Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Противоречивая арифметика нефтегазовых доходов

Западные санкции против нефтяной отрасли РФ — работают роснефть.рф

Нефтегазовые доходы российского федерального бюджета постоянно у всех на слуху. Именно этим показателем оперируют и те, кто стремится радостно доказать провал западных санкций, и, по определению профессора Высшей школы экономики Евгения Когана, «армагеддонщики», то есть эксперты, придерживающиеся пессимистичного взгляда на судьбы отечественной экономики.

Показатель и в самом деле важнейший, хотя учитывает он далеко не все доходы от нефтегазовой отрасли, а только несколько налогов: налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ), экспортную пошлина, налог на дополнительный доход, акциз и некие «дополнительные нефтегазовые доходы». В таком виде, по последним данным Минфина, нефтегаз дал федеральному бюджету треть (30,3%) всех доходов — 8,8223 триллиона рублей. Это, кстати, на 117 млрд рублей меньше, чем планировалось.

Если же прибавить сюда такие поступления, как налог на прибыль компаний — и не только нефтегазовых, но и всех, кто обслуживает отрасль: снабженцев, транспортников, энергетиков, строителей, изготовителей оборудования и так далее, а также налоги на персонал этих предприятий и фирм, — то нельзя исключать, что доля нефтегаза в наполнении российского бюджета будет больше половины всех доходов.  

Как заявил еще в декабре вице-премьер Александр Новак, нефтегазовые доходы в этом году вышли примерно на уровень 2021 года. Сравнение с довоенным уровнем правомерно, поскольку 2022 год был исключительным: правительство обложило отрасль огромными поборами сверх того, что предусмотрено Налоговым кодексом РФ. Отсюда и огромные цифры позапрошлогодних доходов от нефтегаза — 11,586 трлн рублей. С одного только «Газпрома» сверх положенного по закону НДПИ сняли чуть ли не 1,5 трлн рублей по принципу «у вас денег много, а нам войну финансировать надо».

Налоговый пресс по сравнению с предыдущим годом не ослаб, но даже усилился, а вот доходы с отрасли в итоге оказались на 23,9% меньше, чем годом ранее. Главная причина — в цене экспортируемой нефти. В 2022 году она по среднему минфиновскому показателю равнялась $76,09 за баррель (никакого санкционного «потолка» до декабря не существовало), а в 2023 году, когда заработал «потолок», налоги пришлось брать с цены барреля в $62,99, несмотря на все ухищрения в виде «теневого флота» и фальшивых накладных.

Бюджетные показатели, выраженные не в слабом рубле, а в более или менее устойчивом долларе по текущему курсу, красноречивы. Нефтегазовые доходы России шли так: с уровня $143,8 млрд в 2018 году вниз до $123,1 млрд в 2021 году, вверх до $169,0 млрд в 2022 году и, наконец, резко вниз до $101,9 млрд в 2023 году.

Данные Минфина об исполнении бюджета совершенно недвусмысленно доказывают, что санкции не просто работают, но и лишают федеральный бюджет четверти нефтегазовых доходов. Сообщения, что цена российского барреля для индийских, например, покупателей находится в диапазоне $70-80, выглядят достоверно, но «навар» сверх зафиксированной в годовом отчете правительства цены кладут на зарубежные банковские счета посредники-перекупщики в цепочке поставок, и на российские военные расходы присвоенная ими прибыль не идет. Альтруизмом углеводородный бизнес, где в доле явно просматриваются высокопоставленные коррумпированные госчиновники, не отличается.

Усилия правительства по наращиванию налогового бремени на отрасль имеют границы: нефтяники не могут реализовывать свою продукцию в минус, отдавая весь доход — и больше того — государству. Фискальная политика работает сейчас в максимальном режиме, хотя в бюджете 2024–2025 годов предусмотрены некие «изменения налогового законодательства», которые якобы позволят довести долю нефтегазовых доходов до 34,2%. На рост отдачи от отрасли через увеличение добычи рассчитывать не приходится. Россию связывают обязательства перед альянсом ОПЕК+, да и запасы коммерчески извлекаемой нефти с низкой себестоимостью близки к исчерпанию. 

Ключевым фактором в судьбе нефтегазовых доходов остается цена нефти, которая, как показывает опыт минувшего года, крайне зависима от эффективности западных санкций.  

Правительство отважно заложило в бюджет 2024 года цену российской экспортной смеси на уровне $71,3 за баррель. Если она будет ниже, недобор придется покрывать из ликвидных средств Фонда национального благосостояния, который никак нельзя назвать неисчерпаемым.

Альтернативный вариант, помимо фискальной «обдираловки» нефтегазовых компаний, — обесценивание рубля. Девальвация и вправду может содействовать достижению цели, объявленной составителям бюджета, — нарастить эти доходы с 8,8 трлн рублей в прошлом году до 11,5 трлн рублей. Вот только рубли эти будут, мягко выражаясь, бумажными. 

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку