Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Зачем иранцам понадобился конфликт в Красном море?

Действия вооруженной группировки хуситов в Йемене вдохновляются, направляются и обеспечиваются Исламской Республикой Иран. В этом у меня, профессионального востоковеда с 1965 года, двадцать лет проработавшего журналистом-ближневосточником и прожившего в этом регионе в общей сложности тринадцать лет, сомнений нет.
Иран вынуждает США и их союзников задействовать серьезные военные силы для охраны Баб-эль-Мандебского пролива CENTCOM

Одна из причин несамостоятельности хуситов — качество этих йеменских племен. И мужчины, и женщины там с младенчества непрерывно и ежедневно жуют листья наркотического растения кат. Одуревшую жвачную толпу могут нацелить на крайне активные действия любые не гнушающиеся такой работой лидеры.

Сначала хуситов использовали политиканы Йеменской арабской республики (ЙАР) со столицей в Сане в гражданской войне против южан — Народно-демократической республики Йемен со столицей в Адене, куда со своими «антиимпмериалистическими» лозунгами влезла советская агентура. Потом, после объединения страны, хуситы превратились в боевые отряды местных сепаратистов, поднимавших восстания против центрального правительства. 

В обстановке гражданской войны, которая в Йемене идет с короткими перерывами уже больше 80 лет, хуситов подобрали и приютили иранцы. Им сделать это было проще, чем другим ближневосточным силам, потому что большинство жителей северного Йемена относится к шиитскому направлению ислама. В Иране тоже господствует шиизм, хотя хуситы принадлежат к другой ветви этой конфессии — зейдизму. Тем не менее у иранцев получилось сформировать что-то вроде религиозного союза с близкими по вере йеменцами и поставить их под конкретные политические знамена.

Хомейнисты начали с того, что направили хуситов на военные действия против Саудовской Аравии — давнего геополитического противника Ирана. Начались обстрелы саудовских нефтяных объектов и жизненно важной инфраструктуры.

Война, где иранцы действовали через посредников, как в Ираке, Сирии и Ливане, разгорелась нешуточная.

Обострение ситуации в секторе Газа дало иранцам повод нацелить хуситов на другое направление — антиизраильское. Строго говоря, у йеменцев нет никаких интересов в далекой от них Палестине: ни политических, ни исторических, ни экономических. Когда-то, если верить преданиям, они даже дружили с евреями и «откомандировали» в гости к Соломону свою царицу Савскую. Их внезапная вражда к Израилю и странам, поддерживающим Израиль, внушена жвачному племени именно хомейнистами.

У организаторов атак на судоходство в Красном море цель прослеживается вполне определенная, и это отнюдь не вражда к Израилю.

Через Баб-эль-Мандебский пролив, Красное море и дальше через Суэцкий канал проходит один из важнейших маршрутов поставки энергоносителей странам Запада. Это и сырая нефть, и сжиженный природный газ, и нефтепродукты. Иран же этим путем почти не пользуется. Его нефть идет из Персидского залива не на запад, а на восток, в страны Азии, и в первую очередь в Китай — и контрабандно, в обход американского эмбарго, и напрямую.

Нагадить соседям: арабским странам Персидского залива, для которых безопасность судоходства в Красном море — важнейший фактор обеспечения экономической безопасности и стабильности, а заодно и клиентам арабов — покупателям ближневосточной нефти на Западе — в этом и кроется замысел Тегерана. Если же напряженность на стратегическом пути транспортировки нефти приведет к повышению цен, то это тоже может сыграть на руку иранцам. Отсюда, кстати, и протесты российской дипломатии (не к ночи будь помянута) против вооруженного подавления пиратства.

С этой точки зрения тактика иранцев схожа с поведением России, которая тоже играет на Ближнем Востоке не конструктивную роль, а выступает в качестве спойлера, срывающего согласованные и коллективные действия других стран по стабилизации обстановки.

Так это было, например, в Сирии, где Москва помешала широкой международной коалиции укоротить аппетиты режима в Дамаске и покончить с террористическим «Исламским государством». Российским политикам удалось тогда навязать Западу свое присутствие за столом переговоров о судьбах Сирии. Удастся ли это иранцам — вопрос, поскольку действуют они не напрямую, а через отмороженных хуситов.

Пока действия иранских марионеток серьезных последствий не имели. Движение судов через Суэцкий канал стало менее интенсивным, танкерам и контейнеровозам приходится вместо Красного моря идти в обход Африки, удлиняя маршрут на 10-14 дней, но паники на рынке не возникло. После ударов по позициям хуситов в Йемене цена нефти резко повысилась — почти до $81 за баррель смеси Brent, но быстро откатилась вниз на уровень, который представлялся нормальным до обострения обстановки.

Сохраняется перспектива подавления пиратства в этом регионе, как это было ранее с сомалийскими боевиками в том же районе, и снижения напряженности, невзирая на усилия хомейнистов. И нефтяной рынок, судя по котировкам, рассчитывает именно на такой исход событий.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку