Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

«Подождите, пока вас начнут совсем убивать». Почему исход дела сестер Хачатурян важен для всей страны

Сестры Хачатурян Ангелина (справа) и Крестина в Басманном суде Александр Авилов / Агентство «Москва»

В конце мая следственный комитет завершил расследование дела против Михаила Хачатуряна, в убийстве которого обвиняются трое его дочерей. Проведенные в рамках этого дела экспертизы подтвердили факты жестокого обращения и сексуального насилия отца над дочерьми.

17-летняя Мария, 18-летняя Ангелина и 19-летняя Крестина Хачатурян были задержаны летом 2018 года в Москве по обвинению в убийстве своего 57-летнего отца Михаила Хачатуряна. Они дали признательные показания и рассказали, что отец годами избивал и насиловал их. Им вменяется убийство, совершенное по предварительному сговору; защита настаивает, что они действовали в рамках необходимой самообороны. Адвокат Крестины Хачатурян Мари Давтян рассказывает, почему это дело важно не только для самих обвиняемых. 

На данном этапе у нас два уголовных дела. Первое — то, которое было возбуждено еще в 2018 году по факту смерти Михаила Хачатуряна, в нем девочки до сих пор фигурируют как обвиняемые. Оно никуда не делось и находится в Следственном комитете.

Второе дело было возбуждено в прошлом году против самого Михаила Хачатуряна о насильственных действиях сексуального характера, понуждении к вступлению в половые отношения и истязании несовершеннолетних, в нём сёстры — потерпевшие. Недавно следствие добавило эпизод о распространении порнографии. Дело должно попасть в Бутырский районный суд, где и будет установлено, совершал он эти действия или нет.

Почему посмертное дело против Хачатуряна важно? С самого начала девочки говорили, что они защищались, они боялись новых нападений и не видели другого выхода. То есть мы говорим о необходимой обороне. 

Если Михаил Хачатурян будет признан виновным, мы сможем ссылаться на указанные в его деле обстоятельства как на установленный юридический факт. И мы считаем, что после этого дело против девочек должно быть прекращено. 

Дело сестер привлекло внимание всей страны по нескольким причинам. Во-первых, в момент, когда все это случилось, о домашнем насилии постепенно начинали говорить все больше и больше. К тому моменту СМИ активно писали, что в России с этим много проблем: отсутствие специального закона, бездействие полиции. И тут появляется эта история — три юные девушки, которые защищаются от собственного отца.

Эта история несет за собой трагедию многих лет насилия. И она очень ярко продемонстрировала, что у государства нет системы, которая могла бы им помочь, чтобы не доводить до того, что произошло в итоге. 

Почему это дело важно не только для самих девочек? Если суд признает, что обстоятельства длящегося насилия дают человеку право защищаться — это будет важным и громким прецедентом для всей страны.  

Каждый человек имеет право защищать свою жизнь, здоровье и половую неприкосновенность. Преступления, которые совершал Михаил Хачатурян, носили длящийся, постоянный характер, было очевидно, что он продолжал бы совершать эти преступления дальше. 

Мы понимаем, что в России есть женщины, которые живут в ситуации систематического насилия, которое дает им основания опасаться за свою жизнь. Но часто в делах о необходимой обороне в случаях домашнего насилия суд заявляет: «Но ведь в этот момент на вас не нападали, с чего вы решили, что на вас вообще нападут?» Этот аргумент обрубает потерпевшим все возможности для обороны: очевидно, что в сам момент нападения они не способны себя защитить, потому что силы неравны, потому что страх очень велик. Чаще всего домашнее насилие совершают мужчины в отношении женщин, и когда он уже напал, физической возможности защититься нет. А следствие в таких случаях говорит: «Ну вы давайте, подождите, пока вас начнут совсем убивать, а до тех пор не защищайтесь».

Верховный суд уже говорил на своем пленуме, что когда насилие — длящееся, когда очевидно неминуемое нападение, когда из контекста понятно, что нападение будет совершено, то потерпевший может защищаться в любой момент, а не только в момент нападения. Но следствие очень косное — оно не воспринимает эти аргументы. 

И подобный громкий процесс может помочь следствию перестать быть таким косным. Понять, что можно смотреть на контекст ситуации — все нормы для этого уже существуют. 

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку