Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Правильный выбор Нобелевского комитета

Мир стоит перед новой колоссальной задачей – модернизацией сознания и, если угодно, его вестернизацией. Теперь важно не то, сколько в обществе гаджетов на сто человек, а что пишут и говорят, используя эти гаджеты.
Сотрудники «Мемориала» в Тверском суде, где у ликвидированной организации отбирают помещение Надя Крученицкая

Обновление экономики, технологии – эти темы были актуальны и в науке, и в межгосударственных отношениях в течение последних двух веков. Революция Мейдзи в Японии, Великие реформы в России, эпоха Танзимата в Османской империи. Народы, по тем или иным причинам отставшие от лидеров индустриального и политического бытия, прикладывали неимоверные усилия, чтобы подтянуться к самым передовым: создать подобные им политические институты, системы образования и здравоохранения, суд и армию. Иначе – порабощение колониальными империями Запада и та же модернизация, но уже не в собственных интересах, а в интересах заморских метрополий.

Японцев, русских, турок, тайцев, персов ужасала судьба Индии, Тьямпы, Египта, Бирмы, Цейлона. Хотя ничего апокалиптически ужасного в покоренных странах, как правило, не происходило, сама модернизация по принуждению и в интересах метрополии казалась и унизительной, и невыгодной древним и славным народам Азии и Африки. Но, так или иначе, модернизация и вестернизация преобразила за XIX-XX века все континенты.

А ныне мир стоит перед новой колоссальной задачей – модернизацией сознания и, если угодно, его вестернизацией. Теперь важно не то, сколько в обществе гаджетов на сто человек, а что пишут и говорят, используя эти гаджеты, в той или иной стране.

Незаметно первый мир совершил колоссальный рывок в области сознания, в сфере ценностей. Не следует думать, что этот рывок однозначно приводит только к положительным результатам. Ни порох, ни паровая машина, ни компьютер, ни освоение космоса не являются однозначно положительными явлениями, но без их освоения ныне немыслимо существовать ни одному обществу. То же самое и со сферой современного сознания.

Когда же этот рывок в сфере сознания произошел и в чем его основные параметры? Он произошел как массовое явление после Второй мировой войны и ныне только набирает свои обороты, как промышленная революция набирала обороты двести лет назад. Во многом эта новая революция, революция сознания, и вызвана великими трагедиями ХХ века.

Её суть – отказ от примата коллективного сознания над личностным. Личность человека, а не народ, религиозная группа или социальная общность становятся высшей ценностью. Именно право человека выбирать собственные жизненные пути стало ныне тем непреложным принципом, которым живут все развитые страны и Европы, и Северной Америки и Дальнего Востока. Распространение сетевых средств горизонтальной коммуникации крайне способствует этой революции, хотя и не является ее причиной. Её причина иная: твердое понимание, что главенство общего над личным ведет людей в бездны войн, религиозной нетерпимости, геноцида.

Впервые мир обнаружил это новое сознание в практической сфере после конца Второй мировой войны, когда вместо наказания народов-агрессоров, победители (разумеется, не коммунистические), начали помогать немцам и итальянцам подняться из руин, не отобрали у разгромленных государств ни пяди земли, быстро прекратили репарации, заменив их планом Маршалла. Но при этом неукоснительно и с принуждением внедряли в побежденных обществах именно новые ценности сознания: парламентскую демократию, индивидуальную гражданскую свободу, свободу предпринимательской частной деятельности и свободу информации, соединенные с социальной ответственностью за тех, кто не может сам по тем или иным объективным причинам жить достойной жизнью.

Страны коммунистического мира остались вне этой революции сознания. С огромным трудом они осваивают новые ценности, все время сползая в национализм, нетерпимость, различные формы коллективных фобий и безумий. Но включенность в НАТО и ЕС мало-помалу трансформирует их, кого быстрее, а кого еще медленно.

Что же касается стран бывшего СССР – за исключением Балтийских государств, то тут ситуация еще хуже. Эти страны, как и до сих пор коммунистические страны Азии, а также многие страны исламского мира, остаются заповедником агрессивного коллективистского сознания. Повторю, что такое сознание еще сто лет назад было присуще самым развитым странам мира и породило две мировых войны и множество войн локальных.

Теперь страны «заповедника коллективизма», как когда-то страны, отставшие от промышленной революции, хотят использовать ее «бонусы» без внутреннего самоизмения – но это столь же бесплодно, как и в XIX веке. За модернизацией социального «тела» обязательно должна последовать модернизация души, ее превращение из коллективистской в персоналистскую, уважающую права и свободы другого, даже если они очень не сходны с твоими.

Россия явила самую агрессивную форму коллективизма – захватническую империалистическую войну в духе первой половины ХХ века. Провал этой авантюры, ужасной и кровавой, совершенно очевиден не только с военной и политической, но и с цивилизационной точки зрения. За этим поражением, подобным поражению Османской империи под Веной в конце XVII века, начнется возрождение и самой России, и иных стран «заповедника» уже на новых принципах – принципах современного сознания, которое одно способно обеспечить народам, остановленным в развитии сознания большевицкой диктатурой, достойную жизнь в будущем.

Сегодняшнее присуждение Нобелевской премии мира Алесю Беляцкому, российскому «Мемориалу» и украинской правозащитной организации «Центр гражданских свобод» – именно об этом.

 

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку