Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Касым-Жомарт Токаев — Нурсултану Назарбаеву: «Уходя — уходи»

«Как сказал один острослов, мемуары тем важны, что если там только 50% процентов правды, то этого уже достаточно, чтобы представить масштаб исторических событий».
Очень хочется верить, что Касым-Жомарт Токаев (справа) сдержит обещание и не пойдет еще на один президентский срок https://egemen.kz/

Текст впервые опубликован в телеграм-канале автора.

Это цитата из интервью президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева, опубликованного на казахском языке 3 января в газете Egemen Qazaqstan (Суверенный Казахстан). Через несколько часов ее аутентичный перевод на русский появился в газете «Казахстанская правда».

Исторические личности

Такой порядок публикации выглядит неслучайным: Токаев последовательно демонстрирует внимание к развитию национального языка как одного из символов независимой государственности Казахстана. Подчеркивая, что делается это при полном уважении к русскому языку.

Казахстанский президент произвел фурор чуть больше месяца назад, начав свое выступление в Астане на казахском языке после официальных переговоров с Владимиром Путиным. Это вызвало забавное смятение среди членов российской делегации, бросившихся искать у себя за спиной наушники, чтобы услышать синхронный перевод.

Мол, привыкайте, любезные, но бывшие «старшие братья»…

А цитата, вынесенная в начало, касалась мемуаров первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, оригинально названных «Моя жизнь». Пожалуй, снисходительный сарказм Токаева по поводу «50 процентов правды» выглядел достаточно выразительно, чтобы мы адекватно оценили его отношение к этим мемуарам. Но ведь не поспоришь и с тем, что Назарбаев — личность историческая, о чем справедливо напоминает его преемник: «Вклад Назарбаева в становление независимого Казахстана очевиден».

Что интересно, практически теми же словами, но гораздо более льстиво Назарбаев пишет в своей книге о Путине: «Никто не сомневается в том, что президентство Путина войдет в историю России как особый период. Это признают и его недруги. Путин восстановил порядок в стране, укрепил авторитет власти. Вновь поднял свою Отчизну на высоту мировой державы. Он — человек слова и человек дела».

Восточная аллилуйя сделала свое дело, и Путин принял Назарбаева, прибывшего в Москву в частным визитом незадолго до Нового года. Про встречу двух «исторических личностей» в интервью Токаева не упоминается, не спросили — не ответил, как-то так будем считать.

Впрочем, президент Казахстана тоже дал характеристику российскому коллеге: «Президент России Владимир Путин — это лидер, который своими словами и действиями, по сути, формирует глобальную повестку дня. С мнением России во всем мире считаются, без участия этого государства ни одна мировая проблема не решается, и это факт». И тоже не поспоришь, формирует Путин эту повестку и словами, и особенно действиями… Однако Токаев, в отличие от Назарбаева, к эпитетам превосходной степени не прибегает.

Неудачный транзит власти

Мы не знаем, ездил ли первый президент Казахстана к Путину искать гарантий защиты от привлечения к ответственности за причастность к кровавым событиям января 2022 года — в эти дни в стране отмечают вторую их годовщину — но Токаев отказался в интервью подтвердить «спасительную» роль именно России в те дни, когда он пригласил на помощь миротворческий контингент ОДКБ.

Токаев ограничивается лишь напоминанием, что председательство в ОДКБ тогда принадлежало Армении — и Казахстан, будучи членом организации, обращался ко всем странам-союзникам. Президент Казахстана впервые рассказывает, какие объекты защищали подразделения каждой страны. «Армянский контингент охранял горводоканал и хлебокомбинат „Аксай“, белорусский — аэродром в Жетыгене, таджикский и кыргызский — соответственно ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 города Алматы, российский — ТЭЦ-3 и объекты телекоммуникаций. Ни одного выстрела миротворцы не произвели»

Много было сказано о так называемом двоевластии в стране, возникшем после передачи Назарбаевым президентских полномочий Токаеву в 2019 году. Тогда в Казахстане действовал президент, он же Главкомверх, а также председатель Совета безопасности в лице экс-президента. Токаев назвал эту ситуацию одной из предпосылок январского кризиса, напомнив, как «некоторые чиновники поочередно бегали по кабинетам».

Этот казус не был секретом для остального мира, эксперты и очевидцы прямо называли два центра власти в Казахстане — Акорду, президентскую резиденцию Токаева, и так называемую Библиотеку, где располагался офис Назарбаева. Более того, смею предположить, Токаев не забыл своего унижения, в которое вылились слова бывшего министра юстиции, утверждавшего, что «по своему статусу Елбасы (национальный лидер) стоит выше Президента».

«Они играли на этом и в конце концов заигрались, — обычно сдержанный Токаев тут едва сдерживал эмоции, — позже я прямо сказал Нурсултану Абишевичу Назарбаеву, что политические игрища, прежде всего, его ближайших соратников чуть было не разорвали страну. Считаю, что вообще не должно быть „старшего и младшего президентов“». «Уходя — уходи».

Эти пассажи из интервью Токаева выглядят предельно драматичными. Кроме всего, они свидетельствуют, что вариант транзита власти по-казахски оказался неудачным, если не сказать больше — трагическим. И это часть еще не законченной истории краха постсоветских авторитаризмов, где бессрочные властители чуть ли не неизбежно сами и попадают в капканы, ими же расставленные для своих соперников, мнимых преемников и наследников по прямой.

Новый Казахстан против Старого Казахстана

И тем не менее происходящие в огромной стране процессы кажутся очень живыми, а иногда даже намеренно приземленными, когда их устремляют в формирование будущего, — к примеру, борьба против домашнего насилия или защита женщин и детей. Госсекретарь Ерлан Карин называет это «перезагрузкой системы общенациональных ценностей». Касым-Жомарт Токаев не менее пафосен: «Как прогрессивная нация, мы должны смотреть только вперёд». Смысл этих слоганов, как я понимаю, в том, чтобы люди в стране поверили — возврата к старому не будет. И тогда без пафоса не обойтись.

Отсюда вброшенная в общество формула борьбы Нового Казахстана со Старым Казахстаном, под которым подразумевается все еще влиятельный сонм назарбаевских элит, ориентированных в политике, бизнесе, медиа и даже в частной жизни на всевластную Семью теперь уже бывшего елбасы. Токаев все время повторяет, что эта борьба ни в коем случае не должна вылиться в «охоту за ведьмами», сведения счетов быть не должно, страна все еще в состоянии постстрессового синдрома после кровавого кантара (января по-казахски), нужно беречь единство и избегать раздрая.

Но верят ли люди в обещанное, сказать трудно. Общество все еще настроено патерналистски, ждёт от власти счастья на блюдечке и готово быстро впасть в привычную архаику жизненного уклада, где главным подспорьем — хорошо знакомая всем жившим в общей большой стране выученная беспомощность. Моему поколению не забыть, что обещанный к 1980 году советским людям коммунизм был заменен Олимпийскими играми. Поэтому так озадачили меня провозглашенные Токаевым планы удвоить ВВП Казахстана к 2029 году, последнему году его семилетнего президентского срока. Слишком турбулентное время нам нынче досталось для жизни, чтобы надежно экстраполировать сегодняшний рост экономики на 6 лет вперед.

Еще одной точкой кристаллизации недоверия, если судить по заданному интервьюером президенту Токаеву вопросу, остается непонятная не только казахстанскому, но и вообще постсоветскому человеку идея ограничится лишь одним президентским сроком. Что за блажь такая, подозрительно хмурятся тертые прошлыми обманами граждане, не может такого быть, не иначе как стоит за этим какой-то непросматриваемый сегодня умысел…

И рождается слух, что уже в 2026 году будет проведен референдум по внесению поправки в конституцию, который позволит Токаеву продлить свои полномочия. Президент категоричен: это дезинформация. И продолжает: «Положение об однократном президентском сроке в Конституции неизменно. Эта норма является такой же незыблемой, как и нормы о независимости, унитарности, территориальной целостности и форме правления нашего государства».

Очень хочется в это верить. Но, если живешь долго и изучаешь человеческую природу деятелей, дорвавшихся до власти в наших «палестинах», признаюсь, трудно оставаться адептом этой веры.

Впервые опубликовано в телеграм-канале автора.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку