Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Менталитет осажденной крепости». Почему власти стали скрывать статистику после начала войны

Сокрытие статистики не позволяет не только иностранцам, но и тем, кто работает в отечественной экономике, понять, что происходит на самом деле.
duma.gov.ru

За четыре месяца с начала войны с Украиной Кремль заблокировал публичный доступ к беспрецедентному объему экономической статистики. Те, кто работает вне правительственной машины, продолжают работать в темноте, и качество независимых оценок и прогнозов сильно пострадало.

Официально блокировка статистики направлена ​​на защиту российских компаний и частных лиц от западных санкций. Однако более вероятно, что Кремль боится публиковать данные, раскрывающие все масштабы экономического коллапса или размер ежемесячных расходов на войну.

Точно так же за этим может скрываться формирование новых каналов теневого импорта.

С апреля 2022 года российские власти ограничили доступ ко всей статистике внешней торговли, в том числе касающейся экспорта, импорта и торговли в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Глава Федеральной таможенной службы Владимир Булавин заявил, что новые уровни секретности необходимы для предотвращения «неправильных оценок, спекулятивной торговли и неверных толкований в отношении импорта». Для сравнения, до войны российская таможня засекречивала только данные, касающиеся торговли военными товарами, самолетами и ядерными материалами.

Доступная статистика импорта действительно может быть опасной для Кремля. Она прольет свет на ключевую проблему для российских производителей: дефициты, возникающие в результате оттока иностранных поставщиков комплектующих и разрыв технологических и производственных цепочек.

Масштабы этой проблемы уже были очевидны из данных по промышленному производству за апрель, предоставленных Росстатом. По сравнению с апрелем 2021 года производство автомобилей сократилось на 85,4%, производство лифтов — на 48%, стиральных машин — на 59%, холодильников — на 46%.

Автомобили, оборудование и другие транспортные средства составили почти половину всего импорта России (49,2%) в 2021 году, а в мае продажи новых автомобилей в России упали на 83,5%. На «недружественные государства», которые ввели санкции против России, приходилось около 62% импорта в прошлом году. Технологическая изоляция российской экономики приведет к падению уровня жизни: техника, автомобили, строительные материалы и многое другое будет либо труднодоступным, либо недоступным для многих из-за скачка цен.

Без доступа к западным технологиям и товарам технологическое развитие России неизбежно повернется вспять, в том числе в таких ключевых секторах, как нефть и газ. Вторичные санкции, применяемые Соединенными Штатами, также ограничат импорт технологий из Китая, усугубив отставание России.

Другая возможная цель сокрытия торговой статистики — не дать правительствам западных стран получить точную картину масштабов теневого импорта подсанкционных товаров и прикрыть третьи страны, поставляющие такие товары в Россию, что позволит им избежать вторичных санкций. Это станет возможно, если Россия установит неформальные договоренности, маскирующие потоки товаров от некоторых соседей, таких как член ЕАЭС Казахстан или Турция, которая смогла нажиться на антироссийских санкциях.

Ранее статистика российского экспорта позволяла отслеживать тенденции, объемы и направления поставок нефти и газа, которые имеют решающее значение для Кремля. По оценкам Bloomberg, в 2022 году экспорт нефти и газа принесет России рекордные 285 миллиардов долларов. Согласно официальной российской статистике, нефтегазовые доходы федерального бюджета за январь выросли на 45% в годовом исчислении, увеличившись с 3,1 трлн рублей до 5,7 трлн рублей.

Данные других стран-импортеров из России все еще доступны, но их не всегда достаточно для получения полной картины. Нефть — отличный пример, так как ее нелегко отследить. Возможно, например, что Европа импортирует значительное количество российского сорта Urals, но в этом нельзя быть уверенным, так как он перемешан с другими сортами и указан в статистике под другим названием.

Внешняя торговля — далеко не единственная область, которая вышла на новый уровень секретности. Центробанк, например, перестал публиковать информацию о структуре золотовалютных резервов России: с конца марта обновляются данные только по общим суммам, без детализации по конкретным активам.

После введения санкций против регулятора Россия потеряла доступ к примерно 300 млрд долларов, хранящимся в странах Запада: примерно к половине резервов, которые Россия накопила к началу войны.

Только золото и китайский юань остались под контролем ЦБ.

Точно так же правительство разрешило российским компаниям прекратить публикацию данных до конца 2022 года, а центральный банк больше не требует от банков предоставления ключевых данных, предусмотренных российскими стандартами бухучета. ЦБ также разрешил финансовым организациям, в том числе негосударственным пенсионным фондам и страховым компаниям, скрывать информацию о контролирующих лицах и участниках их органов управления. Росавиация, федеральное агентство воздушного транспорта, прекратило публикацию данных о пассажиропотоке авиакомпаний и аэропортов в марте, и так далее.

Дефицит информации усугубился уходом иностранных компаний, которые предоставляли точную статистику. Вскоре после начала войны финансовая компания Refinitiv покинула Россию, и доступ к терминалам Bloomberg был потерян. Это затруднило работу независимых аналитиков и увеличило расходы предприятий, которым теперь приходится покупать данные в других местах.

Наконец, с мая 2022 года Кремль лишил всех российских налогоплательщиков информации о том, как государство тратит их деньги: Минфин засекретил текущую информацию обо всех расходах федерального бюджета и источниках финансирования его дефицита.

В апреле, накануне этого изменения, бюджетная статистика показала рост военных расходов России почти на 150% (630 миллиардов рублей против 275 миллиардов рублей в апреле 2021 года) при падении на 18% доходов от других секторов, кроме нефти и газа. Сейчас невозможно точно отследить текущие ежемесячные расходы на войну, экономику и социальные обязательства. Все, что осталось, — это сводные данные о расходах и доходах.

Основные экономические показатели Росстата по-прежнему находятся в свободном доступе, но их достоверность вызывает все больше вопросов. Еще в 2020 году, во время пандемии, была введена практика публикации данных в вечернее время, чтобы снизить внимание к разочаровывающим цифрам. Особо чувствительные показатели, такие как демографическая статистика, свидетельствующая о катастрофическом сокращении населения России, теперь публикуются только вечером в пятницу. 

Давно возникают опасения по поводу качества оценок Росстата, прежде всего в результате регулярных ретроспективных обзоров с подтасовкой цифр в нужном направлении. В 2019 году экономист Кирилл Тремасов после очередной такой проверки назвал ее «рисунком, а не статистикой», что привело к публичному спору с тогдашним министром экономического развития Максимом Орешкиным (ныне помощник Владимира Путина по экономике). Спустя месяц Росстат прекратил ежемесячную публикацию ключевого социального показателя, отражающего изменение доходов россиян. В мае 2022 года пост главы Росстата занял бывший подчиненный Орешкина в Минэкономразвития Сергей Галкин.

Политические соображения определяют, какие данные следует скрывать, и это делается для того, чтобы скрыть как слабые, так и сильные стороны, пояснил источник в Росстате, добавив, что официально власти не обязаны публиковать экономическую статистику.

В Федеральном плане статистических работ указывается, какие показатели должны рассчитываться и какими министерствами, но не указывается, следует ли их публиковать. «У государства есть вся необходимая информация для принятия решений. У бизнеса, экспертного сообщества и журналистов сейчас меньше информации», — отметил источник.

Отнесение экономической и бюджетной статистики к секретной информации затрудняет понимание происходящего всеми игроками отечественной экономики, ухудшает качество анализа и общественного обсуждения, приводит к спекуляциям на рынках на основе отрывочных данных. Только внутренние оценки государственных чиновников считаются авторитетными, и у них могут быть свои причины для искажения данных, не в последнюю очередь для того, чтобы порадовать начальство.

Однако на российскую экономическую статистику и бюджет теперь смотрят прямо сквозь призму менталитета «осажденной крепости», отрезанной не только от внешнего мира, но и от самих россиян.

Материал впервые был опубликован на сайте фонда Карнеги. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку