Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Чеченская стратегия против вируса – устрашение и угрозы

Реакция Рамзана Кадырова на пандемию коронавируса укрепляет его репутацию как человека, нетерпимого к инакомыслию и критике. Елена Афонина / ТАСС

Оригинал этой статьи был опубликован в англоязычной версии сайта The Moscow Times.

Елена Милашина ранее уже получала угрозы убийства. Но они никогда не были такими прямыми и наглыми.

Непредсказуемый и жесткий лидер Чечни, недовольный ее материалами о коронавирусе, в этом месяце недвусмысленно призвал в социальных сетях к насилию против журналистки.

Рамзан Кадыров «прямо сказал, что и как он собирается со мной делать. Это был первый раз, когда он высказал это так конкретно», — рассказала 42-летняя Милашина AFP.

«Если бы угроза была реальной... Я бы не смогла спасти свою жизнь, приняв какие-либо меры. Это невозможно».

Реакция Кадырова на пандемию коронавируса укрепляет его репутацию авторитарного правителя, нетерпимого к инакомыслию и критике, с обвинениями в запугивании и цензуре прессы, прозвучавшими из его изолированной вотчины.

 «Поняв серьезность вируса, он решил бороться с ним с характерной для него чрезмерной силой, применяя, как обычно, жесткие меры и запугивание», — сказала Екатерина Сокирянская, директор Центра анализа и предотвращения конфликтов и давний наблюдатель событий в Чечне.

«Это то, с чем он хорошо знаком, — сказала она. — Это то, что он любит делать».

Кадыров стал лидером Чечни после того, как его отец Ахмад умер в 2004 году в результате взрыва бомбы в Грозном.

Кремль считает, что этот 43-летний мужчина принес в регион стабильность после сепаратистского мятежа, закончившегося двумя постсоветскими войнами. Правозащитные организации утверждают, что это произошло за счет жутких злоупотреблений, включая внесудебные убийства и похищения людей.

«Бандиты и убийцы»

Когда в России разразилась пандемия, в социальных сетях стали распространяться видео о патрулировании улиц чеченской полицией с дубинками и введении комендантского часа.

Из мечетей в республике с мусульманским большинством прозвучали предупреждения о последствиях нарушения карантина и появления на улице без защитного снаряжения.

В республике зарегистрировано 347 случаев заболевания коронавирусом и шесть случаев смерти, однако наблюдатели опасаются, что реальные цифры выше. В целом по России сейчас зарегистрировано более 60 000 случаев и более 550 смертей.

Реакция Кадырова на кризис отражает его обычный непредсказуемый стиль.

Когда чеченцы пожаловались на закрытие парикмахерских, он появился на видео с обритой головой и сказал с широкой улыбкой: «Все наши салоны красоты закрыты, поэтому, как и наши предки, я решил побрить голову!»

Но наряду с хвастовством были и угрозы: Кадыров сказал, что людей, нарушающих карантин, следует «убивать», и сравнил чеченцев, которые не следуют режиму самоизоляции, с «террористами», которых следует хоронить в помойных ямах.

В своей статье от 12 апреля «Смерть от коронавируса — меньшее зло», Милашина написала, что чеченцы борются с вирусом, снаходясь дома, вместо того, чтобы искать поддержки в плохо оборудованных больницах, ибо опасаются репрессий со стороны правоохранительных органов.

Власти «считают, что главная угроза — это критики, а не вирус. Они могут остановить информацию, но не могут остановить проблему», — рассказала она AFP в видеоинтервью из своего дома в Москве.

На следующий день после публикации статьи Кадыров обрушился на «Новую газету», назвав ее журналистов «иностранной агентурой». Он призвал Кремль «остановить этих нелюдей, которые пишут, провоцируют мой народ».

«Если вы хотите, чтобы мы совершили преступление и стали преступниками, то так и скажите! Один возьмет на себя этот груз ответственности и понесет по закону наказание… Ну не старайтесь из нас делать бандитов, убийц…».

На вопрос о комментариях Кадырова официальный представитель президента Дмитрий Песков сказал, что в ответе чеченского лидера не было «ничего необычного».

«Эмоциональная» риторика

Вместо этого Песков расценил это как «эмоциональную» риторику, сказав, что надо учитывать ситуацию беспрецедентной пандемии.

Последним ударом Генеральный прокурор распорядился снять статью, постановив, что ее «ненадежный» репортаж представляют угрозу для здоровья населения.

Мягкая реакция Кремля на угрозу вызвала осуждение внутри страны и за рубежом.

Более 100 представителей гражданского общества в России призвали обеспечить государственную защиту Милашиной, а также провести расследование. Их поддержали европейские дипломаты, ведущие международные правозащитные организации и наблюдатели за свободой прессы.

«Кремль использует кризис COVID-19 в качестве предлога, чтобы выдать Кадырову разрешение угрожать смертью», — сказала Таня Локшина, заместитель директора Human Rights Watch по региону Европы и Центральной Азии.

«Это цинично и недальновидно».

Сама Милашина не надеется на расследование.

После того, как в феврале этого года она и ее адвокат подверглись нападению в гостинице в Грозном, полицейское расследование инцидента было приостановлено, записи с камеры безопасности были потеряны, ни одного ареста не было произведено.

«Между мной и Кадыровым, — сказала она, — Москва выберет Кадырова».

читать еще