Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Россия не всегда будет такой». Придется ли России расплатиться с иноагентами

На прошлой неделе ЕСПЧ признал закон об иноагентах противоречащим Конвенции о правах человека. Россия объявила, что больше не будет платить по решениям ЕСПЧ — но компенсация может быть выплачена из уже арестованных на Западе российских денег.
Андрей Никеричев, АГН «Москва».

Европейский суд по правам человека 14 июня 2022 года вынес решение в деле «Экозащита и другие vs Россия» — после более чем 9 лет рассмотрения. Это дело объединило в себе жалобы 73 неправительственных организаций России на закон об иностранных агентах. Суд в Страсбурге признал, что права заявителей были нарушены, а также и то, что сам по себе закон носит репрессивный характер и противоречит Европейской конвенции по правам человека. ЕСПЧ присудил каждому заявителю компенсацию в 10 тысяч евро, а также судебные издержки. Всего более 1 млн евро.

Представитель президента России Дмитрий Песков поторопился заявить, что государство не будет платить общественным организациям, права которых грубо нарушило. Однако тут с чиновником можно и поспорить.

У пострадавших российских общественных организаций вскоре должны появиться обширные возможности взыскать компенсацию в международных судах, ведь в мире предостаточно замороженных российских активов. Так что заплатить так или иначе придется.

Не лишним будет вспомнить, как все началось. В ноябре 2012 года в России был принят так называемый закон об иностранных агентах. В своей первой, наиболее мягкой редакции, общественным организациям, которые получали какие-либо иностранные средства (пусть даже пожертвование в 1 доллар на счёт в банке) и вели «политическую деятельность», предписывалось добровольно регистрироваться в качестве иноагентов. Правда, определение «политической деятельности» по сути отсутствовало — таковой можно было объявить всё, что угодно. Вначале иноагентское законодательство касалось лишь общественных организаций, масс-медиа и частных лиц туда начали включать много позднее.

В начале 2013 года 11 общественных организаций, среди которых были «Мемориал», «Общественный вердикт», «Экозащита!» и другие, обратились с самой первой, коллективной жалобой в ЕСПЧ на этот закон. Мы пытались убедить суд, что даже в такой мягкой форме закон об иностранных агентах по сути ставит под вопрос дальнейшее существование гражданского общества в России. И это лишь вопрос времени. Поэтому в коллективной жалобе мы просили рассмотреть дело по ускоренной процедуре. В ЕСПЧ посчитали, что прямой и непосредственной угрозы для нас нет и отложил дело в самый дальний ящик.

Увы, ЕСПЧ ошибся с оценкой наших рисков. Уже весной 2014 года Министерство юстиции получило право насильно включать общественные организации в список иноагентов. В июле иноагентами стали первые десять организаций, список которых почти полностью совпадал с заявителями в ЕСПЧ. У разных организаций были естественно разные обоснования от Минюста о причинах включения в реестр иностранных агентов. «Экозащите!», например, вменяли то, что она выступала против строительства атомной станции в Калининградской области. (В 2013 году строительство Балтийской АЭС было заморожено из-за того, что банки и энергокомпании Европы отказались инвестировать в проект).

Первая коллективная жалоба 11 организаций поступила в ЕСПЧ, когда в инагенты еще никого не внесли, она получила название «Экозащита и другие vs Россия». Остальные 60 с лишним организаций обращались уже после того, как насильно оказались в реестре инагентов. Все эти заявления были объединены в один пакет. За те почти 10 лет, пока ЕСПЧ рассматривал дело, около половины из заявителей закрылись.

Правительство России в ответах на вопросы ЕСПЧ заявляло, что закон никого не дискриминирует, но лишь требует регистрироваться. Наш опыт и опыт других иноагентов говорит, что это не так. Десятки судебных заседаний, масса штрафов, огромный долг и заморозка банковского счета, а затем еще и уголовные дела против финансового директора — всё это произошло вследствие насильного включения «Экозащиты!» в реестр инагентов. Исходя из решения ЕСПЧ, включения неправомерного и нарушающего базовые права человека.

Безусловно, приятно побеждать российское правительство. Предельно ясно, что прямо сейчас в России это лишь моральная победа. Однако Россия не всегда будет такой, и решение ЕСПЧ еще не раз пригодится в судебных тяжбах.

Есть и грустная сторона этой истории. Отправляя в 2013 году жалобу в Страсбург, мы мечтали, что сможем остановить закон об иностранных агентах и предотвратить грядущую волну государственных репрессий. Прояви ЕСПЧ больше внимания — уверен, сейчас Россия была бы другой и, скорее всего, мы бы по-прежнему считали, что войны в Европе остались в далеком прошлом. В 2014 решения ЕСПЧ в России еще исполнялись.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще