Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

«Корни в прошлом». Почему Венгрия поддержала патриарха Кирилла

3 июня Евросоюз достиг договоренностей по шестому пакету санкций против России после трудных переговоров с Венгрией. Чтобы избежать вето этой страны, другим государствам пришлось убрать имя Кирилла из черного списка.
Кирилл Зыков / Агентство новостей «Москва»

Почему премьер-министр неправославного государства так горячо поддерживает главу РПЦ, главного союзника Путина в войне против Украины?

Некоторые наблюдатели ищут ответ в консервативном мышлении премьера Венгрии Виктора Орбана, который, как и Кирилл, поддерживает традиционные ценности. Однако нынешнее партнерство между венгерским государством и Московским патриархатом также имеет исторические корни. Малоизвестная страница их истории — проект Кремля по созданию автокефальной Венгерской православной церкви после Второй мировой. Первоначальная идея единой ВПЦ принадлежит режиму Хорти. Как союзник нацистской Германии, он установил контроль над территориями со значительным православным населением и считал, что единая церковь упростила бы его правление.

Главным препятствием для реализации этого плана был специфический состав православного меньшинства в Венгрии. Лишь небольшое количество его членов были этническими венграми. А большинство православных верующих поселились в стране как беженцы из Османской империи и большевистской России. В результате православные принадлежали к пяти разным юрисдикциям: Вселенскому Константинопольскому патриархату, Сербскому патриархату, Румынскому патриархату, Болгарскому экзархату и Русской православной церкви за границей. Однако когда Красная армия оккупировала Венгрию, последняя не могла управлять своими приходами, потому что Советы относились к ней как к союзнику Гитлера.

В 1946 году Кремль проявил интерес к этому православному меньшинству. Как и в других странах, находящихся под контролем Красной армии, официально инициатива исходила от местного православного священника, который обратился в Московский патриархат с просьбой позаботиться о своих единоверцах.

С этой целью в августе 1946 года в Будапешт прибыла русская церковная делегация во главе с епископом Нестором. Он должен был переместить местных православных русских эмигрантов в Московскую патриархию и разобраться в ситуации с другими приходами. В конечном итоге русские пришли к выводу, что нет венгерского православного священнослужителя, подходящего для должности епископа. Поэтому венгерское правительство обратилось в Кремль с просьбой о епископе из Советского Союза. Москва и Будапешт договорились, что российский епископ будет назначен временным главой Венгерской православной церкви. Также было решено, что венгерская церковная делегация посетит патриарха Алексия для обсуждения соответствующих деталей. Однако разномастная структура православных общин Венгрии создавала серьезные препятствия. По этой причине 21 октября 1946 года Священный синод России постановил взять под юрисдикцию Москвы только русский и венгерский приходы, оставив открытым вопрос о православных сербах, румынах, болгарах и греках.

В результате проект Венгерской православной церкви был остановлен. 

Однако в нынешней геополитической ситуации Кремль мог бы воспользоваться ее возрождением. С одной стороны, с момента признания украинской автокефалии Вселенским патриархатом, московское церковное руководство ищет реванша в разных точках земного шара. С этой точки зрения, создание автокефальной православной церкви на землях средневековой Панонии изменило бы баланс в православном мире.

Российские государственные и церковные власти могут использовать ситуацию для умаления символического значения провозглашения двух святых братьев Кирилла и Мефодия покровителями Европы в 1980 году папой Иоанном Павлом II, известным своей борьбой с коммунизмом. В свою очередь, Орбан также может использовать новую церковь как средство подавления либеральных голосов в местных католических и протестантских церквях.

С другой стороны, даже если проект венгерской автокефалии останется только на бумаге, Московский патриархат может использовать его для оказания давления на православные церкви в Венгрии. Особенно чувствительным будет Сербский патриархат, который только что решил отказаться от своей юрисдикции в Православной церкви в Республике Северная Македония. Как и в конце 1940-х годов, эти церкви будут протестовать, не имея возможности объединиться против Московской патриархии и правительства Орбана.

Короче говоря, вопрос венгерской автокефалии, реализованный или нет, потенциально может спровоцировать религиозные, политические и социальные конфликты в Юго-Восточной и Центральной Европе, которые могут ослабить единство Европейского союза и НАТО.

Материал впервые был опубликован в Public Orthodoxy. 

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку