Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Пожар в Усть-Луге: порт на «золотом» песке

Начну сразу с вывода. Два последних чрезвычайных происшествия в российском нефтегазе: авария на нефтеперерабатывающем заводе в Нижегородской области и воздушный налёт на терминал конденсата в Усть-Луге – только начало.
Украина поставила своей новой военной целью нефтегазовую инфраструктуру РФ Петр Ковалев / ТАСС

Отрасль, по праву считающуюся опорой отечественной экономики, в ближайшее время ждут тяжёлые, если не сказать критические, последствия развязанной руководством России войны.

На НПЗ «Лукойла» в Кстове вышла из строя установка каталитического крекинга, починить которую без импортного оборудования невозможно, а оборудование это приходится искать за границей чуть ли ни контрабандой, в обход вызванных войной санкций. В итоге в стране резко сократилась выработка высокооктанового бензина, и правительство даже задумалось о введении запрета на его экспорт. А если вспомнить, что технологии нефтепереработки у нас зависят от зарубежных узлов, деталей и материалов больше чем на 65%, то беда грозит не одной установке на одном, пусть и крупном, заводе, а на десятках предприятий по всей стране.

Война, разорвавшая связи с поставщиками критически важного оснащения для промышленности, вывела отрасль на закономерно ожидаемую волну аварий, отказов, перебоев — и даже полной остановки производства в отдельных регионах.

В балтийский порт Усть-Луга тоже пришла война — и не косвенно, через санкции, а самым прямым путём, в виде удара с воздуха. Цель таких украинских атак — выведение из строя критически важной инфраструктуры в стране-агрессоре, подрыв экономического и финансового потенциала продолжения кровавой войны.

Усть-Луга для нынешней России очень важна. На Балтике это один из двух главных портов (вместе с Приморском), откуда российская нефть и нефтепродукты отправляются за границу, генерируя экспортный доход для государственного бюджета. Хозяин пострадавшего терминала «Новатэк» перерабатывает газовый конденсат, получает из него и сырье для нефтехимии в виде прямогонного бензина (нафты), и другие ценные продукты, отправляемые морем в основном в Азию, где против них не введены санкции. 

Отсюда на экспорт в Индию, Китай и другие страны Азии идёт и сырая нефть. Усть-Луга — конечный пункт трассы «Балтийская трубопроводная система-2», построенной от Унечи на границе Беларуси, чтобы постепенно перенаправить поток нефти со старой системы «Дружба» в российские нефтеналивные терминалы.

Даже если отвлечься от огромных партий других товаров, которые уходят морем из Усть-Луги, и сосредоточиться на нефтеналивных грузах, то достаточно будет сказать, что сокращение или уничтожение потенциала этого порта из-за военных действий приведёт в потере более 40% российского нефтяного экспорта.

Украинские вооружённые силы знали, по какому крайне чувствительному месту им надо было нанести удар, и можно с уверенностью сказать, что удары такие продолжатся, пока Россия ведёт войну на земле Украины.

Для полноты картины стоит добавить, что порт в Усть-Луге имеет немалое значение и для коррумпированных российских чиновников, у которых здесь свои шкурные интересы.

Помню, как я спрашивал у знакомого министерского сотрудника, почему для размещения большого и важного экспортного порта с множеством терминалов выбрали именно Усть-Лугу. Более неудобного места на балтийском побережье Ленинградской области найти было трудно. Море здесь мелкое, крупнотоннажные суда подойти к причалу не могут вообще, а более мелкие плавсредства должны использовать узкий фарватер, который постоянно заносит песком.

Ответ чиновника меня нельзя сказать, что поразил, но заставил по-новому взглянуть на систему принятия таких стратегических решений:

— Ты не понимаешь. Песок на дне? Это не простой песок, а золотой. Там надо постоянно вести дноуглубительные работы, чтобы поддерживать нужную глубину фарватера, и никто не сможет проконтролировать, сколько песка отгребли из фарватера драгами, а сколько его море принесло снова. А контракты и сметы на такие работы кто будет распределять? Мы. Очень, признаться, доходное дело.

Когда «Газпром» решил строить в Усть-Луге завод и терминал для сжиженного природного газа, я не мог не вспомнить тот давний разговор. Газ из этого порта придётся отправлять на малых судёнышках-челноках из-за невозможности принять большие газовозы, а потом где-то за пределами Балтики перегружать в нормальные танкеры для доставки потребителям, если предприятие это вообще будет построено (в чём есть огромные сомнения). А дноуглубители, назначенные жадными чиновниками, продолжат хорошо оплачиваемый «мартышкин труд».

В стране сейчас столько уязвимых точек, по которым противник может наносить колоссальный общероссийский ущерб одной-двумя ракетами или парой дронов, что надёжность дальнейшей работы важнейшей нефтегазовой отрасли вызывает большие сомнения.

Все только начинается. Как гласит заграничная мудрость: если живёшь в стеклянном доме, не бросайся камнями.

 

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку