каналов. При этом степень некритичного отношения к достоверности такой информации порой удручает.

Свою роль здесь играет и определенная герметичность экспертного сообщества, варящегося в собственном соку и искренне верящего в верность своих оценок и прогнозов, что делает избыточным и ненужным критический подход к собственным изысканиям и привлечение дополнительной экспертизы со стороны.

Многие эксперты по-прежнему исходят в своих оценках из того образа российской действительности, с которым они имели дело еще в 1990-е годы или в начале правления Владимира Путина. Многие аналитики предполагали, что внутренние экономические проблемы и международная изоляция приведут к ослаблению режима Путина, но он остается власти. Некоторые эксперты преувеличивали потенциальное воздействие западных санкций на российскую экономику и политическую стабильность.

Кроме того, в западных обществах в целом распространено популярное заблуждение, что российский режим не отличается принципиально от европейских — он лишь несколько более жесткий и прямолинейный, но во главе его стоят такие же прагматичные люди, как и европейские политики. Отсюда вырастает следующее заблуждение — прагматики с прагматиками всегда договорятся, что выливается в периодические призывы начать переговоры с Путиным.

Отдельные россияне, знающие российское общество явно не хуже, чем западные специалисты, вынуждены действовать в экспертном качестве с большой оглядкой на те организации, которые их трудоустраивают и оплачивают их экспертизу. Отсюда очевидные сложности с продвижением адекватных оценок и предложений, которые не укладываются в принятый на Западе нарратив в отношении России. Такие российские эксперты как Сергей Гуриев, Сергей Алексашенко и др., несмотря на свой авторитет в научном сообществе, не в силах существенно повлиять на принимаемые решения.

Нужен экспертный центр

В свете этого было бы полезно создать российский независимый экспертный центр, который предлагал бы конкретные решения для противодействия Владимиру Путину и его агрессии против цивилизованного мира с учетом российской политики и мировоззрения российских элит.

Такой центр смог бы предложить свежие и нетрадиционные подходы к сложным проблемам. Использование знаний российских политических эмигрантов, обладающих уникальным пониманием внутренней динамики и менталитета России, могло обеспечить более глубокое понимание ситуации и, следовательно, более эффективные стратегии.

Независимый статус центра, функционирующего на пожертвования и гранты, в первую очередь оппозиционно настроенных россиян, позволил бы проводить анализ и разработку рекомендаций без оглядки на главенствующие в западной экспертной среде идеологические и прочие установки.

В условиях, когда международные отношения становятся все более поляризованными, нейтральный и комплексный анализ ситуации становится особенно ценным. Эксперты могут рассматривать ситуацию с разных сторон, предлагая сбалансированные и всесторонние решения.

Рекомендации такого центра могли бы быть использованы для формирования более эффективной и информированной внешней политики, особенно в отношении ситуации в Украине и в широком контексте отношений с Россией.

Создание такого центра способствовало бы формированию более глубокого и объективного взгляда на сложные международные вопросы, что важно для формирования эффективной и ответственной внешней политики.

Такая структура, концентрирующая интеллектуальный потенциал российской эмиграции, была бы незаменима и для чисто российских нужд, а именно формирования общего для всей антипутинской России видения будущего и конкретных шагов на пути к нему.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку