Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Привет тебе, "сталинская модель"». Курс доллара рухнул после введения валютного контроля

Власти начали закручивать гайки в надежде вернуть нефтедоллары «Транснефть»

Власти признали, что рыночных способов удержать рубль у них нет. Зато нерыночные работают: после того, как были анонсированы меры по обязательной репатриации и продаже валютной выручки крупнейших экспортеров под надзором Росфинмониторинга (указ президента и постановление правительства еще не опубликованы, и детали пока не ясны) курс доллара упал на 3 рубля. Вчерашние торги за Московской бирже закрылись курсом 100,2 руб./$, сегодня начались с 96,6 руб./$, а сейчас доллар торгуется около 96,9 руб.

«Участие Росфинмониторинга позволяет рассчитывать "на успех". Рубль отреагировал уже на вечерней сессии», – рассуждает экономист Дмитрий Полевой. Первая реакция рынка позитивна – доллар рухнул почти что на три рубля, констатируют аналитики MMI, добавляя: «Кстати, понятно теперь, что это было за движение пару дней назад, когда, подобравшись к 102, доллар внезапно спикировал ниже 99 (классическая инсайдерская торговля)».

Пока не ясны детали, аналитики не берутся оценить эффективность нового механизма. Продажи валюты экспортерами к валютной части экспорта упали с 55–75% во II полугодии прошлого года до 35–45% в этом году, напоминает Полевой, но по отношению к валютному импорту снижение с 70–100% до примерно 40%: «То есть не столько экспорт продает меньше, но и импорт требует валюты сильно больше. Экспортеры проблему курса помогут решить, но их издержки возрастут».

Издержки эти выросли, и власти зря не принимают их в расчет, сетует инвестбанкир, профессор ВШЭ Евгений Коган: «Несколько процентов от объема продаж теперь стабильно улетают в пустоту. Точнее, поднимают маржу супостатов или их банков».

Центробанк до последнего сопротивлялся введению мер валютного контроля, объясняя, что такой контроль будет иметь в лучшем случае локальный эффект, но общий баланс не изменит: базовые проблемы с курсом рубля не решит, но усложнит жизнь экспортерам и угрожает с трудом налаженным цепочкам внешнеэкономических расчетов. Судя по комментарию ЦБ, был найден какой-то компромисс, репатриация и продажа будут не тотальными, а точечными: «Ключевыми факторами стабильности валютного рынка являются внешнеторговый баланс и проводимая ЦБ денежно-кредитная политика, нацеленная на снижение инфляции <…> Установление требования по репатриации и обязательной продаже валютной выручки для 43 групп компаний может повысить оперативность реализации компаниями валюты, улучшить ситуацию с ликвидностью и внести вклад в снижение краткосрочной волатильности на рынке. При этом адресный характер данных ограничений позволит сохранить выработанные схемы внешнеторговых расчетов для большинства участников внешнеторговой деятельности».

Эксперты сомневаются, что ради снижения временных колебаний курса рубля стоило ставить под вопрос его конвертируемость. «Введение на полгода обязательной продажи валютной выручки крупнейшими компаниями. Плюс прообраз "валютного плана" (индикативный прогноз поступления-расхода валюты). Привет тебе, "сталинская модель"! Плюс надзорные – представители Росфинмониторинга в компаниях. Привет тебе, мобилизационная экономика!» – комментирует экономист Яков Миркин. Сейчас принимается немало таких решений, яркий пример – попытка ограничить цены на топливо. Государство хочет максимально все контролировать.

Заморозка российских резервов перенесла баланс сил на валютном рынке от государства к компаниям, этим постановлением государство пытается вернуть прежний баланс, когда валютные активы компаний становятся децентрализованными резервами, считает экономист Bloomberg Economics по России и Центральной и Восточной Европе Александр Исаков. «Смахивает на ручное управление», – согласны аналитики MMI.

Полевой попытался оценить, как это повлияет на курс. Ранее он оценивал справедливый курс около 85–90 руб./$ без ужесточения валютного контроля и до 80–85 с ним. Курс, балансирующий внешнюю торговлю (с учетом доли рубля во внешней торговле), опустился до 88–81 руб./$ в августе–сентябре. При обязательной продаже валюты 50–60% в текущих условиях оценки снизятся до 70–75/$, показали расчеты, «но есть еще отток капитала!». «Если рынок воспримет это решение как начало тренда на закрытие финансового счета, то это может подстегнуть отток капитала и ослабить рубль после первоначального роста продаж валюты», — отметил Исаков. Аналитики MMI не исключают, что эффект от новых мер будет краткосрочным.

Миркин видит дальше два сценария: временное укрепление рубля, но в случае большого дефицита бюджета его опять отпустят, либо замедление темпов падения рубля. Первый ему представляется более вероятным, доллар может упасть до приблизительно 90 руб.

Краткосрочный эффект все это даст, а вкупе с подъемом ставки, который даст реальный эффект не ранее чем через 5–7 месяцев, позволит стабилизировать рубль и ослабить девальвационные (а с ними и инфляционные) ожидания населения и бизнеса, рассуждает Коган: «Так что мера хоть и не самая лучшая с точки зрения экономики, но вероятно… жизненно необходимая сегодня». Но долгосрочные задачи она не решит: валютную выручку не увеличит, быстрее возвращать ее не поможет и этого вряд ли хватит для самого главного – возвращения доверия к рублю, продолжает Коган: «Пока в голове у каждого: ну хорошо, сегодня рубль укрепится. Допустим даже, к концу года мы и увидим рубль по 88–92. Но через полгода-год… Возврат к доверию означает, что долгосрочно и население и бизнес построят свои планы, исходя из того, что году к 2025–2026 рубль ожидается, например, 100–105».

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку