Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

2020 год станет худшим для российской экономики с начала XXI века

Почему мер, предложенных Путиным, недостаточно для спасения от рецессии

Кирилл Зыков / Агенство новостей «Москва»

25 марта Владимир Путин в своем обращении к нации предложил целый ряд мер, которые должны смягчить грядущее экономическое падение, вызванное нефтяным шоком и эпидемией коронавируса. Помимо мероприятий по защите уязвимых слоев населения, президент озаботился выживанием малого и среднего бизнеса. Предпринимателям обещаны налоговые каникулы, отсрочки по платежам и снижение страховых взносов на зарплаты работников.

Достаточны ли эти меры? Если бы речь шла о послекризисном восстановлении, то они действительно были бы как нельзя кстати. Когда после окончания кризиса люди вновь начнут ходить по ресторанам и барам, ходить в парикмахерские и покупать товары, то налоговые каникулы помогут бизнесу вернуться к жизни. А снижение страховых взносов обернется ростом зарплат у сотрудников.

В текущей же ситуации эта мера абсолютно бессмысленна. Когда компания идет к банкротству, то абсолютно неважно, какие страховые взносы она должна платить. А банкротства обязательно будут. Сейчас мы даже примерно не можем представить себе их масштабы, потому что в России до сих пор господствует «шапкозакидательское» отношение к эпидемии. В Москве уже сотни заболевших, их прирост выходит на уровень в 200 человек в день, а отдельные вирусологи до сих пор утверждают, что России удается избежать эпидемии. Эти разговоры только успокаивают правительство, и в итоге мы получаем каникулы вместо карантина.

При таком отношении мы легко можем получить сотни тысяч и миллионы заболевших уже в ближайшее время, а история с эпидемией растянется на многие месяцы. И вылезать из нее мы будем очень долго, особенно в регионах, которые просто не готовы к борьбе с эпидемией. В городах с населением в 500 тысяч – 1 миллион человек не развита система контроля за населением, нет достаточного числа тестов и даже больничных коек будет не хватать, чтобы вместить всех заболевших. Все эти города – это потенциальные Бергамо, и таких потенциальных Бергамо по стране у нас сотни. Предсказывать будущее российской экономики в таких условиях становится очень сложно.

Если текущие меры все-таки помогут остановить болезнь на нескольких тысячах/десятках тысяч заболевших, то даже в этом случае падение экономики будет не меньше уровня 2009 года (тогда из-за мирового экономического кризиса российская экономика упала на 7,8%. Это было самое масштабное падение ВВП в России с начала XXI века – МТ). При пессимистичном же сценарии все будет гораздо хуже.

В этих условиях государство начинает вводить налоги на (как они это обтекаемо называют) доходы, выводимые за пределы РФ. Но откуда в 2020 году могут взяться такие доходы, если все вокруг будут терпеть убытки? Странным выглядит и налогообложение процентов по вкладам размером выше 1 миллиона рублей. У нас 10% домохозяйств имеет подобные вклады. По международным меркам, эти люди даже до среднего класса не дотягивают, ведь 1 миллион рублей – это всего лишь 15 тысяч долларов.

Мотивация этих людей держать деньги в банках сильно уменьшится. Многие решат уйти на рынок ценных бумаг. Причем они вряд ли пойдут на волатильный российский рынок, где почти невозможно заработать. Они пойдут за надежными иностранными бумагами. Поэтому, если кто и выиграет от этой меры, то только иностранные компании. А в итоге пострадает банковская сфера, которая в России и так отличается низким уровнем капитализации.

Конечно, государство уже объявило, что будет раздавать деньги тем слоям населения, которые из-за кризиса будут терять доходы. Я это называю рационированием денег, по аналогии с рационированием продуктов по карточкам. Однако эти деньги будут использованы в очень узких областях: медикаментах и продуктах питания. Поэтому говорить о поддержке спроса и потребительского рынка в целом, просто бессмысленно.

Если подытожить меры, предложенные президентом, то они частично неверны, частично недостаточны. Экономике отчаянно нужны деньги. Здесь мог бы помочь механизм, по которому государство предоставляло деньги банкам, а те в свою очередь выдавали бы беспроцентные кредиты предприятиям на срок в 3-5, а то и 10 лет. Это помогло бы бизнесу продержаться и 3-4 месяца выплачивать зарплаты сотрудникам без получения дохода. После того, как кризис кончился, этот кредит можно было бы постепенно списывать за счет налога на прибыль.

В условиях кризиса государству необходимо поддерживать людей, которые лишились средств к существованию, и компании с хорошей динамикой. А также помогать налоговыми льготами тем компаниям, которые заявят, что способны обойтись без господдержки. Но мер по поддержке не проводится, в итоге значительная часть малого бизнеса просто погибнет. Государству все равно придется поддерживать людей, но уже в качестве безработных. А значит, выход из кризиса будет происходить очень долго и сложно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще