Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

«Стеклянный потолок», религиозные ультра и новое поколение. Как прошли местные выборы в Израиле

Израильские избиратели потратили в тот день в магазинах и ресторанах рекордные 1,577 млрд шекелей. И это только с кредитных карт. При минимальной явке на избирательные участки.
Молитва политического активиста Фото автора

Порядок на выборах обеспечивали 19 тысяч полицейских, охранников и волонтеров. И в целом они справлялись. Например — не пускали агитаторов с рекламой в избирательные участки. По закону они не могут подходить к ним ближе, чем на десять метров.

Кинжалы, погони и русский акцент

Но не обошлось без серьезных инцидентов — эмоции не по-зимнему горячих агитаторов приходилось гасить, а агрессивных — разнимать.

Бедуины в Ароере взялись метать друг в друга камни. К ним приняли меры — слезоточивый газ и прочее. Но тут раздались выстрелы. И полиция помчалась в погоню за машиной с вооруженными людьми. Водитель игнорировал приказ остановиться. Был открыт огонь. Вскоре — найден автомобиль. А в нем — патроны. Беглецы скрылись. 

В местном совете Шафир активисты одного из кандидатов приняли бой с агитаторами действующего главы совета. Троих задержали. Еще трое пошли под арест в религиозном поселке Зрахия, где живут в основном выходцы из Ирака и Марокко. Бились и в бедуинской деревне Туба-Зангария — молодой мужчина был ранен ножом. А когда разгорелись страсти в местном совете Кабул, медикам снова пришлось заняться ножевыми ранами.

Любителей силовых мер унимали не только в селах. И в третьем по размеру городе страны — Хайфе — политическая борьба была жестока. Причем с русским акцентом, хорошо слышным в записи, показанной 9-м каналом. В ход пошли стулья. Похоже, сторонник бывшего мэра — политика левых взглядов Йоны Яхава начал идейный диспут с агитатором за спортсмена-правоцентриста Лазаря Каплуна. Их разнял актив «Нашего дома Израиль», «Ликуда», «Ров ха-ир» и прочие миротворцы.

Выборы военного времени

Израильтяне — политически опытны. Они привыкли, что от того, кто управляет, зависит их повседневность: социальная сфера, образование, культура, война и мир.

Местные выборы они проецируют на парламентские. По их итогам партактив, журналисты и аналитики пытаются предсказывать предстоящий электоральный расклад.

Но война с «Хамасом» сбила расчеты. 7 октября «Хамас» атаковал в разгар предвыборной кампании. Выборы предстояли 30 октября. Штабы мобилизовали волонтеров. По улицам ехали агитмашины. С автобусов улыбались кандидаты. Стены зданий, ограды, магистрали покрыли транспаранты, растяжки и плакаты.

Их порвали ножи «Хамаса». Ветер довершил дело. Людям стало не до постеров и тех, кто там изображен. Плакаты повисли лохмотьями. Многие политики взялись за дело — помогать армии, семьям военных, раненым, беженцам. Ну, а деятели, продолжившие PR-операции, испортили себе репутации.

Здесь не Россия. Этот институт жив.

Те, кто это понимал, получили шанс показать себя успешными управленцами и лидерами. Причем не на трибуне, а в деле. А граждане — оценить их компетентность и способности в час беды. И решить, кто достоин избрания. Там, где власти исправно работали, а жители это видели, мэры и депутаты получили очки вперед. А прежде непопулярные все исправили.

Назначение выборов на 27 февраля вызвало споры. Но не слишком бурные. И эксперты, и политики видели: лучшая агитационная кампания — это демонстрация способностей.

Мошенники

Ну задержала полиция человека при попытке «купить» голоса на выборах в Бейт-Шемеше. На записи, размещенной на ТВ, слышно, как некто предлагает 400 шекелей (10000 рублей) за голос, отданный за кандидата в мэры Моше Абутбуля и партию «Агудат Исраэль», выступающую за усиление влияния в общественной жизни Торы и традиционных законов. Ну предлагали через соцсети 200 шекелей за голос  и 100 — за удостоверение, которое, голосуя, мог бы использовать другой человек. Ну завесили где-то сторонники одного кандидата постер другого своим. И это — махинации?

Не замечено ничего вроде «вбросов», «каруселей» и иных трюков, известных в РФ.

Где избиратель?

И вот выборы прошли. Израильтяне выбрали должностных лиц и законодателей в 197 муниципалитетах и местных советах и в 44 региональных советах. Но не везде. В эвакуированных городах и регионах — Сдерое, Хоф-Ашкелоне, Шаар ха-Негеве и других выборы перенесли на 19 ноября.

А голосовало рекордно мало людей. К закрытию участков их набралось 49% имеющих право голоса. 5 лет назад было 60%. В 2013 году 51,1%. Тогда, кстати, день голосования не был выходным. Его ввели 6 лет назад.

Почему так мало? Не потому, что эти выборы менее важны, чем в Кнессет. Порой в городах ставки как раз высоки. Прежде всего там, где идет порой неявная, но жесткая борьба религиозных и политических течений. А они в Израиле издавна часто переплетены.

Трудно требовать массового участия тех, чье внимание отдано войне. Людей, не прошедших через ориентирующие шоу предвыборных кампаний. Для кого важнее заложники, дети в бою, сотни убитых, кровь раненых и сотни тысяч беженцев. Важна и роль вопросов, рожденных трагедией 7 октября: что сделали партии, чтобы ее не было? И за них голосовать?

И все же… Израильтяне получили тех мэров и членов советов, которых теперь имеют.

Итоги и перспективы

Но в Хайфе кандидаты в мэры не получили относительного большинства свыше 40% голосов, как требует закон. Им предстоит второй тур.

А организаторы хорошей работы победили с немалым перевесом. Ришон ле-Цион с первых дней войны с «Хамасом» стал мишенью десятков ракет. Они поражали жилые дома, улицы, колледжи. Теперь СМИ считают Ришон образцом организации гражданской обороны.

Здесь создали план на случай войны на разных фронтах. Провели учения на случай обстрела ракетами «Хезболлы». Отладили работу всех служб в режиме военного времени. Это и была кампания мэра Раза Кинстелиха. Он набрал рекордные 92%. Как и мэр прифронтовой Беер-Шевы — Рубик. Мэр пережившего обстрелы Ашдода Ихъель Ласри тоже сохранил пост.

Мэр Тель-Авива Рон Хульдаи (левая партия «Авода») одолел соперника — генерал-майора и бывшего министра Орну Барбивай (левая партия «Еш Атид»). В Иерусалиме опытный управленец Моше Леон уверенно выиграл с 82%. В Нетании мэр Мирьям Файнберг взяла 44% и продолжит службу.

О многом говорят итоги в пригородах Тель-Авива — Холоне и Бат-Яме. В Холоне проиграл мэр Моти Сасон. Впервые за 30 лет. Пришел Шай Кинан. В Бат-Яме мэр, в прошлом ликудник, а ныне — независимый сорокачетырехлетний Цвика Брот — с большим перевесом победил бывшего главу Шломи Лехиани и всех остальных. Приходит новое поколение.

СМИ отмечают важный эпизод. Впервые в местный совет избрана женщина-трансгендер. Глава союза «Транс-Исраэль» Шейла Вайнберг.

«Пришла пора борьбы за свободный либеральный Израиль, где есть место для всех, — заявила она. — Мы пробьем стеклянный потолок. Я очень надеюсь, что мы, наконец, станем влиять на принятие решений и положение дел». Она надеется возглавить городскую комиссию по вопросам образования и экологии или по правам ЛГБТ-сообщества.

Однако много где победили и консерваторы. В Араде светский мэр проиграл. Самая большая фракция в совете будет у уже упомянутой «Агудат Исраэль». В Цфате победил ультраортодокс. В Ашдоде правые партии ШАС, «Дегель» и «Агуда» взяли 38%.  

Там, где живут арабы или ультраортодоксы, отмечена высокая явка. Большинство иерусалимских арабов на выборы не ходят. Отчасти поэтому правые партии в его горсовете получили на мандат больше, чем имели. Теперь их 16 из 31. Плюс — иные религиозные партии. Два «светских» списка получили 7 мест. Это частично отражает демографическое соотношение в городе: ортодоксы — просто религиозные — традиционалисты — светские избиратели.

В студии 9-го телеканала Зеэв Элькин, ликудник и в прошлом министр по делам Иерусалима, заявил: возможно, ситуация там — знак того, что может стать нормой в стране. Политолог Михаил Гуревич ответил: «Жаль, если так…»

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку