Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Дефолт не имеет уже никакого значения». Почему огород с картошкой сейчас важнее курса рубля

Оазисом здравого смысла выглядит администрация Калининградской области с идеей раздать работникам машиностроительного завода участки по 10 соток и семена картофеля для посадки.
Петр Ковалев / ТАСС
Закономерно, что фашизм, сам будучи рецидивом архаики, прорывом в мифологизированное прошлое, регрессом всех систем и отношений, вызывает у вовлеченных в его поле регресс интеллектуальный, причем касается это не только лидеров и апологетов (с ними все понятно), но и наблюдателей.

Банально вспоминать про паралич логики и потерю возможности анализа информации, об этом писано-переписано. Но вот налицо еще и утрата базовых знаний и потеря простейших взаимосвязей, в первую очередь в «бытовой» экономической сфере.
Вполне серьезные еще вчера люди сегодня вдруг обращаются ко мне с вопросом: «А что, дефолт России все-таки будет?»

— А что? — отвечаю я.
— Ну, это же крах экономики!

Ну, давайте от печки. Дефолт — неспособность или отказ от возврата долга или исполнения обязательств. В результате дефолта не должник становится беднее, а кредитор, ведь именно должник получил деньги и не отдал их. Сам по себе дефолт ничем не плох для экономики. Так почему дефолта боятся и не допускают?

По очень простой причине: если ты объявляешь дефолт, значит, тебе впредь будут давать намного меньше в долг и проценты будут намного выше. Если твоя экономика зависит от привлечения средств в долг, тогда это крах. Если не зависит, то дефолт может быть выгодным решением. 

На самом деле, конечно, все еще сложнее: в зависимости от причин дефолта его последствия могут быть намного мягче. Если есть причина, кредиторы «поймут и простят». Но мы не об этом сейчас.

Сейчас мы о том, что России — нынешней России, агрессору, стране с фашистским режимом, никто и так денег в долг больше не даст в обозримой перспективе (ну, кроме Северной Кореи). А значит, дефолт никак не ухудшит экономическую ситуацию в стране (оставим за кадром попытки кредиторов изъять иностранную собственность России в оплату долга — процесс это заведомо неблагодарный, а в условиях эмбарго бояться России тут практически нечего). Так чего волноваться? Для экономики России дефолт не имеет никакого значения, а цены на российские долги уже таковы, что и инвесторы в результате дефолта почти ничего не теряют.

Значительно интереснее вопрос: «А почему бы Россия могла не объявить дефолт», хотя бы выборочный — в адрес нерезидентов, например? Ответ, к сожалению, банален: в России есть целый класс инсайдеров, которые сейчас могут за копейки скупать российский долг и дальше получать по нему платежи, зарабатывая очень высокие — астрономические — доходы.

Фактически это схема переливания средств из бюджета страны и государственных компаний в частные карманы — просто еще один способ воровства, сто первый способ, очередная возможность, подвернувшаяся «друзьям Путина». Отсюда, кстати, и идея гасить валютные долги рублями: приближенным к Кремлю рубли сегодня нужнее долларов (доллары могут отобрать, а рубли — нет).

Рассуждение про «изменение курса рубля к доллару» сегодня выдает тот же эффект интеллектуального регресса. Так же как невозможно сравнивать тонны с километрами, так же, как не соревнуются бегуны с пловцами, курс свободно конвертируемого рубля времен до 24 февраля нельзя сравнивать со ставкой, по которой ЦБ РФ готов продавать небольшие объемы валюты за рубли привилегированным покупателям после 24 февраля.

Сегодня даже я не очень понимаю, кто может купить доллар в России по курсу ЦБ. Нерезиденты не могут купить его вообще; экспортеры не могут сохранить более 20% полученных долларов, и все идет к тому, что экспортеры нефти и газа будут терять 100% валюты; резиденты не могут купить валюты для сбережений, точнее могут, но чуть-чуть и по курсу, не имеющему с публикуемым ЦБ курсом ничего общего.

С тем же успехом можно останавливать инфляцию, запрещая гражданам покупать продукты, или сокращать заболеваемость, убивая более слабых.

Публикуемое ЦБ соотношение может быть любым. При полном запрете владения валютой и национализации импорта доллар можно приравнять и к 75 копейкам, такое уже было в свое время. Но какое это имеет отношение к курсу? И как использовать его в реальной экономической деятельности?

Но не все потеряли голову!

На фоне вышеописанных (и других многочисленных) проявлений регресса мысли и вуду-экономических размышлений оазисом здравого смысла и ощущения реальности выглядит администрация Калининградской области с идеей раздать работникам машиностроительного завода участки по 10 соток и семена картофеля для посадки. Я еще помню, как в 1990-е московские парки по краям превратились в огороды, которые москвичи яростно охраняли от набегов сограждан в период созревания скудного урожая картошки.


Калининградцы умные. Будьте, как калининградцы.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще