Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

«Если разность потенциалов слишком велика, возникает буква Z — всеразрушающая молния»

Андрей Мовчан рассуждает о разнице между менталитетами средней россиянки и украинки.
Беженцы с Украины прибывают в Польшу. Mirek Pruchnicki (CC BY 2.0)

Я знаю, что нельзя оценивать явления в целом по их частным проявлениям, но тем не менее иногда они настолько красноречивы, что кажется — вот в этой капле воды отражается океан.

Множество моих знакомых, друзей, коллег сейчас пересекается с украинскими беженцами в Европе — в основном как волонтеры: помогают разместиться, организовать жизнь, справиться с шоком. Все рассказывают примерно одно и то же. Характерный рассказ звучит так (привожу со слов коллеги):

«Женщина — украинка, средних лет, белокурая, кофточка турецкая, муж остался в теробороне, сама в Польше, что видела и как добиралась — говорит только если психотерапевту; вещей почти нет, дети в шоке, бродят как тени, с мужем нет связи. Всё время что-то старается делать; заброшенную комнату в заброшенном доме, который предоставил владелец-турок, моментально убрала до блеска; на помойке нашлась какая-то мебель, и стала как новая. На все вопросы отвечает «да всё есть; да всё хорошо; да, спасибо». Сама задает два вопроса: первый «Как можно устроиться на работу — хоть какую-нибудь?» — себя надо обеспечивать, одолжаться не хочет. Второй: «Когда уже мы сможем вернуться домой?» Второй вопрос — риторический, ответить некому, но совершенно ясно — вернется, как только будет первая возможность.

Есть у меня и другой рассказ, мой собственный. Провел я тут вебинар для московского бизнес-клуба про перспективы российской экономики. Мне не жалко, а в голове тайная цель: может хоть кто-то услышит правду, хотя бы в части экономики? 

Государственный канал информации в России поливает россиян ядовитой смесью из «краха доллара», «нам от санкций только лучше», «они все замерзнут и умрут от голода» и «нам всё поставит Китай» — а не государственных каналов как бы и нет, то есть они есть, конечно, но почему-то не пользуются популярностью.

Вебинар — с моей стороны, аудитория же сидит вместе в этом самом клубе, антураж люкс, официанты подают алкоголь — но лица не вполне радостные (у членов клуба, не у официантов). Слушали внимательно, спрашивали практические вещи. Было, разумеется, несколько реплик на тему «Наверное, вы сгущаете краски» и «Да будет всё по-старому», но в целом интересно было и говорить, и слушать (в частности, узнал, что санкции на электронные компоненты безжалостно обходятся уже сейчас путем продажи дистрибуторами товара китайской прокладке и после этого в Россию). Спросили, думаю ли я появиться в России. Сказал, что нет, доходчиво объяснил, почему, непонимания, кажется, не встретил; так или иначе провожали аплодисментами и просьбой выступать еще.

Среди гостей — женщина средних лет, русская, белокурая, кофточка тоже турецкая, представилась, как владелец бизнеса, «связанного с коммунальными услугами». Уверенная, официанта щелчком пальцев подзывает. В конце вдруг говорит: «У меня вопрос есть!» «Да, — говорю, — слушаю». «Вот вы говорите про Запад и про либеральную экономику. А вот я полностью поддерживаю Путина и политику России; я могу свой капитал разместить в Великобритании, и у меня его не отберут?»

Я хотел было спросить, а почему при таких вводных надо капитал в Великобритании размещать, а не в Сызрани, но nobles oblige, и я ответил: «В Великобритании не спрашивают про ваши убеждения, когда открывают счета; здесь важно, чтобы деньги были честно заработанными. Конечно, сейчас, если у вас только российский паспорт, то вряд ли какой-то банк возьмет ваши сбережения; но это никак не связано с вашей поддержкой кого бы то ни было».

Женщину из коммунальных услуг мой ответ не устроил: «А как же тогда у наших отобрали всё имущество?! Как же священное право частной собственности, а?»

Ну мы же договорились, что я отвечаю серьезно, поэтому говорю: «Никто ничего ни у кого не отобрал. Заморожены активы у 600 человек, которые подозреваются в спонсировании агрессора или преступном развязывании агрессивной войны, что является преступлением даже по УК РФ. Заморозку можно снять через суд (но вряд ли они туда пойдут, так как способы зарабатывания этих денег оставляют сомнения), либо сами государства будут организовывать судебную процедуру. В любом случае будет некое разрешение вопроса, вероятна разморозка активов (если не считать резервы ЦБ, они скорее всего пойдут на компенсации Украине). Наложение имущественных санкций — процедура давняя, законная, применяющаяся нередко, не стоит считать её новостью».

Увы, белокурая женщина осталась недовольна: всецело поддерживая Путина, она хотела бы размещать свой капитал в Великобритании, но не уверена, что там соблюдают права частной собственности так, как ей того хотелось бы. Я не смог её переубедить.

И вот о чем я подумал: есть такое понятие как разность потенциалов. Если она становится слишком велика, в воздухе между полюсами возникает огненная буква Z — всеразрушающая молния, бьющая из «отрицательного» облака в «положительную» землю; такая молния, попав в незащищенный дом, дерево или человека, превращает живое существо или прекрасное строение в обугленные останки.

Разность потенциалов между двумя белокурыми женщинами средних лет, одна из которых пытается всё украсить, стесняется получать помощь, рвется работать на любой работе и любой ценой хочет попасть домой, а вторая, подзывая лакея с очередным бокалом шампанского, нарочито громко произносит верноподданнические слова, но параллельно интересуется, как спрятать свои капиталы на нелюбимом ею Западе, запредельна. Какими мы были дураками, что не видели этого?

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку