Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Financial Times

Расширение сферы влияния России создает риски для нее самой

Авторитарным лидерам Белоруссии и Казахстана уже приходится полагаться на внешнюю помощь

Охрана Алматинской ТЭЦ-3 военными ОДКБ. Валерий Шарифулин / ТАСС

Всего лишь через несколько дней после прибытия российских войск в Казахстан они, как заявляется, готовятся покинуть страну, поскольку, объявил президент Касым-Жомарт Токаев, попытку госпереворота удалось предотвратить. Отвод российских войск на поверку не всегда оказывается таковым; после концентрации военной группировки у границ Украины прошлой весной военнослужащим вроде бы дали приказ вернуться в места постоянной дислокации, но они оставили значительное количество вооружений. Как бы то ни было, сопровождаемые насилием массовые беспорядки последних дней, в ходе которых, как сообщается погибло не менее 164 человек и было задержано почти 10 000, приведут к значимым изменениям в центрально-азиатской республике и на постсоветском пространстве в целом.

Самым важным из них представляются скоординированные, направляемые Москвой действия по подавлению антиправительственных выступлений.

Последние привели в 2003 г. в Грузии и в 2004 и 2014 гг. на Украине к тому, что к власти пришли продемократические, прозападные силы. Но в 2020 г. в Белоруссии и теперь в Казахстане Кремль помог сохранить власть авторитарным лидерам, поддержав жестокое подавление протестов – устно и финансово в первом случае и с помощью войск – во втором.

Президент Владимир Путин на этой неделе подвел итог, пообещав, что возглавляемая Москвой Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) защитит союзников от «цветных революций», в которых он, как всегда, обвинил западные страны. Использование ОДКБ, объединяющей шесть бывших советских республик, для реализации такой политики – ключевой итог событий в Казахстане. Организация впервые сыграла такую роль с момента своего создания в 1990-е гг. Ранее она отказала в помощи Киргизии и Армении, назвав происходившие там события их внутренним делом.

То, что для удержания власти белорусскому диктатору Александру Лукашенко и теперь – президенту Казахстана Токаеву приходится полагаться на Россию, подрывает суверенитет обеих стран. И помогает Путину реализовать его главную цель – восстановить российскую сферу влияния. Но также создает риски – как для этих стран, так и для Москвы.

Насилие и массовые аресты могут предотвратить будущие протесты, организаторов можно посадить в тюрьму. Но неспособность решить проблемы, ставшие причиной выступлений (в Казахстане это социально-экономическое неравенство, которое растет, несмотря на общее повышение уровня жизни в постсоветский период), лишь загоняет протест под пол. Оттуда он может вырваться в будущем, причем, возможно, с большей силой. Чем сильнее ужесточается правящий режим, чем более хрупким он становится.

Также события в Казахстане служат предостережением правителям, которые пытаются организовать «управляемую передачу власти». Бывший советских аппаратчик Назарбаев, которому сейчас 81 год и который правил республикой почти три десятилетия, в 2019 г. сделал Токаева своим преемником, но остался председателем Совета национальной безопасности (СНБ) и елбасы – «лидером нации». Остается не ясным, связаны ли протесты, как предполагают некоторые, с борьбой элит. Но когда они вспыхнули, Токаев быстро и публично дистанцировался от Назарбаева. Он сменил бывшего президента на посту главы СНБ и заключил под стражу его главного союзника, председателя Комитета национальной безопасности Карима Массимова, по подозрению в государственной измене. Местонахождение самого Назарбаева остается неизвестным, хотя его пресс-секретарь заявил, что тот находится в столице страны Нур-Султане.

Путин, похоже, рассматривал возможность передачи власти по примеру Назарбаева, прежде чем изменить российскую конституцию, которая теперь позволяет ему оставаться президентом до 2036 г. Но и ему однажды придется найти способ отойти от дел. Если другим авторитарным правителям уже приходится полагаться на аресты, политику устрашения и военную помощь, чтобы сохранить свои режимы, надежды Кремля на мирное сохранение путинской системы после ухода ее создателя выглядят еще более призрачными.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще