Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Экономические итоги 2023 года: издержки «специальной военной операции»

Ушедший год я бы разделил условно на две части. Первую условно можно назвать – «готовимся выживать», вторую – «и тут у меня поперло».
Военно-промышленный комплекс определил экономику РФ 2023 года https://vk.com/realuvznews

Последние полгода мы стали видеть забытый уже профицитный бюджет, темпы роста экономики по официальным данным ускорились. Конечно, реально за год инфляция даже по официальным данным составила более 7%, курс доллара с начала года вырос примерно на 23%. Да и бюджетный дефицит в целом за год никуда не делся. Так что «поперло» выглядит несколько сомнительным. Однако нельзя не признать, что российский бизнес и государственные структуры немало потрудились над тем, чтобы преодолеть последствия непрерывно накладываемых санкций. Негативные последствия к концу года удалось если не нейтрализовать, то, по крайней мере, снизить их воздействие.

Но дальше необходимо сказать следующее. Мы видим растущую внутрироссийскую риторику суверенитета, рассказов о будущем мире, где все страны начнут стремиться к максимальной экономической независимости, и что это общий тренд, в котором Россия участвует.

На самом деле успех в преодолении санкций, наложенных на Россию, – главное свидетельство того, что экономическая глобализация стала всеобщей. Именно благодаря глобализации удается наполнять товарами полки российских магазинов, благодаря глобализации находятся обходные пути поставок.

Устойчивость экономики России состоит в том, что она остается неотъемлемой частью мировой экономики. Российские торговые центры продают дешевую одежду, массово производящуюся в Юго-Восточной Азии. Российские сетевые супермаркеты полны сравнительно дешевой едой, бо́льшую часть которой производят на импортном оборудовании, с использованием импортных ресурсов и технологий. Благодаря этому руководство России смогло увеличить военное производство, не слишком сократив гражданский сектор экономики.

Ни в Первую, ни во Вторую мировую войну такой маневр для нашей страны был невозможен. В первом случае недовольство населения последствиями войны, как мы знаем, стало спусковым крючком к революции, а во втором случае перевод советской экономики на военные рельсы привел к огромным жертвам – миллионы погибли от голода и болезней.

В 2022 году никто в бизнесе не понимал, как долго все это продлится. Разговор об инвестициях вообще не стоял. Все занимались решением сиюминутных задач по выживанию.

Сейчас ситуация сильно изменилась. Возникла и устоялась новая реальность, в которой Россия закрыта от части мира, санкции будут существовать еще очень долго, даже если военные действия вдруг прекратятся. Появилась возможность выстраивания стратегий. В принципе, их не так много, и они далеко не универсальные.

Военная продукция – максимальный зеленый свет со стороны государства. Сбыт на ближайшее время гарантирован. Производство расширяется, идет поиск новых поставщиков и наем новых сотрудников. Пожалуй, это самый привилегированный сегмент экономики. Впрочем, и риски здесь соответствующие. Срыв гособоронзаказа чреват серьезными репрессиями. Поэтому, хотя государство легко дает деньги под военные проекты, мало кто из бизнесменов готов в этом участвовать. Прибыли немного, а вот риски высокие.

Отрасли стратегического импортозамещения (энергетика, транспортное машиностроение и т. п.) – здесь, с одной стороны, все хорошо, поскольку международные конкуренты покинули рынок и можно смело предлагать свою продукцию по более высокой цене. С другой стороны, приходится поднимать качество и расширять ассортимент, чтобы полностью заменить ушедших иностранцев. Но это приводит к росту издержек и снижению прибыли. В общем, тоже приходится крутиться.

Производство одежды и обуви, как и в прошлые годы, лишь номинально можно считать российским. Заказы размещаются в разных странах и везутся в Россию зачастую по тем же самым привычным маршрутам. В конце концов, санкции на эту продукцию никто не вводил. Проблемы тоже общие. Растет курс доллара. Импорт дорожает. Приходится удешевлять продукцию, что, в свою очередь, снижает спрос.

Пока еще сравнительно неплохо чувствует себя производство продуктов питания. Правда, и там сильно растут издержки. Как за счет девальвации рубля, так и за счет роста затрат на логистику. Мы это видим на динамике цен. Если в 2022 году росли цены на промышленные товары, то сейчас пришла очередь продуктов питания. И пока еще этот рост не думает останавливаться. Причина очевидна. Все меры Центробанка по обузданию инфляции натыкались на стимулирующую политику со стороны правительства, постоянно увеличивающего бюджетные расходы.

Что еще изменилось в этом году?

У бизнеса появились мысли о том, что будет, когда военные действия прекратятся. Никто не берется прогнозировать сроки, но стратегию под окончание спецоперации многие компании начинают готовить. Правда, у этой стратегии слишком много неизвестных. Прежде всего, это уровень инфляции, валютный курс и налоговая политика правительства.

Этот год внешне выглядит довольно благополучным. Вырос ВВП, доходы населения если и не выросли, то, по крайней мере, похоже, мало изменились. Дефицит бюджета удалось удержать от рекордных цифр. Да и инфляция, хоть и выше плановых цифр, но пока вполне приемлема.

А вот что дальше – непонятно. Правительство на 2024 год заложило огромный рост бюджета. Причем как расходов, так и доходов. Значит, доходы эти надо откуда-то взять. Вариантов не так много. Увеличить налоги, поднять инфляцию или обрушить курс рубля. Вероятнее всего, будут использованы все три способа, но вот пропорция между ними никому неизвестна. Думаю, что и правительству с Центробанком тоже. Все это усугубляется нехваткой рабочих рук и высоким коэффициентом использования производственных мощностей в стране. Восстановительный рост исчерпан. Частных инвестиций ждать неоткуда, а деньги правительству нужны. Так что 2024 год, по всей видимости, будет не легче 2023-го, а, скорее всего, и тяжелее.

Все это хорошо укладывается в динамику всех предыдущих кризисов, через которые проходила Россия.

На этом графике показаны три кризиса в истории России.

Падение экономики во время Первой мировой войны, кризис 1990-х и нынешний кризис. Для первого кризиса нулевым выбран 1913 год, для второго – 1989, а для третьего – 2021. Видно, что динамика российской экономики сейчас очень похожа на колебания экономики Российской империи во время Первой мировой войны. И это ставит под вопрос все прогнозы, которые показывают сравнительно благополучный 2024 год с ростом экономики около 1%. Как показывает опыт предыдущих кризисов, вполне возможно, что 1% роста окажется недостижимой величиной.

Осталось ждать не так долго. Уже к концу первого квартала мы будем что-то понимать в динамике экономики на 2024 год. Тогда и будет смысл вернуться к этому разговору.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку