Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Все зависит от контекста? Ответ Илье Матвееву

Илья Матвеев, до недавнего времени заместитель декана факультета политологии петербургского филиала РАНХиГС при президенте РФ Путине, а ныне приглашенный исследователь университета в Беркли опубликовал в The Moscow Times статью в ответ на мой текст, написанный еще в ноябре прошлого года для «Новой газеты. Европа». 
Почему Генеральная ассамблея ООН принимает решения в пользу агрессора? ООН

Редакция предложила мне ответить господину Матвееву.

Выяснилось, что это сложная задача. Сложно оказалось отвечать всерьез. На мой вкус, в статье господина Матвеева слишком мало фактов и аргументов (точнее, их нет), зато слишком много передергиваний, манипуляций и игнорирования реальности. 

Ну как я могу всерьез реагировать на его утверждение, что я якобы хочу оставить право голоса в ООН только тем странам, которые поддерживают Израиль, а остальные, мол, не доросли?

Разумеется, подобной глупости я не говорил, и мой текст не дает никаких оснований приписывать мне столь странные предложения. Вообще, о моей поддержке Израиля как об основе того, что я пишу, господин Матвеев говорит неоднократно, хотя в тексте лишь один раз говорится о прохамасовской резолюции ООН, собственно, про Израиль — ни разу, а основные примеры — про Россию и наших соотечественников.

Мне очень не хочется думать, что в основе такого восприятия господином Матвеевым моей статьи лежат определенные этнические предрассудки. Наверное, просто увлекся темой — недавно он опубликовал статью об арабо-израильском конфликте, на мой взгляд, не очень интересную и состоящую из традиционных пропалестинских утверждений. Впрочем, я не специалист. Но и он, очевидно, тоже. Чтобы там ни было — так нельзя!

Столь странно он пишет не только обо мне. Например, комментируя знаменитый допрос президентов трех университетов в Конгрессе США, он обвиняет члена Конгресса госпожу Элиз Стефаник в лицемерии лишь на том основании, что она заявляет себя сторонницей Трампа. Трамп, кстати, не мой герой, но причем тут это? Или для него «все зависит от контекста»? Совсем все?

Наверное, есть сферы, где господин Матвеев компетентен. Например, судя по недавно опубликованному тексту, он хорошо видит разницу между Лениным и Сталиным (кажется, отдавая предпочтение Сталину) — тут я не могу ничего сказать, для меня миллионы убитых ими людей заслоняют любые свершения этих политиков. Как не получается у меня обсуждать экономические успехи первых лет правления Гитлера, зная, чего его усилия в конечном счете стоили человечеству. Но вся эта тематика точно не имеет никакого отношения к тому, о чем пишу я.

И наконец, посвященная мне статья написана в довольно странном, не слишком вежливом и, я бы даже сказал, инфантильном стиле. Опускаться до этого уровня я не хочу, но и не обратить внимания тоже не могу — все-таки господин Матвеев взрослый человек.

Поэтому хочу воспользоваться любезным предложением редакции не для разбора аргументов господина Матвеева, а для краткого изложения основной идеи вызвавшей его неудовольствие статьи.

Итак, я констатирую очевидный факт, что созданные после Второй мировой войны ради поддержания мира и стабильности институты не справляются с обязанностями — бессилие ООН, например, стало уже притчей во языцех. И мне кажется, что нужен уже не косметический, а капитальный ремонт.

Цель либерального порядка — свобода человека: свобода от угроз и насилия свобода от унижения и бедности, свобода развития и самовыражение. Все остальное — лишь инструменты.

Эти инструменты, появившиеся и декларированные много лет назад, прежде всего такие, как равенство, работают только тогда, когда подавляющее большинство членов сообщества разделяют базовые принципы и базовые цели — ценность и неприкосновенность человеческой жизни, равные права перед законом и так далее. Если же какая-то особенно хорошо организованная группа стремится к целям прямо противоположным, она легко может использовать эти принципы не для укрепления, а для разрушения либерального мира. Что она довольно эффективно и делает.  

Мы видим, как Генеральная ассамблея, где голос какой-нибудь крошечной и насквозь коррумпированной диктатуры равен голосу Индии или Бразилии, принимает решения в пользу агрессора, а не его жертвы. Мы видим, как деятельность Евросоюза блокируется одним шантажистом, видим, как некоторые, получившие фактически равные с коренным населением права беженцы — люди, которых, приютили из милости (ко мне это тоже относится — я тоже беженец, и живу там, где живу сейчас исключительно благодаря гуманности европейцев и их правительств) — не просто забывают о долге благодарности, но ведут работу по разрушению спасших их когда-то стран. 

Когда Лютер прибил к дверям церкви свои тезисы, его обвиняли в попытке уничтожить христианство. Но он его спасал! Сегодняшний мир был бы совсем иным, он был бы хуже, он был бы менее гуманным и более жестоким, если бы не Лютер. Либеральному миропорядку нужны реформы, сравнимые по масштабу с Реформацией.     

P. S. Недобросовестная и ангажированная критика моих текстов меня мало затрагивает. Но в данном случае, поскольку мы имеем дело с человеком грамотным, я не могу поверить, что он столь искаженно воспринял мои достаточно понятные тезисы. А значит, передержки намеренны.

Надо помнить, что именно на лжи стоит путинский режим. Поэтому любая ложь, даже из уст людей, которые объявляют себя противниками режима, укрепляет сегодняшнюю российскую диктатуру.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку