Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Вы финансируете путинскую агрессию». Могут ли россияне перестать платить налоги в знак протеста

Возможна ли в России налоговая забастовка, а если да, то будет ли она эффективной — рассуждает Владислав Иноземцев.
Агентство «Москва»

В последнее время все чаще приходится слышать огульные обвинения в адрес россиян в связи с войной в Украине. В том числе и такие: «Вы не уезжаете из страны — значит, вы согласны с политикой Путина!» или «Вы платите налоги в России — значит, вы финансируете путинскую агрессию!»

Я не могу согласиться с такими замечаниями, хотя убежден, что коллективная ответственность россиян за войну действительно существует: агрессивность нынешнего кремлевского режима становилась очевиднее с каждым годом, но граждане упорно голосовали на президентских выборах за Владимира Путина, на парламентских и местных — за «Единую Россию», а также высказались и за конституционные поправки, поддерживая «сваливание» страны в пропасть. Тем не менее аргумент про налоги, на мой взгляд, не выдерживает критики — как минимум по трем причинам.

Прежде всего следует заметить, что налоговая система России оставляет крайне ограниченные возможности не платить налоги — я сейчас имею в виду прежде всего частных лиц. В отличие от, например, США, где работникам, фрилансерам или индивидуальным поставщикам товаров и услуг их контрагенты выплачивают полную сумму заработка или выручки, на основании которой с учетом их затрат и издержек в начале следующего года рассчитывается сумма уплачиваемого налога, в России налоговым агентом являются не столько граждане, сколько предприятия, которые удерживают сумму в 13% вашего заработка в момент выплаты зарплаты или вознаграждения — так что вопрос о том, платить ли налог или нет, перед рядовым россиянином вообще не стоит.

Конечно, есть еще более 4 млн самозанятых, но тут ситуация очень похожа: все такие работники должны зарегистрироваться в налоговой службе, чтобы иметь право выдавать чеки покупателям их товаров и услуг — в результате сумма налога (4 или 6% от выручки) исчисляется автоматически и должна быть оплачена в следующем за отчетном месяце — так что «протест» в виде отказа от платежа вряд ли продлится долго. 

Иначе говоря, первым — и, вероятно, основным, фактором, который не позволяет случиться «забастовке налогоплательщиков», является тот факт, что сознательными налогоплательщиками большинство граждан России не являются.

Однако имеются и некоторые иные обстоятельства.

Среди них самым существенным является масштаб и роль налога на доходы физических лиц в российской налоговой системе. В 2021 году, например, его было собрано 4,89 трлн рублей — или менее 15% совокупных бюджетных поступлений (составивших по итогам года 35,62 трлн рублей).

Главными источниками средств паразитического российского государства являются недра и таможня: в том же прошлом году около 28% доходов (9,8 трлн рублей) были получены от налога на добычу полезных ископаемых и экспортных пошлин (что в целом соответствует так называемым «нефтегазовым доходам»), и ещё 10% — от налога на добавленную стоимость на импортные товары (в этом случае власти, не заморачиваясь, считают «добавленной» всю декларируемую на таможне стоимость ввозимого актива).

Конечно, налоги на доходы стали обеспечивать намного большую долю поступлений после того, как в начале 2000-х была принята весьма либеральная «плоская» налоговая шкала в 13% от начисляемых сумм (с 2021 года доходы выше 5 млн рублей в год стали облагаться по немного более высокой ставке — 15%, — но радикально это ничего не изменило). В отличие, опять-таки, от тех же США, где подоходный налог составляет более трети общих доходов бюджетной системы, в России он остается далеко не самым принципиальным источником пополнения казны, и потому отказ от его выплаты даже всеми гражданами не разрушит нашу бюджетную систему (в 2021 году одни только «дополнительные» доходы, полученные от роста цен на энергоресурсы на мировых рынках, составили 6,52 трлн рублей, или ровно на треть превысили все сборы НДФЛ).

И, наконец, есть еще один момент, практически полностью снимающий с россиян ответственность за «интимное» налоговое общение с Путиным. В отличие от многих стран, российские власти считают наши с вами налоги настолько малозначительным фактором своего благополучия, что милостиво... отказываются зачислять их в кремлевскую казну.

Если, опять-таки, в тех же Соединенных Штатах большая часть подоходного налога (в среднем 85%) поступает в федеральный бюджет и становится главным источником финансирования правительственных расходов (в 2018–2019 годы на него приходилось соответственно 49,7% и 48,5% всех федеральных доходов), то в России почти весь налог на доходы физических лиц направляется в региональные и местные бюджеты согласно ст. 56 и 61 Бюджетного кодекса (исключение в прошлом году было впервые сделано для 90 млрд рублей, полученных от повышения НДФЛ до 15% — эти деньги целевым образом отправлены в федеральный бюджет на лечение детей с редкими заболеваниями).

А так как расходы на оборону относятся к общефедеральным и финансируются из федерального бюджета отдельной статьей, россияне могут быть уверены: ни копейки из тех средств, которые они платят в качестве своего подоходного налога, на финансирование войны в Украине правительство не использовало. 

Конечно, это не значит, что мы не платим за ракеты и бомбы, покупая товары в магазинах (НДС как раз в большей части идет в федеральный бюджет) или заправляясь на АЗС (акцизы тоже относятся к федеральным сборам), но, согласитесь, тут уже никакая «налоговая забастовка» невозможна.

Отечественная налоговая система, надо отдать нашим властям должное, была создана и усовершенствована в полном соответствии с самоощущением российского населения, которое относится к своим вождям как к хозяевам, а к самому себе — как к холопам: поэтому все доходы от природной ренты направляются в Москву, образуя огромный пул средств, из которых государь милостиво раздает зарплаты служивым и дотации регионам, что поддерживает впечатление о щедром государстве и зависимых от него подданных.

Затем людям предлагается покупать товары, в которые уже включены налоги и акцизы, что также создает впечатление о том, что люди ничего не отдают властям (опять-таки в Америке на ценниках в магазинах обозначена стоимость товара без налога, который в чеке проходит отдельной строкой, прибавляя к первоначальной цене 4,0-12,9%, что дополнительно подчеркивает, во сколько населению обходится его правительство).

И, наконец, даже подоходный налог удерживается в основном так, что не платить его невозможно, а серьезного дискомфорта размер налога не вызывает — при этом его платят в России все, в то время как в большинстве развитых стран лишь средний и высший классы, так как доходы до определенной суммы (причем довольно большой — от эквивалента $6000 на человека в год во Франции до $14 600 в Японии) никакими налогами вообще не облагаются. В результате в России у граждан создается впечатление, что они вообще мало что платят, государство их только одаряет, а если кто и является врагом народа, то предприниматели, постоянно задирающие цены на продукты.

Война, которую Россия начала против Украины, не могла начаться без отчасти молчаливой, а отчасти открытой поддержки российским населением путинского режима — поддержки, которая по крайней мере до захвата Крыма основывалась на быстром экономическом росте и стремительном улучшении качества жизни в стране.

Российская налоговая система выступала одной из важных составляющих этого прогресса и таким образом была важной составной частью современного политического строя. Можно ли в будущем изменить российскую политику, отталкиваясь от перестройки фискальной практики? Думаю, да, если (как в свое время предлагал Михаил Прохоров) перейти к режиму самодекларирования налога на доходы физических лиц и (что было бы еще радикальнее) выстраивать федеральный бюджет как систему перечислений в центр из регионов — но и то, и другое вряд ли может быть реализовано даже в отдаленном будущем.

Пока же выступать против войны можно и должно — но попытки не платить налоги кажутся мне самой неэффективной формой такого протеста. Тем более если учесть, что власти все равно найдут способы удержать «причитающееся» им: на этот случай в России налоговые и правоохранительные органы имеют все мыслимые средства и инструменты...

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще