Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

О реприватизации жилья в РФ

Под громкий шум, вызванный принятием Государственной Думой в первом чтении закона о дополнительном наказании за разного рода антигосударственную деятельность, предполагающего в том числе и изъятие практически любого имущества, не столь замеченными прошли некоторые другие инициативы российских чиновников.
Не попадание ракеты, не взрыв бытового газа — просто взял и обрушился! МЧС Ростовской области

Между тем сначала представитель Торгово-промышленной палаты Андрей Широков заявил, что большой ошибкой 1990-х годов была массовая приватизация жилья. Стоило бы изъять жилье у «не желающих о нем заботиться» собственников — с тем, чтобы около 60% населения перешли к пользованию арендованными квартирами, а затем мэр Альметьевска Тимур Нагуманов предложил изымать у граждан даже единственное жилье в случае затянувшихся просрочек в оплате коммунальных услуг.

Между тем проблема аварийного жилья в России усугубляется — причем не без участия самих чиновников, превративших сферу ЖКХ и капитального ремонта в одну из самых коррупционноемких в стране. Сегодня в России, по официальным данным, насчитывается 50 млн кв. м ветхого и аварийного жилья, но этот показатель выглядит не вполне адекватным, как и все, исходящее от официальных лиц. Согласно подсчетам специалистов из Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, к 2040 г. эта цифра может вы­расти на 216 млн кв. м и приблизиться к 6% всего жилого фонда. Но даже эти подсчеты не показывают всей проблемы целиком.

Сегодня в России крайне остро стоит вопрос, как учитываются существующие жилые помещения — и тут размах приписок и очковтирательства поистине ужасающ. Они идут еще из тех 1990-х, ошибки которых (но не те, что следовало бы) сегодня волнуют российских чиновников. В те годы, например, происходила массовая передача т. н. ведомственного жилья на баланс местных органов власти — и если у предприятий сотрудники могли жить в бараках (или жилых домах «коридорного типа» с общими санузлами на каждом этаже) и стоять в очереди на улучшение жилищных условий, то при простом переоформлении документов эти комнаты превратились в квартиры в многоквартирных домах. С такой трагедией по всей России столкнулись сотни тысяч, если не миллионы людей, отдавших десятилетия своей тяжелой жизни благополучно кинувшей их Родине.

В качестве одного из типичных случаев можно привести судьбу жилого фонда завода им. Морозова в поселке Морозовка Всеволожского района Ленинградской области. Там десятки работников градообразующего предприятия, производящего продукцию для нужд российского военного ведомства, не только в одночасье лишились шансов на улучшение жилищных условий — но еще и стали платить коммунальные платежи на тарифам, предполагающим наличие отдельных санузлов и кухонь.

В многоквартирных жилых домах, к категории которых оказались отнесены их убогие строения, их просто не могло не быть в каждой квартире. И даже если их и не было, изменить позиции службы ЖКХ это никак не могло — в Жилищном кодексе России многоквартирные дома коридорного типа просто не описаны, коммунальные нормативы для них не предусмотрены, и поэтому проживание в них «приравнено» к проживанию в нормальных оборудованных всем необходимым квартирах. Более того, дома подобного рода, построенные порой сто лет назад, обозна­чаются как изношенные на 100% — но при этом не признаются аварийными, так как несущие конструкции пока ещё достаточно прочны Сложно сказать, изменит ли ситуацию требование регулярного осмотра жилых зданий, кото­рое депутаты только еще намереваются внести в закон о техническом обсле­довании, но надеяться на лучшее люди уже давно устали.

Конечно, все это происходит не только из-за несовершенства законов, но и из-за несовершенства государевых людей. Начиная с 2005 г. все главы поселка Морозовка прошли через уголовные дела, главный архитектор Всеволожского района был убит, а его последний глава Андрей Низовский в прошлом сентябре неожиданно сложил полномочия и убыл за пределы Рос­сийской Федерации. Однако как бы правоохранители ни охотились за взя­точниками и очковтирателями, простым россиянам от этого лучше не стано­вится. И рассуждения, будто их собираются переселять из собственного жилья (а в собственности граждан сейчас находится более 70% российского жилого фонда) в некие государственные квартиры, которые будут, разумеется, сдаваться по «разумной» и «доступной» цене, вряд ли кого-то могут вдохновить. Потому что разумных действий и доступных тарифов от российской власти в контексте жилищной и коммунальной политики не видел еще никто — кроме, разумеется, самих представителей власти. Да, собственно, и отчуждение жилья за долги по ЖКХ выглядит не столь простой задачей. Отобрать собственность можно, но распорядиться ей может оказаться затруднительно: стопроцентный износ не делает объект ликвидным, а находится аварийное жилье вовсе не в центре основных российских мегаполисов.

Последние заявления отечественных чиновников говорят прежде всего о непонимании ими всей глубины сложившихся в жилищной сфере проблем — и о полной их оторванности от того народа, которым они управляют. Судя по всему, руководство это мало волнует: за более чем тридцать лет, прошедших с начала рыночных реформ, собственность не принесла населению свободы, а для власти стала еще одним инструментом дальнейшего закабаления россиян…

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку