Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Российские суды возвращаются к практике «сталинских» тюремных сроков

Дарья Трепова Пелагия Тихонова / Агентство «Москва»

Запрошенный прокурором срок в 28 лет лишения свободы для Дарьи Треповой, обвиняемой по делу о теракте, в результате которого погиб пропагандист Максим Фомин (Владлен Татарский), символизирует переход путинского режима к практике «скорого военного правосудия», считают опрошенные The Moscow Times правозащитники.

«Предельный срок наказания по статье „теракт“ сейчас, даже если он совершен группой и при наличии квалифицирующих признаков, таких как причинение имущественного ущерба, составляет 20 лет. Соответственно, можно предположить, что в данном случае Треповой, обвиняемой по нескольким статьям УК, хотят вынести приговор путем сложения сроков, „довесив“ ей обвинения в незаконном приобретении и хранении оружия, взрывчатых веществ», — комментирует требование гособвинителя эксперт фонда «Общественный вердикт» Асмик Новикова, напоминая, что Трепова отрицает свою осведомленность о наличии взрывчатки в преподнесенном Татарскому бюсте.

По словам эксперта, 28 лет — редкий, но все-таки встречающийся срок в практике судебных наказаний в России. Сопоставимые сроки в 25–28 лет назначают убийцам, которые совершили убийство с особой жестокостью, глумлением и другими отягчающими обстоятельствами. Даже по итогам резонансной террористической атаки на Нальчик в 2005 году, когда погибли 35 сотрудников органов правоохранительной системы и 14 мирных жителей Кабардино-Балкарии, максимальный срок для выживших террористов составил 25 лет.

Как и в случае оппозиционных политиков, которые высказывались против войны (как мундепы Илья Яшин и Алексей Горинов, получившие 8,5 и 7 лет колонии соответственно) или боролись с путинским режимом (как Владимир Кара-Мурза, получивший 25 лет за «госизмену»), в случае Треповой такое наказание явно чрезмерно и носит демонстративный характер. «Срок для Дарьи — звериный. Если его сравнить со средними сроками по делам с обвинением в терроризме, то этот срок вполне „сталинский“. Это политическая демонстрация пределов репрессии в стране и „военное скорое правосудие“», — резюмирует Новикова.

По мнению правозащитного адвоката Валерии Ветошкиной, предложенное гособвинителем наказание для Треповой, которую, судя по показаниям обвиняемой, использовали вслепую, шокирует своей жестокостью. «Дарье Треповой 26 лет. Если представить, что ей столько лет и назначат, сколько требует прокурор, — она выйдет на свободу взрослой женщиной в возрасте за 50 лет. Будет ли у нее шанс на ресоциализацию? Едва ли», — сетует адвокат. Ветошкина напомнила, что Шохиста Каримова, единственная обвиняемая женщина по делу о теракте в петербургском метро в 2017 году, когда погибли 17 человек включая террориста-смертника, была приговорена к 20 годам в колонии общего режима (как того и требовало гособвинение).

В апреле 2023 года Дарья Трепова принесла бюст со спрятанной в нем взрывчаткой в кафе в Санкт-Петербурге, где проходил «творческий вечер» «военкора» Максима Фомина (Владлена Татарского). В результате взрыва провластный блогер погиб, еще 40 человек получили ранения.

26-летней девушке предъявили обвинение по двум статьям уголовного кодекса: теракт, совершенный группой лиц, и незаконное хранение и ношение взрывчатых веществ. По версии следствия, Трепова принесла в кафе взрывчатку и передала ее Фомину по указу лиц, «действовавших с территории Украины». Источники в силовых структурах говорили РБК, что девушку могли использовать без ее ведома. Сама Трепова утверждает, что ее подставили. На это указывает и то, что после вручения статуэтки она села недалеко от Фомина, когда он попросил ее об этом.

На последнем судебном заседании по ее делу 19 января 2024 года гособвинитель потребовал вынести Треповой наказание в виде 28 лет лишения свободы. Также Трепова получила иски от множества потерпевших по делу о теракте в кафе. Согласно озвученным в суде требованиям, 21 истец требует взыскать с Дарьи Треповой более 41 млн руб. в качестве компенсации морального и имущественного вреда. Самый большой иск подала мать Татарского, она просит обязать подсудимую выплатить 15 млн руб. Четверо других потерпевших заявили иски одновременно к Треповой и Дмитрию Касинцеву, который пустил девушку переночевать после теракта. С них солидарно требуют взыскать более 8 млн руб. Еще одна женщина заявила иск на 500 тыс. руб. к Касинцеву.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку