Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

«Войны памяти» и политика в контексте войны против «Хамаса»

2023 год стал годом возвращения антисемитизма: в публичном поле появилась тенденция приуменьшать значение ужасных преступлений на национальной почве против евреев и даже оправдывать массовые убийства, совершенные 7 октября при нападении радикальной террористической организации «Хамас» на Израиль.
Сотрудники больницы «Камаль Адуан» с «медицинским оборудованием» ЦАХАЛ

Наряду с политическими аргументами, основанными на идее, будто евреи десятилетиями эксплуатировали и угнетали арабов из-за своей колониальной политики, стали звучать и более далеко идущие идеи — переоценки так называемой «политики памяти» и пересмотра истории Холокоста, экстраординарного события человеческой истории, представляющего собой массовое, поставленное на поток уничтожение евреев в годы Второй мировой войны, инициированное и системно осуществленное нацисткой Германией, некоторыми ее союзниками и коллаборационистами на оккупированных территориях и ставившее своей целью полное уничтожение еврейского народа.

«Зависит от контекста»

Значительные группы левых интеллектуалов не способны осудить призывы к уничтожению еврейского народа. Это было продемонстрировано на слушаниях в комитете по образованию Палаты представителей США.

Клодин Гэй, теперь уже бывший президент Гарварда, заявила: «7 октября „Хамас“ жестоко напал и убил более тысячи мирных жителей в Израиле, в том числе американских граждан. Я безоговорочно осуждаю это нападение. Этот теракт, последовавший за ним гуманитарный кризис в Газе и реакция в Соединенных Штатах и во всем мире пролили свет на древние формы ненависти, которые продолжают гноиться в наших обществах и, к сожалению, сохраняются в университетских городках». Вроде все понятно? На самом деле нет, потому что та же Клодин Гэй и ее коллеги Салли Корнблют из Массачусетского технологического института и Элизабет Магилл из Университета Пенсильвании не смогли прямо ответить на вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности студентов, поддержавших палестинское нападение на Израиль.

Приведу здесь диалог Элизабет Магилл и Элайзы Стефаник, члена Палаты представителей от штата Нью-Йорк.

  • Стефаник: Нарушают ли призывы студентов к геноциду евреев правила или кодекс поведения Университета Пенсильвании, да или нет?
  • Магилл: Если слова подтвердятся делом, можно будет говорить о харассменте.
  • Стефаник: Я спрашиваю конкретно: призывы к геноциду евреев представляют собой буллинг или харассмент?
  • Магилл: Если целенаправленно, жестоко и повсеместно, то это харассмент.
  • Стефаник: То есть ваш ответ — да?
  • Магилл: Зависит от контекста.

А на вопрос члена палаты представителей, запретят ли университеты организацию «Студенты за справедливость в Палестине», чьи активисты отметили 7 октября как праздник, Гарвард и Пенсильванский университет заявили, что, исходя из принципа свободы слова, не будут запрещать эту студенческую группу.

Число антисемитских инцидентов в США выросло примерно на 400% за две недели после 7 октября, сообщила в октябре Антидиффамационная лига, борющаяся с антисемитизмом и другими формами нетерпимости, студенты и преподаватели евреи опасаются находиться в академических кампусах, пользоваться общественным транспортом, использовать еврейскую символику. Евреи составляют 2% населения США, но являются целью 55% всех религиозно мотивированных преступлений, зарегистрированных ФБР.

Демократия против терроризма

Диаметрально противоположные подходы Израиля и «Хамаса» в отношении сохранения жизни гражданского населения намеренно игнорируются или фальсифицируются.

«Хамас» нацелен на мирное еврейское население, не скрывает этого, обстреливая территорию Израиля и совершая террористические акты именно против гражданских.  За последние 80 дней по территории Израиля было выпущено около 12500 ракет, примерно 3500 из них упали в секторе Газа. Такова практика на протяжении всей истории этой радикальной религиозно-политической организации: террористы не жалеют и своих.

Израиль стремится свести к минимуму жертвы среди гражданского населения, хотя эти усилия — к огромному сожалению — не всегда успешны.  Характер израильского общества в своей основе — европейская либеральная демократия. Демократический характер современного государства естествен для Израиля, причем не в силу того, что израильское общество и государственные институты стремятся понравиться европейцам или американцам, а в силу того, что основные идеи современной демократии имманентны еврейской цивилизации и высказаны еще библейскими пророками, а многие принципы справедливого суда как института сформулированы законоучителями-раввинами.

Гражданин современного государства, придерживающийся системы ценностей, основанной на принципах демократии и на еврейском праве, как бы парадоксально это ни звучало для европейцев, глубоко сожалеет о жертвах среди гражданского населения в Газе. А наблюдатели, сочувствующие палестинцам, должны понимать, что «Хамас» цинично использует жителей Газы в качестве живого щита. Система образования в Газе основана на ненависти к евреям — хотя именно от Израиля сектор получает чистую воду, топливо и электричество, причем дешево или бесплатно. Но население Газы поддерживаает «Хамас».

И «Хамас» этим широко пользуется. Чего стоят хотя бы признания директора больницы «Камаль Адуан» в Джабалии (север сектора Газа) Ахмада Кахлута, что «Хамас» превратил больницу в военный объект. На ее территории были дислоцированы боевики, находились склады оружия, что позволяло им вести оттуда боевые действия:

«Они прячутся в больницах, потому что считают, что там безопасно. Им не причинят вреда, если они внутри… У „Хамаса“ есть свои кабинеты в больницах. Есть кабинеты для высокопоставленных активистов, есть охраняемые помещения для заложников. Есть специальные кабинеты для расследований, внутренней безопасности и специальной безопасности. У всех есть частные телефонные линии внутри больницы… „Хамас“ использует в своих целях частные машины скорой помощи. Они другого цвета и не имеют номерных знаков. Например, на такой скорой они привезли похищенного израильского солдата. Эти автомобили приезжают и уезжают, но раненых они не перевозят».

Немного истории

Трудно требовать от публицистов и обывателей тщательного изучения исторических событий и объективного анализа ближневосточных процессов. Но любой интеллигентный человек должен придерживаться принципа интеллектуальной честности, того же самого принципа, которого (по идее) придерживаются историки и журналисты: не брать на веру слова, искать фактических подтверждений, смотреть как на начальную, так и на конечную точку любого процесса.

Разве допустимо представлять события арабо-израильского конфликта исключительно сквозь призму событий 7 октября или даже 75-летнего существования Израиля? Справедливо ли игнорировать предшествовавшие две тысячи лет, в которые еврейский народ был лишен родины и преследовался за верность своей религии? Кто только не правил землями, где сейчас полыхает война ЦАХАЛ против «Хамаса»! Византийцы, персы, вновь византийцы, крестоносцы, мамлюки, османы, англичане…

Еврейское присутствие — в той или иной форме — было на Святой Земле непрерывным. В Иерусалиме, Хевроне, Цфате евреи подвергались лишениям и часто рисковали жизнью, чтобы поддерживать деятельность синагог и иешив; диаспоры собирали средства и отправляли своих представителей, чтобы обеспечить еврейское присутствие на Святой Земле.

Поколениями евреи, изгнанные с исторической родины, хранили память о стране и разрушенном Храме: произошла спиритуализация Святой Земли, Иерусалима, еврейской государственности.

А если говорить о новейшей истории, нельзя не вспомнить отказ палестинского руководства от плана раздела территорий, согласованного международным сообществом, не вспомнить войну, объявленную всеми арабскими странами региона молодому еврейскому государству, созданному решением ООН, не вспомнить совсем уже недавний полный уход Израиля из сектора Газа, террористов-смертников, «взрывавших» Соглашения Осло.

Израиль наверняка допускал какие-то ошибки на протяжении долгой истории конфликта, но утверждать, будто палестинцы всегда невинные жертвы, — значит искажать факты.

Израиль не ведет войну против палестинского народа или против ислама. Главный раввин Израиля Ицхак Йосеф разъяснил правила поведения ЦАХАЛа в мечетях и домах палестинцев: «Все, что не является вопросом боевой необходимости, не должно присваиваться или подвергаться вандализму. И в частности, речь идет о религиозных вопросах… Необходимо объяснить солдатам, что нельзя причинять вред религиозным чувствам представителей других религий. Народ Израиля добродетелен и не действует подобно убийцам, которые устроили резню, разграбление, разврат и осквернение всего, что для нас свято и дорого. Мы должны действовать осторожно и избегать поступков, которые бесполезны для боевых действий».

Любой аргумент, который рассматривает создание Израиля как основную причину конфликта, проблематичен, направлен на подрыв права Израиля на существование и поощряет призывы к геноциду с целью его уничтожения. Это и есть та самая «контекстуализация».

О статье Маши Гессен

Вообще в последние годы стали набирать силу так называемые постколониальные представления о ближневосточном конфликте, связанные с «политикой памяти» и историей Холокоста.

Именно от этих понятий отталкивается американская публицистка с российскими корнями Маша Гессен в большой статье под названием «В тени Холокоста» в журнале The New Yorker. Она говорит о «политике памяти» в Германии, Польше и Латвии, где, как она считает, возникают фальсификации истории, говорит об усилении позиции правых политических сил в Европе, критикует определение антисемитизма, принятое в 2016 году межправительственной организацией «Международный альянс памяти Холокоста», утверждая, что из-за этого определения происходит нагнетание ситуации и завышение реальной статистики антисемитизма, защищает пропалестинское «Движение B.D.S.» (Boycott, Divestment, Sanctions), стремящееся использовать экономическое, культурное и академическое давление на Израиль, чтобы (якобы) обеспечить равные права палестинцев в Израиле. (Заметим, что «Движение B.D.S.» не подтверждает права Государства Израиль на существование и предполагает полное уничтожение т. н. «сионистского проекта».)

Заодно Гессен рассказывает об антисионитской политической философии Ханны Арендт, состоявшей в многолетних романтических отношениях с крупнейшим философом новейшего времени и нацистом Мартином Хайдеггером, писавшей о процессе над Адольфом Эйхманом (архитектором Холокоста) для того же журнала The New Yorker, об убийстве Рудольфа Кастнера в 1957 году в Тель-Авиве.

Герой и убийца

Кастнер, лидер венгерской еврейской общины во время Второй мировой войны, заключил с нацистами в 1944 году сделку: в обмен на некоторые товары, необходимые Германии, из Венгрии было позволено выехать поезду с евреями. Спаслось почти 1700 человек, в том числе несколько авторитетных раввинов, сирот и членов семьи Кастнера. Остальные были отправлены в Освенцим.

В 1953 году против Кастнера в Израиле, где он имел репутацию героя, жил и работал на ответственной должности, выдвинули обвинения в преступной сделке с нацистами и в гибели 500 тыс. венгерских евреев. Говорили, что Кастнер, спасая семью и выручая тех, кто мог заплатить крупный выкуп, не предупредил большинство соплеменников, что нацисты решили уничтожить евреев в лагерях смерти. Кастнер подал в суд на автора публикаций, тоже выходца из Венгрии, пережившего Катастрофу и потерявшего всех своих родных. Верховный суд снял с Кастнера обвинения, но отставной агент Общей службы безопасности застрелил его.

Гессен предлагает вниманию читателей такой набор документов, имен и событий, что возникает ощущение, будто «Холокост можно сравнивать» и что «не все так однозначно». Завершая статью, автор приходит к аморальному выводу:

«Последние 17 лет сектор Газа представляет собой густонаселенную, обедневшую, обнесенную стеной территорию, покидать пределы которой даже на короткое время может лишь небольшая часть населения, другими словами — гетто. Не как еврейское гетто в Венеции или гетто в центре города в Америке, а как еврейское гетто в восточноевропейской стране, оккупированной нацистской Германией».

То есть она напрямую сравнивает политику Израиля по отношению к сектору Газа с политикой Германии в отношении евреев. Президент Германо-израильского общества Фолькер Бек прокомментировал ее статью так: «Приравнивая ситуацию в секторе Газа к положению в гетто на территории оккупированной нацистами Европы, Маша Гессен демонизирует Израиль и умаляет масштабы Холокоста».

Гессен ставит в конец шокирующую фразу: «Гетто ликвидируется». Читатель, привыкший к тому, что в статье сравниваются война с "Хамасом" и Холокост, понимает, что Израиль проводит геноцид — массовое тотальное уничтожение гражданского населения.

***

Достоянием общественности стала информация о многомиллионных пожертвованиях арабских режимов общественным организациям и университетам. Но не только щедрые пожертвования стали причиной активного антисемитского леворадикального дискурса. Есть в нем идеологическая составляющая, стремящаяся помочь привести голоса молодежи, иммигрантов на сторону определенных политических партий.

Опасная политическая игра левых политических сил в западных государствах, избирательное сострадание международных организаций, которым поручена защита прав человека, проявляющееся в их оглушительном молчании или в отрицании зверств, устроенных по отношению к евреям, представляет серьезную угрозу фундаментальным принципам человеческой морали и закона.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку