Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

«Россия – в слабой позиции». Философ Александр Дугин считает войну в Украине религиозным актом

Лондонский политолог Эдвард Ставярский провел для The Spectator беседу с Александром Дугиным, которого он называет «любимым философом Путина» и «мистиком в стиле Распутина». Война в Украине — это война с сатанизмом Запада, объяснил Дугин Ставярскому.
Жертвы не важны, витийствует Александр Дугин, идет война с сатаной Fars Media Corporation (CC BY 4.0)

Беседа состоялась в конце прошлого года. Начал ее Дугин с воспоминаний о гибели дочери Дарьи — ее машина взорвалась, российские спецслужбы считают, что взрыв организовали украинцы.

Однополярные против многополярных

«Это личное, — говорит Дугин. — Они убили не только ее. Они убили меня и мою жену. Время остановилось 20 августа 2022 года. Это победа сатаны и его рабов. Это больше, чем убийство. Они убили меня сто раз, а значит, они добились своей цели. Мученически погибла она, и я, и моя жена — ее мать. Я чувствую себя распятым вместе с ней».

Тяжелая личная утрата Дугина стала фоном, на котором он видит войну России против Украины. «Я не считаю конфликт в Украине одним из небольших региональных разногласий, — говорит он. — Нет, это важнейшее событие, возможно, самое важное в истории».

Основная идея Дугина, которую разделяют Путин и многие другие мировые лидеры, заключается в том, что «однополярный» мир, где доминирует Запад, должен быть разрушен, должен появиться мир многополярный, с множеством сверхдержав. Это, утверждает он, освободит страны от западного либерального империализма, в тисках которого они зажаты, и положит начало новому мировому порядку, состоящему из самостоятельных цивилизаций. Россия была бы одной из них, Китай — другой. Такими цивилизациями будут также исламский мир, Африка, Латинская Америка и Запад — и Запад больше не будет доминировать.

«Ситуация в Израиле является частью этой глобальной геополитической головоломки, — продолжает Дугин. — Есть два четко определенных лагеря: однополярный (глобалисты) и многополярный. Никто не может одобрить то, что сделал «Хамас». Но с того момента, как США и либеральный глобалистский истеблишмент в ЕС и Великобритании встали на сторону Израиля, выбор был сделан. Многополярный лагерь с тех пор находится на стороне палестинцев. У Путина прекрасные отношения с Израилем и, прежде всего, с [Биньямином] Нетаньяху. Но логика многополярности обязывает его поддерживать Газу и обвинять ЦАХАЛ.
«Более того, исламский полюс формируется против США и коллективного Запада. Таким образом, мусульманское население мира все больше и больше осознает геополитическую структуру глобального баланса сил. Они начинают лучше понимать и российско-украинскую войну как еще один фронт формирующегося полюса против глобалистской однополярности, и ситуацию вокруг Тайваня [который китайские руководители считают частью КНР]. Везде есть только одна герменевтика: глобалисты против мультиполярного лагеря».

Великобритания — это карикатура

В идеальном мире Дугина не было бы капитализма, коммунизма или фашизма, правящей экономической и политической системой было бы нечто такое, что сочетало бы хорошие элементы всех трех систем. Дугин опирается на идеи британского географа начала XX века сэра Хэлфорда Маккиндера, который писал, что история человечества — это битва между сухопутными и морскими державами. Россия, считает Дугин, — сухопутная держава, а Запад — морская: «Между ними существует конфликт, как между Римом и Карфагеном, между Афинами и Спартой, часть перманентного исторического противостояния двух типов цивилизации». А Украина — это часть Римленда. Контроль над Римлендом, по мнению Дугина и Путина, определяет баланс сил между морем и сушей.

Замечание переводчика

В концепции Маккиндера мир поделен на Мировой остров (World Island), состоящий из Евразии, Африки и Азии, а также прибрежные острова (offshore islands — Британские, и отдаленные острова, outlying islands — Северная и Южная Америка, Океания). Главная часть Мирового острова — Хартленд, огромная внутренняя часть Евразии: от Волги до Янцзы и от Арктики до Гималаев, в основном это территория РФ. По мысли Маккиндера, «кто управляет Восточной Европой — управляет Хартлендом; кто управляет Хартлендом — управляет Мировым островом; кто управляет Мировым островом — управляет миром.

Римленд, прибрежные территории, окружающие Хартленд, — из концепции другого ученого, американца Николаса Джона Спикмена. Он считал, что Хартленд — отнюдь не главная часть мира, в силу хотя бы того, что большая его часть находится в зоне рискованного земледелия, во-первых, и во-вторых, промышленное развитие происходило и происходит отнюдь не в Хартленде. Именно Римленд, по мысли Спикмена, определяет судьбу цивилизации.

Чтобы понять геополитические идеи Дугина, необходимо также понять его религиозную философию. По его мнению, православная Россия играет роль Катехона (2Ф 2:7).

Замечание переводчика

Катехон — греч. «удерживающий» — слово из Второго послания апостола Павла Солунянам.

(Глава 2.

1 Молим вас, братия, о пришествии Господа нашего Иисуса Христа и нашем собрании к Нему, 2 не спешить колебаться умом и смущаться ни от духа, ни от слова, ни от послания, как бы нами посланного, будто уже наступает день Христов.

3 Да не обольстит вас никто никак: ибо день тот не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели, 4противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога.

5 Не помните ли, что я, еще находясь у вас, говорил вам это?

6 И ныне вы знаете, что́ не допускает открыться ему в свое время.

7 Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий (катехон) теперь.

8 И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего 9 того, которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, 10 и со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения.)

Толкований этого стиха как минимум три, пишет свт. Феофилакт Болгарский. По одному, Катехон — это Римская империя (Россию считают ее наследницей российские власти, говоря о Третьем Риме): антихрист не придет, пока она стоит. По другому, речь идет об идолослужении во всех смыслах этого слова: когда оно уничтожится, придет антихрист. Наконец, третье — что Катехон есть Дух Святый, когда Он удалится от людей в силу их беззаконий, придет антихрист.

Катехон — оплот против антихристового Запада, или, как его называет Дугин, «ЛГБТ+, трансгендерного, трансгуманистического, постмодернистского, релятивистского, антигуманного, совершенно извращенного Запада».

По мнению Дугина, Запад разрушает себя своим либерализмом, который нанес ущерб коллективной идентичности. Он снова и снова поднимает тему гендерной политики.

Он также подчеркивает, что Британия — не «маленький сатана» рядом с американским «большим сатаной»; Британия хуже! Когда-то, вспоминает Дугин, у него были надежды, что Брекзит позволит Британии «освободиться от глобалистских европейских либеральных элит», но этого не произошло. Скорее, он вызвал «фантомную боль потерянной империи, худшие аспекты британского империализма, но без власти». И ситуация ухудшается, продолжает Дугин: «Я думаю, что сейчас Великобритания — это карикатура. Маленькое уродливое чудовище, которое мы глубоко презираем, мы стали ненавидеть британцев больше, чем американцев. Американцы просто глупы, а британцы — по-настоящему враждебны». Он считает, что Россия отвечает взаимностью на ненависть Запада. «В самом сердце сатанинской цивилизации ненависть растет, — уверен Дугин. — Демонизация России, Путина и всех нас в многополярном мире усиливается».

Пылкое, религиозное отношение к войне не мешает Дугину говорить, что было время, когда Россия могла бы принять «решение о двух государствах» в Украине — восточная половина стала бы российской, а западная осталась бы независимой страной под западным влиянием. «Я считаю это невозможным после такого кровопролития, когда царит такая ненависть, когда столько смертей, когда обе стороны в ярости, — объясняет он. — А значит, мы находимся в ситуации, когда-либо Украина в будущем перестанет существовать и станет частью России, либо не будет России. Никакой России! Беда в том, что есть и третий вариант, когда не будет никого. Ни России, ни Украины, ни человечества, ни Запада». Другими словами, ядерный вариант.

Эсхатология РФ

Дугин прямо предупреждает, что глупо высмеивать причины, по которым Россия вступила в войну. «Эсхатология присутствует в нашем сознании и влияет на наши решения, — говорит он. — Вы можете смеяться над этим, но вы должны помнить, что вы смеетесь над людьми, обладающими ядерным оружием. Я не вижу причин, почему мы не должны его использовать или почему Путин станет сомневаться его использовать, если Россия начнет терпеть неудачу».
Он честен в отношении потерь, которые понесли и Россия, и Украина. «Украина сейчас в руинах… Реконструкция, восстановление Украины потребуют нашего полного напряжения… Россия не сразу станет военным, экономическим гигантом, который будет действительно угрожать Западу. Россия потеряет очень много людей. Мы изолированы от Запада. Мы отрезаны. Мы находимся в слабой позиции… Запад мог бы легко сосуществовать с нами».
Но неудачи России на Украине не уменьшили ее рвения, уверен Дугин, — даже несмотря на то что она уменьшила свои территориальные амбиции. «Абсолютное большинство россиян поддерживают экзистенциальную борьбу России, — знает Дугин. — Если Запад рассчитывает на эффективность экономических санкций, он ошибаются. Я думал, что санкции — слабое место России, но теперь вижу, что это не так. Но я также считал, что военная мощь — наша сильная сторона, и я отчасти разочарован, потому что наша армия не демонстрирует всей той силы, которую, как я ожидал, она проявит в критической ситуации».
Дугин не первый раз сравнивает «спецоперацию» на Украине со Страстями Христовыми. «Наш Бог был распят, — говорит он. — Было ли это ошибкой нашего Бога, Иисуса Христа? Нет, это была жертва ради спасения человечества. Начало этой спецоперации — это своего рода религиозный акт… последствия мы увидим позже. Это одно из величайших решений в мировой истории, потому что с религиозной и геополитической точки зрения оно стало началом борьбы с сатаной».

Это апокалиптическая ситуация, а значит, нет смысла говорить о количестве жертв с украинской и российской стороны, заключает он.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку