Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Импортозамещение здоровья: «Наверное, нас с диабетом решили убить!»

Минувший год в России ознаменовался увеличением дефицита лекарств и уходом многих крупнейших фармацевтических компаний, в том числе производителей инсулинов. Чем это грозит российским диабетикам?
Современные интонационные препараты от диабета россиянам уколоть не удастся Александр Рюмин / ТАСС

«Раньше на полках лежало много лекарств, а сейчас они почти пустые», — рассказала The Moscow Times жительница столицы, страдающая сахарным диабетом. По ее словам, покупка нужного инсулина, которая прежде не составляла труда, превращается в поездки из аптеки в аптеку, а некоторые аптеки разрешают бронировать препарат только на 30 минут. Еще и врачи сокращают сроки действия рецептов, ссылаясь на нехватку препарата, жалуется москвичка: «Обычно мне его выписывали на 3 месяца сразу. А тут дают рецепт на один месяц».

На отсутствие инсулина жалуются жители Алтайского и Забайкальского краев, Челябинской области…

Еще в марте 2023 года из «Коммерсанта» стало известно, что американская фармкомпания Eli Lilly (первая в мире начала производить инсулин) передает российский бизнес партнеру — швейцарской Swixx Biopharma — и уходит с рынка. А в мае та же газета сообщила о планах уйти с российского рынка крупнейшего в Европе производителя инсулинов — компании Novo Nordisk. Поставки препарата для лечения диабета 2 типа «Оземпик» уже прекращены, но ее инсулины на рынке присутствуют.

Третий важнейший поставщик инсулина в Россию, французская фармкомпания Sanofi, еще в 2022 году объявила о приостановке поставок не жизненно важных лекарств и вакцин в Россию и Белоруссию (Reuters). «Мы выступаем против [военной спецоперации] России на Украине и полностью поддерживаем позицию международного сообщества», — заявила компания (РБК).

Не уйдут — так выдавим

Общая позиция поставщиков инсулинов в Россию полностью согласуется со специальным заявлением Sanofi, размещенном на сайте компании: «Полное прекращение нашей деятельности лишит пациентов жизненно важных лекарств и вакцин и только ухудшит их состояние. Такой подход противоречит миссии нашей компании, поэтому мы, как и прежде, будем сфокусированы на помощи пациентам и обеспечении доступности препаратов пациентам».

То есть инсулин в Россию по-прежнему поставляться будет, а больные диабетом могут успокоиться? Но здесь, как это не банально звучит, не все так однозначно.

Уже несколько лет идет откровенное выдавливание западных компаний с российского рынка. Еще в 2015 году под лозунгом импортозамещения в стране начал осуществляться принцип «третий лишний», когда на государственных закупках лекарств при условии участия в них двух российских компаний третья зарубежная автоматически выбывала из тендера. В 2021 году правила решили ужесточить до уровня «второй лишний», то есть при участии в торгах компании, которая выпускает лекарство на территории России или ЕАЭС по полному циклу, любая зарубежная из торгов выбывает.

Предполагалось, что «механизм „второй лишний“ позволит ускорить локализацию производства полного цикла лекарств из перечня стратегически значимых, не вводя при этом никаких запретов для деятельности иностранных производителей на территории России. Это поможет сбалансировать механизм и исключить риски дефектуры для системы здравоохранения», заявлял министр промышленности и торговли Денис Мантуров («Российская газета»).

Уже тогда были сомнения в правильности такого решения. Во Всероссийском союзе пациентов высказывались опасения, что участие в закупках только одного производителя фактически приведет к лекарственной монополии, а это значит — цены на препараты будет сложнее контролировать. «Мы считаем, что нужны другие меры поддержки отечественного фармпроизводителя и что создавать такие тепличные условия довольно рискованно», — говорил руководитель организации Юрий Жулев.

Несовместимое импортозамещение

Другой, не менее важный аспект — качество инсулинов. Но даже при его соблюдении существует такой фактор, как совместимость того или иного препарата с особенностями организма конкретного человека. Сегодня тысячи пациентов вынуждены практически принудительно переходить с импортных препаратов, которые они годами применяли и которые им помогали, на российские аналоги.

Интернет забит негативными отзывами российских диабетиков на такое импортозамещение. Вот, например, лишь малая часть высказываний о препарате «РинЛиз» российской компании «Герофарм» на «Первом независимом сайте отзывов России» (пунктуация и стилистика сохранены):

«Диабетом 1 типа болею 41 год с детства. Делала постоянно Хумалог и Туджео. Сейчас мне взамен Хумалога стали выдавать РинЛиз. На Хумалоге чувствовала себя прекрасно. Компенсирована была. Стала делать РинЛиз в огромных дозах, сахар неделю держится 30 — 40 ммоль/л (норма — 6 ммоль/л). Очень плохо себя чувствую. Сказали другого инсулина нет, только такой. Хумалога делала по 6 ед, 3 раза. Этого Рин Лиза сделала по 20 ед, 3 раза… Такое ощущение, что колю вместо инсулина воду. Наверное, нас с диабетом решили убить. Нашла, дома старую коробку какого-то инсулина короткого. Пока его начала делать. Глюкоза пришла почти до нормы. Дальше не знаю, чего делать».

***

«У меня стаж диабета 23 года, последние годы сидела на Хумалоге, но недавно врач стал выписывать РинЛиз, сказав, что это полный аналог Хумалога. Сейчас я не вылезаю из сахаров 17-20, приходится колоть себе бешеные дозы. Это ужасный инсулин, его не могут называть не только аналогом Хумалога, но даже инсулином».

***

«20 лет с сахарным диабетом на инсулине. Хумалог, Апидра работают, с ними все понятно и сахар крови всегда в норме. С этим РинЛизом непонятно, как колоть, такое ощущение, что опыты проводят с диабетиками! Вторую неделю колю, мала того, что сахар высокий, так еще и общее самочувствие ухудшилось…с первого дня использования головная боль, головокружение, суставы ломит…»

***

«Тем, кто бадяжит этот инсулин, желаю заболеть диабетом и на себе испытать все „прелести“ этой гадости. Сахара взлетают до небес при его использовании. До этого спокойно жила с Хумалогом, иногда вместо Хумалога использовала Апидру. Всё было отлично, гликированный — 6.3. От РинЛиза мало того, что началась свистопляска с сахарами, так и пошли красные пятна по телу, подскочило давление. Сразу бросила эксперименты со своим организмом РинЛизом. Пятна ушли, но давление пришлось долго корректировать. Убийственный инсулин. „Геофарм“ это преступники».

Петр Родионов, генеральный директор и владелец компании «Герофарм», новые правила закупки лекарств оценивает весьма положительно, считая, что их «внедрение стимулировало российских производителей к разработке собственных инновационных продуктов» («Российская газета»). Что мешает разрабатывать инновационные продукты в условиях реальной конкуренции, неизвестно. Возможно, неизбежное сравнение их с продуктами зарубежных производителей?

Прогноз негативный

Сегодня для того, чтобы оставаться на привычном и благотворно воспринимаемом организмом инсулине, многим россиянам, страдающим диабетом, приходиться покупать его за свой счет, что обходится в копеечку. Это если удастся купить его аптеке: в регионы инсулины зарубежных производителей поступают с перебоями.

К этим напастям добавилась еще одна: в соответствии с постановлением правительства РФ №468 с 1 сентября 2023 года лекарственные препараты для лечения диабета теперь должны отпускать строго по рецепту, то есть каждый раз, чтобы получить лекарство, принимаемое пожизненно (диабет 1 типа неизлечим), надо идти в поликлинику.

Инсулин — далеко не единственная часть расходов диабетика. Глюкометры, тест-полоски, иголки для забора крови, шприц-ручки или расходные материалы к помпе — в среднем в месяц на все это нужно десятки тысяч рублей.

С помпами тоже все непросто. Осенью 2023 газета «Коммерсант» сообщила о сбоях с импортом систем непрерывного мониторинга глюкозы, которые производит ирландско-американская компания Medtronic. Компания ссылается на проблемы с логистикой, но есть еще один фактор, который может сыграть принципиальную роль в вопросе поставок: комплектующие к системам мониторинга вошли в список продукции двойного назначения.

Война в Украине внесла серьезные коррективы в жизнь россиян, страдающих диабетом, а их только по официальным данным порядка 5 млн человек (реальная цифра может достигать 10 млн человек). 227000 больных, состоящих на диспансерном учете на 01.01.2023 г., страдают диабетом 1 типа, при котором без инсулина вообще никак. Что касается больных с диабетом 2 типа, то и там с увеличением стажа болезни количество людей, применяющих инсулин, существенно возрастает.

Импортозамещение в фармацевтической отрасли, которое сейчас можно наблюдать в России, проводится явно без учета интересов больных людей. Одно дело заменить «мерседес» «жигулями» — альтернатива сомнительная, но не смертельная, другое — переводить людей с тяжелым диагнозом с современных препаратов на аналоги, качество которых вызывает вопросы. Не говоря уже о том, что каждый организм индивидуален и то, что подходит одному человеку, для другого может быть как минимум бесполезным. Не случайно в большинстве стран мира продаются аналоги различных лекарств от разных производителей. Тот же Novo Nordisk имеет производство во Франции, выпускающей собственные инсулины. Такой подход, с одной стороны, гарантирует конкурентоспособность собственной продукции, с другой — предоставляет возможность выбора для врача и пациента.

Сохраняя свое присутствие на российском рынке, многие зарубежные компании заявили о свертывании не только инвестиционных, но и исследовательских программ, которые предшествуют появлению в стране новых лекарств. А значит, современные инновационные препараты станут недоступны для россиян как минимум на ближайшие несколько лет.

Как всегда, за сомнительные решения политиков платят простые люди, и для больных исключения не предусмотрены.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку